Актриса Ольга Лысак в Воронеже: «Автором Театра.doc может быть любой человек»

Актриса и режиссер Ольга Лысак – о психотерапии сцены и о том, как сделать актеров из непрофессионалов.

Михаил Кирьянов

Спектакль «Разорвите нашу связь» («Сироты») в рамках фестиваля «Город прав» прошел на сцене книжного клуба «Петровский» в воскресенье, 26 июня. Актрисы столичного Театра.doc Ольга Лысак и Феофания Бурмистрова показали историю о сложных взаимоотношениях матери и удочеренной девочки.

Феофания Бурмистрова, которая исполнила роль дочери-подростка, действительно выглядит очень юной. В разговоре с корреспондентом РИА «Воронеж» Бурмистрова призналась, что не имеет актерского образования.

– Вообще я искусствовед, – рассказала Феофания. – Ольга, познакомившись со мной, решила, что я подойду для этого спектакля. Я сейчас работаю на своей старой работе, которая никак не связана с моим образованием – в фотоателье.

 Феофания Бурмистрова
 Фото – Михаил Кирьянов

Для Ольги Лысак поездка в Воронеж – не первая: два года назад в деревне Елань-Колено проходили съемки фильма «Отзвук». Местные жители тепло приняли столичных актеров и съемочную группу. Однако история фильма была трагической:

– Фильм украли и выложили в интернет, – пояснила Ольга Лысак. – Режиссер Алишер Хамдамов умер от переживаний – не выдержало сердце.

Перед спектаклем корреспондент РИА «Воронеж» побеседовал с режиссером и актрисой Ольгой Лысак.

– Все спектакли Театра.doc основаны на реальных событиях. Какая история в основе спектакля «Разорвите нашу связь»?

– В этот раз материал готовился три года. Его собирал Артем Материнский, который работал социальным психологом. Спектакль у режиссера Варвары Фаэр поначалу никак не складывался – слишком тяжелой была выбранная тема. В конце концов режиссерами выступили Елена Гремина и я. Мы прослушали много аудиозаписей, и эта история получила, наконец, сценическое воплощение. Варвара Фаэр, посмотрев нашу премьеру, сказала, что мы сделали гражданский подвиг. Обычно Театр.doc идет во главе эшелона, он самый первый открывает темы и имена. Но на этот раз нас опередил Хабаровский ТЮЗ – там вышел спектакль «Сироты», который уже выдвигают на «Золотую маску».

– Бывали случаи, когда вы помогали своим героям, решали их проблемы?

– Бывает такое, что к нам на спектакль приходят реальные прототипы героев и, глядя на свою историю со стороны, рыдают и плачут. Происходит интересное соприкосновение, когда человек видит себя через дистанцию. Это очень серьезная терапия. Вы можете годами ходить к психоаналитику, психотерапевту, но такого эффекта не получите. В этом смысле искусство – очень мощный инструмент. Мы надеемся, что прототипы героев спектакля «Разорвите нашу связь» дойдут до нас. Вдруг им это поможет?

 Ольга Лысак и Феофания Бурмистрова
 Фото – Михаил Кирьянов

– У Феофании нет актерского образования. Получается, что в постановках театра могут участвовать люди, не окончившие театральный вуз?

– Это общая практика, достаточно распространенная. Кроме того, у меня педагогическое образование, я преподаю актерское мастерство. Любой, кто попадает в поле моего зрения, просто обречен (смеется). У меня даже скоро стул заиграет. Перед спектаклем в книжном клубе «Петровском» мы провели «кастинг» стульев. Они готовились, «репетировали». Помимо моей работы в Театре.doc, сейчас я создаю народный театр на Южном Урале, в котором играют шахтеры. В процессе игры на сцене люди раскрываются потрясающе. Сейчас там все шахты закрыты, людей охватывает отчаяние. А когда они выходят на сцену, ты понимаешь, какие соки бродят у них внутри. Театр в этом смысле – очень мощный инструментарий. Хвала его создателю, что он существует.

