Разводить и содержать зубров в Хоперском заповеднике начали в 1955 году. В начале 1980-х зубропарк пришлось ликвидировать. Последняя запись в племенной книге зубров заповедника сделана 20 декабря 1984 года, когда погиб последний зубр Моусон, названый в честь самого высокого в Австралии действующего вулкана.

Как и почему в Прихоперье начали разводить исчезающих животных и что заставило свернуть эксперимент – в материале РИА «Воронеж».

Из глубины веков

В 1955 году, после выхода постановления Второго всесоюзного совещания по проблеме восстановления зубра в СССР, в Хоперский заповедник завезли чистокровного зубра-самца из Беловежской пущи и пять зубробизонов-самок из Приокско-Террасного заповедника. Целью было создать новую точку реакклиматизации для разведения вымирающих животных на воле с подкормкой сеном зимой. 

Выгрузка зубров из вагона
Фото – из архива Хоперского заповедника

Первая мировая война, а потом гражданская нанесли по зубрам сокрушительный удар. К началу 1920-х годов в стране не осталось диких зубров: и на Кавказе, и в Беловежской пуще их полностью истребили.

В 1927 году в мире существовало всего 48 зубров, все они жили в неволе. Во время оккупации Белоруссии фашисты хотели вывезти последних зубров, живших в вольерах Беловежской пущи, в Германию. Для спасения животных создали специальный партизанский отряд. Оставшиеся после войны несколько голов и позволили продолжить историю зубров в стране. Часть животных разводили в «чистоте», а часть скрестили с бизонами. Когда стадо достаточно выросло, его разделили на части и развезли по разным местам, чтобы ослабить влияние родственного разведения и не позволить животным случайно погибнуть в результате какой-нибудь повальной болезни. Так одна из групп зубров попала в Воронежскую область.

– Зубры появились в Прихоперье неслучайно. Эти животные раньше обитали по Хопру. Их ловили здесь при Петре I, но затем истребили, – рассказал заместитель директора Хоперского природного заповедника Николай Карпов.

Николай Карпов
Фото – Светлана Перегудова

Версия о том, что зубры встречались на территории Воронежской губернии, основана на литературных источниках. В 1716 году в литературе упоминается письмо Петра I к Воронежскому вице-губернатору Колычеву, в котором он велит поймать пять-шесть «зубрей» и доставить их в Петербург. Отвечая царю, Колычев доносил, что на Дону зубров видели в последний раз в 1709 году. В 1738 году Артемий Волынский в докладе императрице Анне Иоанновне указывал, что в Воронежской губернии «около донских казачьих городков» водятся «зубры или дикие быки». В 1740 году в Московском измайловском зверинце содержалось восемь зубров, доставленных с южной окраины Воронежской губернии.

В хоперском стаде был только один самец-производитель – чистокровный беловежский зубр. Самки – зубробизоны. В задачи заповедника входило улучшать чистопородность, используя поглотительное скрещивание (при таком виде скрещивания появившиеся самцы не должны спариваться с самками тех же поколений).

– В течение 26 лет, с 1955 по 1981 год, чистопородных самок-зубробизонов скрещивали только с чистокровными самцами-зубрами. Все помесные «мальчики», родившиеся в заповеднике, а это 63 головы, на основании специального разрешения подлежали селекционному отстреливанию до достижения половозрелости. Отбраковывались также самки по болезни. От каждого отстрелянного зубра отбирали пробы для проведения морфологических, анатомических, физиологических и других исследований. Всего в Хоперском заповеднике за все время проекта было получено потомство в 130 голов. Самая большая численность стада пришлась на 1969 год – 38 зубров. Средний возраст на момент гибели взрослых самок зубробизонов в питомнике составлял 10 лет, – сообщил Николай Карпов.

Кормил зубров с руки

С годами планы по содержанию зубров в заповеднике изменились.

