До 22 лет Михаил Акулов из Верхнемамонского района был обычным парнем: окончил школу, выучился на сварщика в местном училище, работал. Все изменилось в одно сентябрьское утро. После страшной аварии врачи были уверены, что молодой человек или умрет, или останется «овощем». Однако прошло почти семь лет, а Михаил не только старается ходить самостоятельно, но и занимается хозяйством, а два года назад открыл для себя алмазную вышивку. В Центральной библиотеке Верхнего Мамона открылась выставка его работ, которую уже посетили десятки людей.

Что помогло молодому человеку не сдаться и снова поверить в себя – в материале РИА «Воронеж».

Второй удар

Обстоятельства ДТП, которое изменило его жизнь, Михаил не помнит.

– Мы с товарищем на скутере отправились в Богучар на работу. Как мне рассказали, мы врезались в бордюр и меня выбросило с заднего сиденья прямо к металлическому контейнеру, после удара об который я потом отлетел еще на 4 м. Удивительно, что на теле не было ни одного перелома или царапины, а голова переломана вся: обе височные кости, лобная и затылочная кости с переходом на основание черепа… – рассказал 29-летний Михаил.

Нейрохирург из Воронежа делал операцию пять часов. Михаилу удалили часть черепа размером 14х16 см и отмирающую часть мозга с осколками. Доктор сказал, что Михаил если и выживет, то ни думать, ни говорить не сможет. Для его матери это был уже второй удар за год: тем летом в результате несчастного случая погиб ее старший сын Александр.

– Через шесть дней после операции я очнулся и не понял, где я и что со мной, – продолжил рассказ Михаил Акулов. – Но, вопреки прогнозам, я смог вспомнить свое имя и близких.

Более двух месяцев Михаил провел в реанимации. Все это время его преследовали галлюцинации. Когда приходил в себя, недоумевал, почему его держат в больнице, да еще привязанным к кровати.

Без инвалидной коляски

Первые полгода реабилитации были особенно тяжелыми – Михаил не мог ни сидеть, ни ходить, ни самостоятельно есть. Только через семь месяцев смог нормально мыслить. По его словам, сложнее всего было не падать духом.

Потом были еще операции и долгие месяцы в больнице. Вместо удаленной части черепа вставили протакриловую пластину. Лечащий врач сказал парню, что правая сторона не восстановится никогда.

Когда Михаила перевели из реанимации в хирургическое отделение, он стал учиться сидеть, потом стоять на левой ноге, с посторонней помощью – перешагивать (равновесие удержать очень долго не получалось), постепенно научился ходить, опираясь на стену.

В отделении медицинской реабилитации Михаилу давали заниматься на тренажерах по 30 минут в день – фиксировали его ремнями, чтобы не упал.

– Когда я почувствовал, что смогу сам переступать, попросил у доктора разрешения на более долгие занятия и стал ходить по беговой дорожке уже до трех часов в день. Позже позволили делать это без страховочных ремней. Нога мне стала поддаваться, а вот рука – никак. Не удается ее разработать по сей день, – вздохнул Михаил.

После выписки из больницы в отделе соцзащиты Михаилу выдали инвалидную коляску, потом еще одну. Но обе без электропривода, а крутить колеса одной рукой невозможно. Поэтому он ими практически не пользуется, старается ходить сам.

«Человеческие возможности велики!»

Михаил Акулов старается жить полноценной жизнью.

– Миша – большой помощник в домашних делах, – поделилась мать парня Людмила Александровна. – Зимой дорожки сам чистил от снега, хозяйством занимается. А когда в прошлом году я попала в больницу и мне предстояла сложная операция, он сам ухаживал за скотиной, огород посадил вместе с соседями, пропалывал его с помощью специальной тяпки с колесиками. Без чьей-либо помощи сделал инкубатор, и к моменту моей выписки уже начали выводиться цыплята.

– Я очень долго и кропотливо готовился к изготовлению инкубатора, – добавил Михаил. – Спрашивал у соседей и знакомых, какие детали нужны, как собирать. Потом один приятель отдал мне свой инкубатор. Я изучал информацию в интернете, смотрел видео. Очень важно поддерживать правильную температуру, влажность и прочие особенности. В первый раз из-за моей неопытности из 100 заложенных яиц вывелись только 50 цыплят. Сейчас уже, конечно, результаты гораздо лучше.

Михаил до травмы занимался резьбой по дереву и сейчас иногда вырезает, но мелкие узоры даются ему с трудом. Да и для того, чтобы собрать, например, табурет, приходится звать на помощь соседей.

Два года назад у Михаила появилось новое увлечение – алмазная вышивка. По его мнению, выкладывание картин из страз – не только интересное и красивое занятие, но и дополнительная тренировка мелкой моторики – Михаил верит, что рано или поздно ему удастся восстановить и работу правой руки.

– На первую картину «Тигры» у меня ушло полтора месяца. Было трудно: руки не слушались, детали мелкие, – рассказал молодой человек. – Но заниматься таким творчеством мне понравилось. Сейчас практически все свободное время я уделяю этому. Сделал уже пять картин, работаю над шестой. В среднем на каждую уходит около месяца.

На вопрос, что помогает ему восстанавливаться, Михаил ответил:

– Рядом со мной всегда мама. Ее забота, поддержка и вера в меня не позволяют сдаваться, придают мне огромные силы. И вообще хочется сказать всем: никогда не сдавайтесь, верьте только положительным прогнозам, помните, что чудеса существуют, человеческие возможности очень велики!