Учительница на пенсии Антонина Иванова, живущая в Аннинском районе, – из поколения детей войны. Родители поженились в Борисполе Киевской области за месяц до начала Великой Отечественной. Дочь родилась на оккупированной немцами территории 5 февраля 1942 года, когда отец уже был на фронте. О военном и послевоенном детстве и о том, как затем сложилась жизнь Антонины Ивановой, – в материале РИА «Воронеж».

«Ангел в моей судьбе»

Лебеда, мерзлая картошка, лепешка из отрубей и постоянный страх в глазах мамы – одни из самых ранних воспоминаний Антонины Ивановны. Мать потом рассказывала ей, как было страшно, когда начался артобстрел города и снарядом снесло крышу дома: ребенок плачет в люльке, а бежать некуда – кругом зарево, смерть.

Отец Антонины, кадровый офицер, дошел до Берлина. Два ордена Красной Звезды, десять медалей, три ранения, лечение в госпиталях и снова фронт. О войне рассказывать не любил. Уже в наше время дочь из наградного листа на сайте «Подвиг народа» узнала, что старший лейтенант Артамонов в бою у села Жуховцы поднял роту в атаку и лично убил из автомата 24 немецких солдата. Его рота уничтожила до 90 вражеских солдат и офицеров. В том бою Иван Артамонов был ранен. За этот подвиг командира роты наградили орденом Красной Звезды.

После капитуляции Германии Артамонов стал военным комендантом немецкого города Франкфурта. В 1946 году к нему приехали жена с дочкой. Антонина Иванова вспомнила: отец возил ее на развалины Рейхстага, старался уделить ей каждую свободную минуту.

Через два года семья вернулась домой в Борисполь. В школу Антонина пошла в шесть лет, потому что уже умела читать, писать и считать.

– Первая учительница Мария Тоцкая – ангел в моей судьбе, – поделилась Антонина Иванова. – Многое в моей жизни пошло от нее: от ее доброты, терпения, бесконечной любви к детям. Мы занимались в нетопленом классе, при лучине, а она не только учила нас грамоте, но и своим дыханием согревала наши замерзшие пальцы. Тетрадей не было, мы писали на обрывках желтой бумаги, на доске. Один учебник был на троих, мы бегали друг к другу учить уроки.

В классе Антонины было 43 ученика. Марии Григорьевне приходилось допоздна проверять тетрадки, писать планы уроков.

Все были равны

У Антонины Ивановны сохранилась школьная фотография, на которой запечатлены четвероклассники в одежде с чужого плеча и только одна девочка в школьной форме. Это была первая форма в школе, девчонки трогали ее и просили примерить. В основном дети ходили в фуфайках и кирзовых сапогах большого размера.

Дети войны были все равны и все хотели учиться, шли в школу в любую погоду. Антонина Иванова рассказала, как они становились октябрятами, пионерами, комсомольцами, клялись в любви и верности Родине, которую отстояли их отцы и деды.

Учителя поддерживали стремление учеников к знаниям. Если дома было что-то непонятно с уроками – бежали домой к учителю. Могли поговорить не только о предмете, но и на любую волнующую тему. Наставник внимательно выслушивал и помогал найти правильное решение сложного вопроса.

Антонина Ивановна вспомнила классного руководителя Андрея Ивановича, бывшего командира партизанского отряда:

– Он всегда был рядом и в то же время чуть впереди. В юности такой наставник просто необходим. Конечно, не все учителя отличались такой душевностью, были и другие. Но их, недобрых, с хмурым взглядом и ядовитыми замечаниями, вспоминать совсем не хочется.

В школе Антонина начала писать стихи, с поэзией она дружит всю жизнь.

Письмо Хрущеву

После демобилизации отца семья переехала сначала в Крым, а затем в Анну. Жили у бабушки с дедушкой на улице Морской. Дедушка работал секретарем в райисполкоме.

– Домик был маленький, там бабушка с дедушкой еле размещались. А тут мы приехали: двое взрослых и четверо детей. Теснота такая, что буквально повернуться негде. Тогда я написала письмо руководителю государства Хрущеву, после этого нам выделили однокомнатную квартиру на улице Коммунальной, – поделилась Антонина Иванова.