– Сначала предполагалось полувольное разведение животных, то есть в теплое время года – на воле, зимой – содержание с подкормкой. Зубры, переплывая Хопер, довольно активно освоили всю южную часть заповедника. Выходили за пределы леса на сельскохозяйственные поля приграничных колхозов. С 1968 года животных полностью перевели на загонное содержание в зубропарке, – объяснила старший научный сотрудник заповедника зоолог Наталия Марченко.


Фото – из архива Хоперского заповедника

Для стада участок нагорной дубравы размером 200 га около поселка Калиново обнесли металлической сеткой. На каждую особь должно было приходиться 6-8 га лесного пастбища.

Николай Карпов в то время заведовал зубропарком.

– Чтобы обойти по периметру зубропарк, бывало, выходил в три часа ночи и возвращался в три часа дня, – вспомнил Карпов. – Иногда упавшие деревья повреждали сетку, и зубры уходили. Впрочем, их довольно быстро загоняли. Да они и сами возвращались к кормушкам. В загоне действовали кормовые столы. Корм насыпали в дубовые кормушки. В рацион животных, кроме подножного корма, входили сено, ячмень, комбикорм, специально заготавливаемые осина и ива, стебли зеленой кукурузы и початки, желуди, свекла. На территории зубропарка протекал ручей для водопоя и местами выходили почвы-солонцы, которые животные очень быстро обнаружили и «осваивали». Соль-лизунец тоже раскладывали.


Фото – из архива Хоперского заповедника

Животных кормили три зверовода.

– Был у нас зверовод Иван Александрович Гнучев. Он со всеми животными ладил, как в той сказке, в которой главный герой понимает язык птиц и зверей, – улыбнулся Николай Карпов. – Например, у него был петух, который встречал его с работы. Завидев на дороге хозяина, бежал к нему, тот подставлял петуху сначала колено, потом плечо, а оттуда птица попадала на кепку. Зубры Ивана подпускали настолько близко, что он кормил их с руки яблоками.

Иван Гнучев
Фото – предоставлено дочерью зверовода

– Папа знал всех зубров по кличкам. Когда мама пекла пирожки, обязательно прихватывал гостинцы для своих подопечных. Он мог как-то по-особенному дуть в охотничий рог, и зубры собирались на этот звук, – вспомнила дочь Ивана Гнучева Виктория Бабанина,  которая, кстати, пошла по стопам отца и работает в заповеднике Брянской области, где вольно живут 84 зубра.

По словам ученых Хоперского заповедника, зубры вели себя в основном миролюбиво.

– Если их не доставать и соблюдать правила техники безопасности при работе, то опасности они не представляли, – уверяет Наталия Марченко.

Наталия Марченко
Фото – Светлана Перегудова

Однако в одном из дневников наблюдений за природой, которые вели лесники, она обнаружила запись: «Зубр Молчун ушел из зубропарка 15 июля 1966 года. Нападал, оборвал ремень-пояс, помял колхозника, снял одежду с другого, помял пастуха, разорвал брюки колхозника, разбил дверцу автомашины. Запросили разрешение Главного управления на его отстрел по агрессивности, блудливости, бродяжничеству и импотенции».

При необходимости животных загоняли в «струнки» – специальные загоны, которые становились все уже и уже и заканчивались клеткой. Таким способом животных отлавливали, когда их нужно было куда-то отправить. Например, в конце 1970-х годов партия хоперских самок уехала в Краснодар в Кубанский СХИ. Согласно племенной книге зубров, к морю отправились зубробизоны-самки Гадалка, Горгона, Гирюшка, Греза, Гензель. Еще одна самка Гильза погибла во время отлова из-за неправильной транспортировки клетки.

Удар молнии

В племенной книге зубров заповедника можно найти родословную каждого родившегося зубра, узнать, как звали его предков по обеим линиям. Судя по книге 1970-х годов, отцом всех родившихся в то время телят (в простонародье – зубрят) был чистокровный зубр Мостик. Телятам положено было давать клички на ту же букву, с которой начинается имя их матери. Клички всех телят заповедника в те годы начинались на «Г»: Гирлянда, Гоша, Гусляр, Герань, Гречка.


