Двенадцатого июня 1991 года состоялись первые всенародные выборы президента РСФСР, на которых победил Борис Ельцин. Именно он в 1998 году предложил переименовать День принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации в День России. Это было официально сделано в 2002 году с принятием нового Трудового кодекса. Жители областного центра рассказали журналисту РИА «Воронеж» о том, что они делали в день выборов 1991 года, какие у них были настроения, ожидания и надежды.

Николай Сапелкин, историк:

– Выборы президента России 1991 года я помню очень хорошо. К тому времени у меня уже был значительный опыт работы в качестве секретаря и председателя участковых избирательных комиссий. А работал я тогда первым секретарем районного комитета комсомола.

На референдуме в марте 1991 года наши сограждане проголосовали за сохранение СССР и введение поста президента РСФСР. Выборы были назначены на день первой годовщины принятия Декларации РСФСР о суверенитете. На них в первый и последний раз вместе с президентом избирался и вице-президент. Выдвигалось шесть пар кандидатов. Руководитель СССР Михаил Горбачев к тому времени полностью растерял авторитет. «Горбачевцев» представлял его невзрачный соратник Бакатин с такой же невнятной программой. В итоге он занял последнее место. Люди искали альтернативу перестройке и демократическим реформам, которые привели к снижению качества жизни. Одновременно общество жаждало перемен. Все это позволило взойти звезде Владимира Жириновского, который на тех выборах занял третье место. От коммунистов выдвигался Николай Рыжков в паре с Борисом Громовым. Ему было уже более 60 лет, незадолго до выборов он ушел на пенсию с поста премьер-министра СССР по состоянию здоровья. Кроме того, коммунисты не смогли предложить содержательной альтернативы. Все это ослабляло позиции Рыжкова, и в итоге он стал вторым. Действующий председатель Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин выдвигался в связке с Александром Руцким. В итоге победителями оказалась пара Ельцин – Руцкой.

Несмотря на хорошую погоду, начало лета, праздничного настроения на выборах не было. Лично у меня было чувство тревоги, осознание опасности политики Горбачева и Ельцина и понимание того, что нужно искать выход из тупика, в который нас завели безответственные руководители страны.

Валерий Черников, директор Ресурсного центра поддержки НКО в Воронежской области, член региональной Общественной палаты:

– Интересное было время. Из открытых форточек доносились слова песни Виктора Цоя «Мы ждем перемен», в воздухе витал дух свободы, люди перестали бояться, и каждый открыто выражал свое мнение. Практически никто не понимал, что происходит на самом деле и к чему мы движемся.

Я был студентом и жил в общежитии «техноложки» в районе Березовой рощи. Голосовать мы с друзьями ходили на избирательный участок в школу с утра, потому что в то время на участках работали буфеты и можно было откушать что-то вкусненькое, но к полудню все разбирали. Было время повального дефицита, бешеной инфляции, талонов на основные продукты питания. Сегодня молодежь даже представить себе не может, как такое возможно, чтобы водка и сахар были по талонам, а людям, решившим вступить в брак, приходилось брать справку в ЗАГСе, чтобы пойти в ювелирный магазин и купить обручальные кольца.

Когда были озвучены результаты выборов, многие были в шоке, а через некоторое время мы проснулись в другой стране. Оценку деятельности первого президента России будут давать историки и политики еще не одно десятилетие, но одно могу сказать точно: мы потеряли великую страну, которую восстановить уже невозможно.

Виктор Тройнин, генерал-лейтенант полиции в отставке, руководитель Центра судебных негосударственных экспертиз:

– Нельзя изменить экономическую или политическую формацию в одночасье. Мы это осознавали и соответствующим образом реагировали – по мере возможности обеспечивали порядок, не давая выплеснуться эмоциям.

Я сам не голосовал – не успел из-за напряженного рабочего дня. Были десятки попыток устроить беспорядки, которые мы локализовали, стараясь не дать спорам перейти в междоусобные ситуации. Для нас, как силовых структур, было важно, чтобы люди друг друга не поубивали и не устроили нежелательных последствий.

Надежды, которые царили в 1991 году, были не очень объективны, потому что уж больно резко все менялось. Никогда в политике, экономике ничего резко не меняется. Резкие изменения равносильны такому торможению машины, чтобы пассажиры погибли. Мы затормозили развитие социалистического образа жизни, индустриализацию, плановую экономику. Зато вклинились в демократию, а демократия в то время не способна была разрешить возникшие вопросы.

Иван Чухнов, экс-руководитель управления культуры администрации Воронежа:

– Все устали от перестройки. Ельцин выступил с речью о том, что Россия встанет с колен и мы будем жить счастливо и благополучно. В наших учреждениях культуры традиционно располагалось около 30 избирательных участков. Я с самого утра голосовал, а потом был рабочий день до глубокой ночи. Днем объезжал наши избирательные участки, проверял технические характеристики. В учреждениях или на прилегающих территориях, где это было возможно, шли концерты наших коллективов, чтобы поднять людям настроение. Я запомнил, что практически у каждого избирательного участка стояли группы людей разного возраста и разных взглядов, которые ожесточенно спорили. Это был такой колоссальный политический клуб с дебатами. Люди пытались понять, что им делать, за кого голосовать.

