Известная телеведущая, врач-терапевт Елена Малышева провела в Воронеже творческий вечер и рассказала корреспондентам РИА «Воронеж», как есть, чтобы похудеть, почему она не боится выбирать для своих передач самые острые темы и за что любит Воронеж.

– Елена Васильевна, уже много лет вы являетесь и врачом, и телеведущей. Как вам удается совмещать эти две профессии?

– И «Здоровье», и «Жить здорово!» – обе эти передачи, по сути дела, разговор врача с людьми, здоровыми и больными. Глобально это не требует специального образования, а требует умения ясно излагать свои мысли. Правда, в отличие от многих докторов, которые работают на телевидении, у меня все же есть профессиональное телевизионное образование для тех, кто занимается здоровьем и окружающей средой, и оно получено в США. Поэтому в этом смысле я человек с двумя образованиями.

– Вы диетолог и приглашали на свой вечер людей, которым трудно похудеть. Что вы хотите им посоветовать?

– Моя основная профессия – терапевт. Любой врач в состоянии объяснить человеку, как правильно питаться, чтобы иметь нормальный вес. На 80% вес зависит от того, как вы питаетесь, и вся теория его снижения сводится к трем пунктам. Первое: чтобы худеть, надо есть! Вы должны есть четыре, пять или шесть раз в день. Голодание, ограничительные диеты признаны худшими системами пищевого поведения в мире. Сегодня у нас есть анализ 47 мировых диет, и очень четко в худшую группу попали ограничительные диеты: белковая, диета Аткинса, диета Дюкана – они на самом последнем месте. А самой лучшей является средиземноморская диета. Второе: секрет похудения – в одном стакане. Это значит, что объем съеденной за один раз пищи должен помещаться в стакан: 200-250 г – для женщин и 250-300 г – для мужчин. Третье: вода важнее, чем еда. В идеале нужно пить два литра воды в день, это десять стаканов. Получается прекрасно: вода заставляет работать пищеварительный тракт, снижает чувство голода, заполняя желудок, и не дает вам переедать. Запомните: еда – единственный источник калорий. Если даже вы до упаду занимаетесь физкультурой, то не похудеете, если не будете правильно питаться. И если вам внушают, что тут есть какие-то вселенские секреты, вас обманывают. Вопрос лишь в том, чтобы вы с собой о своем пищевом поведении договорились один раз и на всю жизнь.

– В своей передаче вы поднимаете достаточно интимные, рискованные вопросы…

– Ну например? Подавляющее большинство людей думают, что я поднимаю рискованные вопросы, не видя ничего из моих передач! Все делают вывод по скриншоту.

– Например, самый известный ролик – про обрезание, когда в кадре обрезали свитер. Вы первая решились говорить с экрана на такие темы.

– Я врач. Представьте, что вы приносите на прием ребенка, ему больно, он даже не может сходить в туалет. Его заболевание называется «фимоз» – это болезнь, при которой инфекция развивается в крайней плоти. Что я должна сказать матери ребенка: «Эта тема меня унижает»? Обрезание как часть культуры существовало у народов, которые живут в супержарких странах и кочуют. Для того чтобы дети не болели, а они даже погибали от этого, мальчикам делали обрезание. Это было облечено в часть религиозной культуры, потому что людям невозможно было иначе донести гигиенические истины. Так почему как врач я не могу рассказать об этой действительно страшной проблеме? Мы говорили о статистике: в странах, где существует обрезание, рак полового члена в семь раз ниже. Разве это не заслуживает внимания? Я думаю, вы тоже не видели эту передачу, и советую всем ее посмотреть, потому что это очень важная информация для мам, для бабушек. Я никогда не говорю пошлости, но как врач я должна со своими пациентами говорить на любые темы, не унижая их человеческого достоинства. Все части тела божественно прекрасны, и, по-моему, гораздо гаже поступают те, кто отзывается о них в унизительном тоне.

– Стали ли обсуждения таких тем более открытыми? Люди перестали стесняться о таком говорить после ваших передач?

– Не думаю. Люди продолжают стесняться об этом говорить, потому что в нашей культуре существует закрытость подобных тем. Когда вслух произносится слово «половой член», возникает неловкая тишина. А мне всегда грустно, когда люди ругаются трехэтажным матом при женщинах и детях, и даже сами женщины ругаются. Мне стыдно и хочется вымыть руки.

– Считаете ли вы, что ваши передачи просвещают зрителей? Может быть, они в результате чаще обращаются к врачам?

– Я не сомневаюсь, что мои передачи просвещают зрителей. Более того, сегодня практически нет передач о народной медицине, потому что медицина профессиональная достигла высочайшего класса: сегодня рак лечится на наших глазах. Вообще отношение к здоровью улучшилось намного, люди массово стали вести здоровый образ жизни. Люди перестают курить. В России уменьшилось потребление алкоголя. Молодежь ходит в тренажерный зал. Это огромное веление времени, в рамках которого развиваемся мы все.

– Как вы находите темы для своих передач? За эти годы, кажется, вы все уже обсудили.

– Вы мне напоминаете моего сына. Когда он был маленьким, я предложила подарить его учительнице книжку, и он сказал: «Нет, мама, учительница все книжки уже прочитала!» Так что нет, рассказали почти обо всем, но все же не обо всем. Медицина развивается. Передача «Здоровье» выходит в эфир 23-й сезон. И если в первых передачах мы, рассказывая, как лечится гайморит, долбили дырку в кости, то сегодня на смену пришел элегантнейший метод. Если раньше мы показывали открытые операции, и была целая система, как перекрыть эти кровавые планы, то сегодня такие операции – редкость, они проводятся эндоскопическим методом, с участием роботов. Мы живем в мире бурного развития медицины, и нам всегда есть о чем рассказать.

– Вас многое связывает с Воронежем. Какие у вас впечатления от встречи с городом?

– Это мой первый приезд не летом, а поздней осенью-зимой. Поэтому я не узнаю мой любимый город. Я привыкла к зеленому цветущему городу, с запахом флоксов, которые цветут в саду моей бабушки, с огромными помидорами «бычье сердце», вкуснее которых ничего нет в моей жизни, а сейчас Воронеж какой-то серый, без голубого неба, без зелени. Поэтому мне грустно в этот приезд. Но у меня здесь очень много родных, и когда я к ним приезжаю, это все та же любовь и нежность, которую я испытывала, когда бывала здесь ребенком. Я гостила у двух моих теть, и на столе были все те блюда, которые готовила моя бабушка, а на дорогу мне давали яблоки. Когда я отказывалась, говорили: «Это воронежские! Как ты можешь не съесть?» Я тут счастлива, совершенно как в детстве.