Третья международная научно-практическая конференция «Зеленая инфраструктура городской среды: современное состояние и перспективы развития» началась в Воронеже в среду, 4 сентября. На форуме собрались специалисты в области озеленения городов, ландшафтного дизайна и арбористики из восьми стран. Журналист РИА «Воронеж» записала самые яркие выступления о том, на что влияет озеленение территорий.

P9041335.JPG

Яго Кин, глава международной организации по зеленой инфраструктуре Keen Consultants (Великобритания):

– Зеленые города экономят затраты на медицину. Согласно исследованиям, проведенным в Сингапуре, женщины, дома которых расположены рядом с зелеными насаждениями, рожают более здоровых детей. Ежегодно бюджет Сингапура экономит на этом до 5 млн долларов. Для многих детей, страдающих синдромом дефицита внимания и гиперактивности, озелененные территории способствуют купированию этого состояния, что также экономит до 2 млрд долларов. Если обеспечить озеленение на местах работы и проживания людей, можно сэкономить вплоть до 2 тыс. долларов на человека в год, которые могли быть потрачены на услуги системы здравоохранения. Например, в пересчете на жителей Воронежской области это потенциальная экономия 80 млрд рублей в год. Люди, у которых на рабочем месте есть окно, выходящее на зеленые насаждения, берут вдвое меньше больничных, чем те, кому с местом не так повезло. Инвестирование в озеленение рабочих мест позволит улучшить эффективность работников на 1,3 млрд долларов. Озеленение уменьшает стресс и обеспокоенность. Исследования ритейлеров показали, что больше прибыли приносят заведения, расположенные в местах с большим количеством деревьев: если на торговой улице растут деревья, люди покупают там на 12% больше. Если человек попадает в больницу и оказывается в палате, имеющей вид на природу, он восстанавливается быстрее, что экономит до 52 млрд рублей в год. Доступ к природе людей в пожилом возрасте поддерживает их мобильность, что экономит от 2 млрд до 4 млрд долларов системе здравоохранения. 

Огромной экономии можно достигнуть и в других областях. В британском городе Бирмингеме, по размерам сопоставимом с Воронежем, ежегодная выгода от городских озелененных пространств составляет 600 млн фунтов. Бирмингем стал первым зеленым городом Великобритании, который стал известен миру и даже получил премию ООН за инвестиции в зеленую инфраструктуру. Отрицать влияние озеленения на экономику просто бессмысленно.

P9041375.JPG

Маурицио Лаппони, член европейской ассоциации питомников  (Италия):

– Мы начинаем говорить о здоровье, когда его уже нет. Мы лежим в больнице и думаем: «Ах, вот если бы я занимался этим раньше!». Но мы не помним, что деревья, парки, зеленые насаждения могут дать нам и физическое, и ментальное здоровье. В Италии провели научные работы: создали терапевтические террасы и наблюдали за ними в течение трех лет. Люди, посещавшие их в течение этого времени, почти излечились от депрессии, агрессии, тревожности. Террасы были некрупными, но ухоженными, составленными с умом. Нахождение там успокаивало людей, факторы риска развития названных мной заболеваний существенно снижались. Многие посетители перестали принимать антидепрессанты и другие медицинские препараты. Когда человек имеет возможность прогуливаться в парке, встречаться там с друзьями, заниматься спортом, они расслабляются. Такой простой фактор – парк, а так много от него пользы. Сегодня люди вынуждены переселяться из деревень в города, но необходимо помнить, что, чтобы выжить, нам все-таки нужно быть ближе к природе.

P9041321.JPG

Таисия Вольфтруб, президент Ассоциации ландшафтных архитекторов России (АЛАРОС), член Союза архитекторов России, член-корреспондент Международной академии архитектуры (Москва):

– Не люблю слово «ландшафтный дизайн». В начале 1990-х годов, когда начали появляться «новые русские», они купили на Рублевском шоссе участки и стали строить там свои замки и коттеджи. Тут же нашлись люди, которые четко знали только две вещи: что здесь можно заработать хорошие деньги и что дерево нужно сажать корнями вниз. Больше они не знали ничего, но они назвались «ландшафтными дизайнерами». С тех пор у меня к этому словосочетанию неприязнь, хотя сама профессия – прекрасная, если мы действительно говорим о профессионалах. 

Любая ландшафтная архитектура всегда происходит в трех масштабах. Первый – масштаб районной планировки, то есть устройства города в целом. Второй – масштаб города, то есть устройство парков, скверов, бульваров. И третий – ландшафтный дизайн, который, на мой взгляд, является самым трудным, поскольку в нем никак нельзя ошибаться, необходимо все делать с операционной скрупулезностью. Существует мнение, что в России нет ландшафтной архитектуры и хороших настоящих ландшафтных архитекторов. Это чепуха. Достаточно вспомнить нашу историю, просто выйти на улицы и познакомиться с результатами работы наших коллег. Я хорошо помню 1980-е годы, когда в Союзе архитекторов обсуждали планы по реформированию скверов. В зале поднялась дама и произнесла: «Это безобразие! Советский ребенок по кривой дорожке не пойдет!». В наших рядах была оторопь, но потом мы поняли, что таких дам надо учить, чем мы все эти годы и занимаемся. Иначе наши города выглядели бы сегодня совсем по-другому.

P9041305.JPG

Денис Цуканов, член Совета НКО «Ассоциация по развитию городских парков и общественных пространств»:

– Мы с коллегами были в команде, начинавшей все преобразования в Российской Федерации, связанные с парками и озеленением. Мы начинали с Москвы, где разрабатывали программу по формированию новых современных парков в городе, – мы начинали с парка Горького, Сокольников, Измайловского парка. Прежде чем добиться успеха и понимания людьми того, что мы делаем что-то большое, новое и важное, нам пришлось преодолеть множество противоречий, чтобы сформировать культуру посещения парков. То, что парк – это не вещь для галочки, а элемент комфортной городской среды, нам пришлось доказывать не только властям, но и жителям. Парк сам по себе большого значения для города не имеет, если качество жизни в городе остается на не самом высоком уровне. Но это элемент, который в том числе влияет на качество жизни. 

Когда мы начали внедрять все эти изменения в парках Москвы, первое время в туалетах воровали жидкое мыло. Но все приходит со временем. Мы получали множество негативных отзывов до того момента, пока люди не осознали, что все преобразования делались для них. В последние годы мы видим очень серьезную динамику развития парковых территорий. За 2018 год парки, входящие в структуру Мосгорпарка, посетили более 120 млн человек. Это колоссальная цифра! В 2011 году, когда мы начинали, центральные парки посещали около 10 млн человек. Главное – понимать, что без интереса жителей и понимания власти никакого отдельно взятого парка и города, в котором много комфортных парков, никогда не получится. В этом должны быть заинтересованы все стороны.

Контекст

Третья международная конференция «Зеленая инфраструктура городской среды: современное состояние и перспективы развития» будет проходить в Воронеже в течение двух дней, 4 и 5 сентября. По окончании форума его спикеры станут членами жюри девятого фестиваля «Город-сад»