– Ольга, вы известная актриса театра и кино. Как вы оказались в Театре.doc?

– Первый спектакль я поставила в 2005 году. Это были «Красавицы. Verbatim». Пьесу мы создали вместе с Алексеем Забалуевым и Владимиром Зензиновым, в спектакле играли пять красавиц и Тарзан в роли бармена. Это был хит. У нас он шел пять или шесть лет, с полными аншлагами. Такой гламур на сцене doc’а показывался впервые, это была абсолютная революция. Потом я поставила «Шесть пьес» Линор Горалик, «Героя» Паши Казанцева, потом начинала делать «Язычников», но в силу трагических обстоятельств не стала продолжать работать над ними. В doc’е как у режиссера у меня много спектаклей. Кроме того, я много занята как актриса. Обычно я не даю себе ролей «по блату». Быть и режиссером, и актрисой – достаточно большая нагрузка. Тем не менее в «Час восемнадцать» про Магнитского я играю судью, сейчас играю в отличном спектакле «Молчи, Эдип». Актерство меня опять немного утягивает.

– Удается совмещать театр с кино?

– Сейчас с кино не очень-то весело. Хороших сценариев мне пока не присылают. А мне хотелось бы поработать с интересными режиссерами уровня Сокурова и Звягинцева. Сейчас у меня намечается съемка ситкома для очередного сериала канала ТНТ. А после того, как на канале «Россия» показали сериал «Аромат шиповника», где я играла ткачиху Зинку, меня стали узнавать на улицах.

 
 Фото – Михаил Кирьянов

– Театр.doc некоторые называют «чернушным». Мол, театр поднимает проблемы субкультур, сексуальных меньшинств, гастарбайтеров. Вас не обижает такое мнение?

Это достаточно поверхностный, примитивный взгляд. Более того, эта формулировка устарела. Этот ярлык не имеет никакого отношения к реальности. Это тончайший театр, который работает с живой фактурой, с очень глубокими пластами психики, и это действительно имеет отношение к настоящему искусству. Театр находит болевые точки. Когда уже не помогают социальные институты, он фокусирует на них внимание. Это имеет отношение к психологии и человеческим ценностям, и никак нельзя сказать, что это имеет негативный оттенок.

– Получается, что театр эволюционирует вместе с поднимающимися в спектаклях темами?

– Да, изначально Театр.doc поднимал темы мигрантов (помните «Войну молдаван за картонную коробку»?). Для начала нулевых спектакль был революционным – слово мигрантам на сцене до этого никто не предоставлял. Сейчас академические театры уже поворачиваются лицом к современным пьесам. Хотя происходит это со скрипом. С точки зрения коммерции и безопасности гораздо удобнее ставить Рэя Куни, Ильфа и Петрова. Но, как говорит Михаил Угаров, «театр не может быть безопасной территорией». Он должен заставлять человека немного поразмыслить, а не стучать, хохоча, по коленке, как это происходит на антрепризах. Антреприза – это накатанные рельсы, но не надо называть это искусством и театром. То, чем занимаемся мы, – лабораторная история, это открытие новых имен, формирование драматургической сцены, талантливых авторов.

– Сколько режиссеров и актеров насчитывает Театр.doc?

– Огромное количество. Театр.doc – это театр для каждого. Любой человек может прийти к нам и предложить свой проект. Рассказать про своего соседа, брата, составить документальную историю. В этом смысле это очень демократичное и свободное место. Если человек не имеет литературного образования, но, если его опус удачный, он обязательно будет оценен. Человек приходит и понимает, что он не один со своими проблемами. Он видит таких же людей, у которых проблемы с мамой и проблемы с подростком-сыном. Сейчас у нас идет спектакль «Шпатель», в котором играет мигрант из Узбекистана – артист балета, вынужденный работать на стройке в Москве и шпаклевать стены. Никто бы никогда не узнал об этой истории, но она стала предметом искусства. Это никакая не чернуха, а внимание к человеку, к его судьбе, к его истории, к его проблемам, к его боли.