Фото – Светлана Перегудова

Из племенной книги можно узнать и причины гибели животных. В основном это селекционный отстрел, заболевания, в том числе вынужденный забой из-за болезни, передозировка при вакцинации, травмы, полученные в драках с другими зубрами, браконьерство, несчастные случаи. Зубров нередко придавливало упавшими деревьями, случалось, что они травились оставленными на полях гербицидами. Когда один зубр заболевал и не мог встать, другие пытались ему помочь подняться и нередко при этом задевали его.

Теперь в музее Хоперского заповедника (музее Природы) можно увидеть только чучело зубра в натуральную величину. Зубр Могучий – один из чистокровных зубров, привезенных из Беловежской пущи, – самый большой экспонат музея. Зубр погиб, объевшись на поле кукурузы. Чучело изготовили сами сотрудники заповедника – егеря Владимир Коньков и Василий Анохин и научный сотрудник Лев Рябов. Зубр стоит в музее почти 50 лет.


Фото – Светлана Перегудова

– Специально животных для изготовления чучел для нашего музея никогда не убивали, – утверждают сотрудники музея. – Это были или больные, или раненые особи.

Раньше при изготовлении чучел использовали мышьяк – это защищало шкуры. Поэтому зубр Могучий находится за стеклянной витриной.


Фото – Светлана Перегудова

– Когда посетители видят зубра, то все как один восклицают: какой огромный! А потом спрашивают: а почему сейчас не водятся? – рассказала специалист экологического просвещения Ольга Егунова.

Проект свернули в начале 1980-х годов. Поголовье чистокровных зубров в стране выросло, и роль гибридных животных в сохранении вида снизилась. Ветеринарное законодательство РФ запретило создание и функционирование ферм, питомников и других скоплений животных на территории, являющейся природным очагом сибирской язвы (в заповеднике зарегистрировали вспышку эпизоотии сибирской язвы в 1980 году). Вольное содержание зубров в заповеднике было невозможным из-за его малой площади. Кроме того, Хоперский заповедник располагался в густонаселенной местности, и вероятность контакта животных с человеком повышалась. Еще одной причиной стала необходимость сохранить участок нагорных дубрав, где располагался зубропарк.

По решению Главного управления по заповедникам разведение зубров прекратили. Как и раньше, в заповеднике вели селекционный отстрел животных. Оставшиеся зубры постепенно умирали от разных причин. Последними оставались самка и самец. Гаврошку задавило упавшим деревом 15 июля 1984 года, Моусон погиб в конце того же года – предположительно, в животное ударила молния.

– Численность зубра в мировой популяции стабилизировалась к 1987 году на уровне 3 тыс. особей. Возрождение зубра потребовало титанических усилий и больших затрат. Проект в Хоперском заповеднике доказал, что в лесостепной зоне можно разводить таких крупных редких животных. Воронежская область все же внесла вклад в дело сохранения зубров, – отметил заместитель директора Хоперского заповедника Николай Карпов.


Фото – Светлана Перегудова

Справка РИА «Воронеж»

Зубры – современники мамонтов, самые большие наземные животные в Европе. Они способны быстро бегать, хорошо плавают, при необходимости могут преодолеть препятствие высотой до 2 м. Передвигаются бесшумно и практически не издают звуков, «подают голос» только в случае крайней опасности или гнева. Обладают хорошим слухом и обонянием, но близоруки. Самка зубра вынашивает детеныша девять месяцев.

Зубры живут небольшими стадами (от трех до 20 животных). Лидер в стаде зубров – самка. Самцы присоединяются к стаду только во время яра для спаривания. Зубры живут в среднем около 23-25 лет.

Раньше зубры населяли и открытые местности, но из-за интенсивной человеческой охоты переместились в густые леса.