Проблема выбора профессии перед юной Антониной не стояла: только учитель. Но у семьи не было средств для учебы девушки на дневном отделении. Отец умер в 40 лет – сказались фронтовые раны, – и мать осталась одна с четырьмя детьми. В 1959 году Тоня поступила на заочное отделение географического факультета ВГУ. Занималась охотно, пять лет была старостой, в дипломе всего три четверки.

В самом начале учебы – в 17 лет – она стала преподавать в первом и третьем классах Димитровской школы. Начальная школа располагалась в деревенской избе, крытой соломой. Покосившаяся дверь, единственный класс и холодный коридор, в котором шли уроки. Мерзли руки, замерзали чернила. Вскоре напарница, работавшая со вторым и четвертым классами, перешла в Анну, и Антонине Ивановне пришлось одной учить 67 детей в две смены. «От Учителя – знаний дорога. От Учителя – цель благородная. От учителя – многое-многое», – писала о своей профессии Антонина Иванова.

Молодую учительницу избрали секретарем комсомольской организации колхоза «Заветы Ильича». В колхозе, кроме основной работы, пришлось и на лошади верхом ездить, и в распутицу на тракторе добираться в соседнюю Ириновку за соломой, и свеклу копать лопатой и чистить ее по первым морозам. А еще к праздникам готовили концерты и пьесы в местном клубе. Молодежи в селе было много, жили дружно, ходили на танцы, зимой катались на лыжах.

«Учила жить красиво»

В конце 80-х Антонина Ивановна начала работать в спецшколе. К ученикам она относилась по-особенному: видела перед собой не малолетних правонарушителей, а детей, избитых и искалеченных жизнью. Пыталась вложить в их воспитание всю душу.

– Я искала в их сердцах золотые струны, чтобы душа заиграла, чтобы у них появилась вера, – рассказала Антонина Иванова. – Не знавшие любви и внимания, эти дети открывали для себя мир.

Вместе со своим учителем ребята приняли участие в конкурсном поиске «Люди и время» и выиграли путевку в Ленинград. Впервые в истории спецшколы воспитанники посетили город-герой. Потом было оформление Комнаты боевой славы, Ленинской комнаты, географической площадки с 18 приборами, которую признали лучшей в области.

Антонина Иванова водила ребят в библиотеку. Многие впервые заинтересовались чтением и даже начали сочинять сами. Дети доверяли учительнице свои поэтические строчки. Один из ее учеников стал поэтом и потом прислал ей свою книгу.

– Сегодняшние школьники такие же, как раньше, но одновременно и другие. В прежнее время знания старались добывать сами. Шли в библиотеку, много читали, искали нужные сведения. Сейчас добывать ничего не надо: нажал кнопку компьютера – и тут же увидел результат запроса. Поэтому сфера общения снижена, дети могут часами заниматься с телефоном, даже с родителями общаться им неинтересно. Мне это не нравится, ведь так можно разучиться и думать, и чувствовать, и любить. Разве это не превращение в биороботов? Понятно, что сейчас другой век, другие требования и форматы, – рассудила Антонина Иванова.

После спецшколы она трудилась учителем географии в Аннинской школе №2. Антонина Иванова и ее ученики оборудовали в школе предметный кабинет, кабинет боевой славы, помогали ветеранам колоть дрова, копать огороды, ездили в совхоз на полевую практику. Много внимания уделяли путешествиям. Потом об этом периоде Антонина Иванова напишет: «Я их возила по России, я их учила жить красиво, добро ценить, лелеять старость».

– В то время у нас не было репетиторства. Знания ковались, а не продавались. Учителя математики сидели с детьми после уроков и объясняли до тех пор, пока ученик не поймет и сам не решит задачу, – отметила пенсионерка.

Антонина Иванова считает, что бывших учителей не бывает: учитель – это навсегда, а еще любви к своему предмету недостаточно – надо любить детей – с их шалостями, ошибками, недостатками. И все время стремиться к новым знаниям, не отставать от веяний времени.

Женщина много читает, пишет поэзию, принимает участие в литературных конкурсах. Недавно изготовила и красочно оформила генеалогическое древо своей семьи. Мечтает издать книгу своих стихов об Анне, ее людях, своих учениках, о православной вере, о любви «И снова наступает весна», но пока средств на это нет.

Антонину Иванову часто приглашают на встречи с учащимися Аннинской школы, где она работала. Ей есть что рассказать детям.