– Всякая ли жизненная история подходит для того, чтобы ее показали на сцене? Есть ли темы, которые не поддаются трансформации в театральную пьесу?

– Мне кажется, что сейчас театр имеет много смелых воплощений. Например, у нас есть прекрасный режиссер Всеволод Лисовский. В театре огромный блок занимают спектакли-молчания: мы молчали «Гамлета» и «Персов». Лисовский давал нам «молчание на заданную тему». Это поиск новых форм – авангардных и радикальных.

 
 Фото – Михаил Кирьянов

– Есть ли у театра детская программа?

– Театр.doc много занимается образовательными, детскими проектами. Это целое направление, в котором активно работает сторителлинг. К примеру, с помощью сторителлинга – перевода, адаптации исторической ткани на игровой и фабульный язык – мы рассказываем сложную историю Ивана Грозного мальчику, которого невозможно ничем увлечь. Есть у нас и отдельное огромное направление – соц.doc. Мы занимаемся благотворительностью. Ездим по НИИ, больницам, социальным учреждениям, где пытаемся создать свет и праздник людям с ограниченными возможностями.

– С 2014 года у театра начались проблемы из-за политического давления. Два раза театр вынуждали покинуть помещение, а в 2015 году полицейские явились на репетицию спектакля «Болотное дело». Идет ли спектакль сейчас?

– Да, у нас отбирали помещение два раза. Помещение на Трехпрудном переулке отобрали и заварили вход. С тех пор дверь до сих пор стоит заваренная. На «Болотное дело» полицейские приходили со служебными собаками. Спектакль не запретили. Он идет до сих пор и имеет резонанс. У нашего театра существует общественный договор. Деньги на аренду нового помещения люди собирали сами, через краудфандинг, и помогали делать ремонт. Все было сделано руками людей, которые любят театр. Мой сын там гвозди забивал. Последняя история политического давления на нас была связана с городским праздником. Мы должны были показать совершенно безобидный спектакль «Пушкин и деньги», который был сделан для детей, про Пушкина. Там нет никакой политики. Но, увы, его вычеркнули из программы только потому, что это Театр.doc. На нас навесили непонятный и незаслуженный ярлык. Это неправильно.

Приходится ли вам «фильтровать» зрителей?

– Действительно, было много провокаций, .doc через все это прошел. Режиссер Марина Александровна Разбежкина как-то раз вела мастер-класс, на который ворвался Энтео (Дмитрий Цорионов, «православный активист» – РИА «Воронеж»). Приходили и другие провокаторы. От них никуда не денешься – это часть реальности.

Справка РИА «Воронеж»

Театр.doc – негосударственный, некоммерческий, независимый московский театр. Основан в 2002 году. Из Театра.doc вышли режиссеры Кирилл Серебренников, Иван Вырыпаев, Дмитрий Волкострелов, драматурги Вячеслав и Михаил Дурненковы, Евгений Казачков, Любовь Мульменко, Наталья Ворожбит. Большая часть спектаклей создается в жанре документального театра, то есть основана на подлинных интервью реальных людей.

Ольга Лысак – режиссер, актриса театра и кино. В 1997 году окончила Российскую академию театрального искусства (ГИТИС). С 1996 по 2000 год работала в Московском музыкальном театре пластических искусств под руководством Аиды Черновой. С 1995 года – актриса Российского академического молодежного театра. С 2005 года – режиссер и актриса Театра.doc и Московского музыкально-драматического театра А-Я. Российскому зрителю известна по сериалам «Кармелита», «Дальнобойщики», «Русские амазонки», «Неотложка», «Громовы», «Аромат шиповника», фильмам «ДМБ» и «Старые клячи». Участник фестивалей «Любимовка», «Новая пьеса», «Премьера.txt», «Действующие лица», «Кино без пленки», лабораторий в Ясной Поляне, семинаров Союза театральных деятелей РФ.

Яндекс.Метрика