Обстановка была очень напряженная, но миролюбивая. Естественно, старшее поколение высказывалось за КПРФ. Были мнения и за, и против Ельцина. Уже позже было время яростных митингов с битьем стекол в администрации области и схватками, когда флагами тыкали друг в друга. Но тогда все хотели проголосовать так, чтобы было лучше. Даже те, кто был против Ельцина, в душе на него рассчитывали. Поэтому у нас с 57% голосов Ельцин победил.

Было абсолютное ощущение честных выборов. Я 27 лет руководил управлением культуры и все эти годы был на всех выборах – знаю, о чем говорю. Тогда все чувствовали, что от этого зависит жизнь, судьба. Кто-то хотел вернуть утраченную надежду – Советский Союз. Знаю точно, что нарушений на участках не было, явка была высокая. На следующих выборах и явка, и проценты были уже другие. Разочаровались.

Бронислав Табачников, искусствовед:

– Это было совершенно необычное время, потому что уже нет коммунистического диктата, агитпропа, никто на тебя не давит и народ стоит на пороге новой России. И кажется, что если мы сейчас придем и изберем президента, отдадим голоса за то новое, чего мы ожидаем, будет хорошо – по крайней мере лучше, чем было вчера, позавчера или все предыдущие, достаточно мучительные и тяжелые годы. Никто не знал, как это будет, чем кончится и какие испытания ждут впереди. Главное настроение того времени – надежда и оптимистическое устремление в будущее. Казалось, что уже не будет так плохо, не будет этого гнетущего безвременья, которое имело место в предыдущие годы. И, конечно, никто не знал, что буквально через два месяца грянет путч, после которого вообще все кончится. И 12 июня 1991 года рассматривается как небольшая дверь в будущее, которое может быть другим: более разумным и осмысленным.

Сергей Ковалев, главный внештатный кардиохирург департамента здравоохранения Воронежской области:

– В день выборов я дежурил и оперировал студента, у которого было ранение в сердце. Это была какая-то неприятная ситуация – драка возле технологического института – как раз с субботы на воскресенье. Я успел проголосовать, правда, был уставший с дежурства.

Все ждали каких-то перемен, было воодушевление. На рубеже 1990-х уже было много напряженных моментов. Например, в 1989 году у нас была последняя специализация в институте Бакулева Академии наук. Была большая интернациональная группа кардиохирургов из Прибалтики, Молдавии. У ребят чувствовались сепаратистские настроения – мы этого особо не видели, но когда заходили в раздевалку, они какие-то газеты распространяли между собой. Нам было тогда не очень все это понятно. А когда стали тормозиться перестроечные процессы, я ощущал все как 30-летний человек, который уже был отцом пятилетнего ребенка, уже восемь лет работал. Чаяния были большие.

Оправдались наши надежды или нет, кто знает. То, что мы живем, – это хорошо. Но забылись государственность и российская аутентичность, молодежь не помнит свои корни. Мы тоже любили и любим The Beatles и Queen, но сейчас люди не знают истории. Нужно эту аутентичность возвращать.

Владимир Елецких, краевед:

– Я был на этих выборах. Радовался, что мы идем новым путем, радовался Ельцину. Выборы обнадеживали. Дело в том, что горбачевская система была уже протухшая и все ждали изменений в жизни страны: неважно, был бы это Советский Союз или СНГ (мы надеялись, что СНГ останется, а недовольные выйдут). Думали, будет мир на земле. Не было уже давления, появилась свобода слова, рухнула цензура. Я в те дни как раз стал предпринимателем и также ощущал надежду. Потом были «гайдаровщина», на которой я лично что-то потерял, ваучеры, с которыми нас обманули. Ну, мы наивные были. Народ и не собирался разбираться – нам говорили, что все будет хорошо, мы и верили. Но 90-е годы стали очень интересным временем – я работал с душой, занимался краеведческими передачами. 

Справка РИА «Воронеж»

На первых выборах президента РСФСР – республики в составе СССР – избирался и вице-президент (аналогично системе выборов в США, когда кандидатуры президента и вице-президента выставляются единым пунктом избирательного бюллетеня). Президент РСФСР избирался на пять лет. В 1993 году срок президентских полномочий сократили до четырех лет, а в 2008 году увеличили до шести лет. 

Первое место по итогам голосования в 1991 году заняли кандидаты (президент и вице-президент) Борис Ельцин – Александр Руцкой, второе – Николай Рыжков – Борис Громов, третье – Владимир Жириновский – Андрей Завидия.