Следователи МВД уже десять месяцев разбираются в обстоятельствах гибели 14-летнего Миши Головина, которого сбили на сельской дороге в Верхнехавском районе. Подросток шел по обочине, на него наехал Renault Fluence. От тяжелых травм мальчик умер мгновенно. Следователи обвинили в гибели Миши 52-летнюю женщину, сидевшую за рулем иномарки, и собирались передать материалы в суд весной 2019-го. Однако прокуратура вернула дело на доследование. Теперь силовики должны вычислить точное место наезда и выяснить, не нарушил ли подросток правила дорожного движения. Родные погибшего считают, что дело однозначное и это только затягивает расследование.

«Никаких извинений»

Мишу сбили в черте села Правая Хава около 18:30 10 июля 2018 года. Мальчик жил на окраине и шел в центр, где должен был встретиться с друзьями. В этой части села нет тротуара, и подросток шагал по засыпанной щебнем обочине дороги. Неожиданно сзади на него наехал серебристый автомобиль Renault Fluence. По словам родных погибшего, иномарка протащила его около 40 м. Затем машина проехала еще примерно столько же от места, где остался лежать Миша. Близкие парня настаивают, что автомобилистка даже не попыталась затормозить.

– На допросах водитель говорила, что скорость машины была 60-70 км/ч. Но у нас глубокие сомнения, что автомобиль ехал именно с этой скоростью, из-за повреждений, которые получил Миша. У него разрыв головного мозга и межпозвоночных дисков в районе шеи, разрушение всего межпозвоночного столба и многочисленные рваные раны, ссадины и кровоподтеки. Правая рука полностью изломана. Было оторвано ухо, выбиты зубы, прокушена губа. Но смерть наступила мгновенно от травмы головного мозга, – рассказала мать подростка Анна.

Момент, когда иномарка сбила Мишу, никто не видел. Среди свидетелей только пассажиры «Жигулей», которые выехали перпендикулярно Renault Fluence уже после ДТП. Очевидцы сообщили, что иномарка странно виляла по обочине, но больше они ничего не видели. Один мужчина из отечественной легковушки остался на месте и вызвал фельдшера, а второй поехал за дочерью и мужем женщины-водителя Renault.

– О том, что Мишу сбили, нам не сообщали больше часа. На место мы с мужем поехали случайно. Как это в деревне бывает, сосед сказал, что на окраине кого-то сбили. Поехали посмотреть и узнать, что случилось, может быть, нужна помощь. А приехали к своему ребенку, – вспомнила Анна.


Фото – Евгения Емельянова

Родные Миши Головина утверждают, что автомобилистка не подходила к ним на месте аварии и не обращалась после.

– Никаких извинений мы не слышали. Помощь нам не предлагали. Второстепенный вопрос – приняли бы мы ее. Я сразу скажу, что нет, но и попыток у нее не было. При этом она пыталась добавиться в друзья к моей сестре. Самое ужасное, что мы знали эту женщину и ее семью до аварии, нормально с ними общались. Многие наши родственники работали с ней на пивоваренном заводе. Были не дружеские, но приятельские отношения. И ее поведение после аварии, конечно, всех удивило, – рассказала мать погибшего.

Бросился под колеса?

Спустя десять месяцев после аварии все еще непонятно, почему она произошла. В тот момент на дороге не было других машин, которые могли бы подрезать Renault. Женщина возвращалась домой из Воронежа с работы и, как показала экспертиза, была абсолютно трезвой. Renault оказался исправным, а водитель хорошо знала дорогу – ездила по ней каждый день.

Прямых очевидцев ДТП нет. В иномарке нашли стойку для видеорегистратора, но само записывающее устройство не обнаружили даже после обысков дома у подозреваемой.

В своих показаниях водитель иномарки настаивает, что издалека видела пешехода. Женщина утверждает: когда она приблизилась к подростку, он начал резко переходить дорогу перед ее автомобилем под углом 45 градусов. Фактически – бросился под колеса. Женщина якобы попыталась объехать мальчика слева, но не смогла. По словам водителя, на обочину она не съезжала. При этом на фото с места аварии, которые предоставили родные Миши, автомобиль всеми колесами стоит на обочине правее полосы движения. На снимках также можно заметить вмятину посреди капота иномарки, оставшуюся после аварии.

Специалисты провели трасологическую экспертизу (заключается в изучении следов, оставленных на месте происшествия, и механизма их образования), в которой использовали кроссовки сбитого подростка. На левой кроссовке нашли продольные линии. Скорее всего, они образовались в момент удара. Судя по повреждениям на обуви, эксперт предположил, что подросток мог одной ногой идти по твердой поверхности – возможно, по краю дороги. Родственники Миши говорят, что в этом месте обочина засыпана щебнем и хорошо укатана. По их словам, пешеходам удобно двигаться по обочине и нет смысла переходить на проезжую часть.

Близкие подростка заказали независимую экспертизу. Специалисты решили, что парень соблюдал правила, а водитель Renault могла избежать столкновения. При этом эксперты усомнились в версии автомобилистки:

– Учитывая характер повреждений на автомобиле, которые расположены практически на одной прямой и имеют направление спереди назад относительно его продольной оси, можно сказать, что с технической точки зрения пешеход Головин не мог непосредственно перед наездом двигаться под углом 45 градусов по отношению к машине. Тогда бы повреждения на автомобиле были смещены относительно первичной точки контакта за счет собственной инерции пешехода, – заключил эксперт.

Адвокат Василий Губин, представляющий интересы водителя, отказался от комментариев, так как «дело еще не окончено».

«Не виноват, что погиб»

Следователи обвинили водителя в нарушении ПДД, которое повлекло по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 264 УК РФ). В конце марта 2019 года уголовное дело собирались направить в суд, но прокуратура вернула его на доследование: силовики «не установили и не проверили все обстоятельства ДТП».

По данным сотрудников прокуратуры Верхнехавского района, эксперты так и не смогли вычислить точное место ДТП (в расчетах учитывали только место, где нашли кроссовки мальчика). Следователи не выяснили, нарушал ли Миша Головин ПДД перед своей гибелью. Правоохранителям также не понравилось, что обвиняемую и ее адвоката не предупредили об экспертизе, которую заказывали близкие подростка. В прокуратуре отметили, что вторая сторона не могла «в случае необходимости задать эксперту свои вопросы». Кроме того, следователи нашли на коробке передач Renault биологические следы мужчины, но так и не выяснили, кто это мог быть.

– Дело достаточно очевидное, и заворачивать его по таким причинам – это абсурд. До аварии она заезжала на заправку в Отрадном. Следователи показывали видео оттуда. На записи видно, что в машине она была одна. Говорят, мы якобы должны были ее предупредить, что собираемся заказать независимую экспертизу. Хотя с результатами она могла познакомиться, когда читала дело. Прокуратура настаивает, что нужно повторно допросить дядю Миши: сначала его признали потерпевшим, потом остались только родители и бабушка. С ним нужно еще раз поговорить и выяснить, «какой интерес у погибшего был нарушен в результате ДТП». Может быть, хотя бы право на жизнь? Десять месяцев мы доказываем, что ребенок не виноват в том, что он погиб, – возмущается Анна.

Близкие Миши обжаловали решение прокуратуры Верхнехавского района. В начале апреля 2019 года им пришел ответ из прокуратуры Воронежской области: дело справедливо вернули на доследование из-за «нарушений уголовно-процессуального законодательства».