Министр здравоохранения России Вероника Скворцова заявила, что идея перехода на четырехдневную рабочую неделю имеет право на существование, в четверг, 5 сентября. Глава Минздрава уточнила, что такой график может подойти людям, которые ведут здоровый образ жизни, имеют семью, о которой надо заботиться, и хобби.

Изначально, в июне 2019 года, о варианте перехода на четырехдневную рабочую неделю заговорил премьер-министр Дмитрий Медведев. По его мнению, при этом должна расти производительность труда и сохраняться зарплата. Тогда бизнес-сообщество восприняло заявление как шутку, но вопросы об уходе от пятидневки стали поднимать все чаще.

Журналист РИА «Воронеж» собрал мнения местных бизнесменов, чиновников, общественников, психолога и врача.

яцких.jpg

Иван Яцких, руководитель Государственной инспекции труда в Воронежской области:

– Введение четырехдневной рабочей недели оправдано лишь по некоторым частям экономики и отдельным профессиям. Абсолютно всем ввести новый график сложно. Некоторым и пяти дней не хватает – к примеру, мне.

О четырехдневной неделе можно говорить в отраслях, где идет автоматизация и замещение человеческого труда. На крупных предприятиях переход повлечет оптимизации штатной структуры и фонда оплаты труда. Если поставить на завод новые станки, то производительность возрастет. И если спрос на продукцию ограниченный, то можно спокойно сократить рабочую неделю – все успеют сделать и за четыре дня. Но в таких профессиях, как врач, чиновник, госслужащий, учитель, о подобном думать рано.

Вообще, переход на четырехдневку целесообразно обсуждать при сохранении той же зарплаты. Если же нововведение повлечет снижение дохода, то позитива будет мало.

зражевская.JPG

Татьяна Зражевская, уполномоченный по правам человека в Воронежской области:

– Ни один здравомыслящий человек не откажется от такого! Это дополнительное время для семьи, детей, себя. Однако мы упираемся в другое: сколько будет рабочих часов на этой четырехдневной неделе? Если, к примеру, мы будем ходить на работу не к 9, а к 8 часам и работать до 18, то людей это устроит. Еще один фактор – зарплата, которая не должна снижаться (она и так очень маленькая).

Есть успешные примеры сокращения рабочей недели. В том же Кемерово летом по пятницам работают до 15:00, люди благодарны. Женщины приходят домой раньше, могут заняться детьми.

Чтобы уменьшить рабочую неделю, необходимо интенсифицировать труд. Вот пример: я преподаю в университете и вместо того, чтобы рисовать схемы на доске, сразу высылаю студентам структуру лекции. Так моя производительность повышается. Каждый вид деятельности имеет свои скрытые резервы благодаря скрытой интенсификации производства.

Kornev K_V_.jpg

Константин Корнев, исполнительный директор автономной некоммерческой организации «Воронежский центр общественных процедур "Бизнес против коррупции"»:

– Я общаюсь с малым бизнесом, и в этих кругах люди поначалу думали, что идея с четырьмя рабочими днями – просто шутка. А сейчас, когда ее уже вовсю обсуждают, отношение негативное. Реально ввести такую неделю можно для бюджетников, но в целом я не вижу предпосылок к переходу. Если решение все же примут, то такая неделя не будет обязательной. Мне трудно представить, чтобы нам могли навязать, сколько дней работать, – этот выбор за работником и работодателем.

С точки зрения работников, идея хороша при условии, что не будет потери в зарплате. Появится больше времени на семью, здоровье, себя. А с точки зрения работодателя, чтобы сохранить людям зарплату, они должны выполнять норму, которая заложена в пятидневную рабочую неделю. Это не всегда реально. Если не успевают, то придется вызывать в выходной – а это оплата за сверхурочные, бизнес попадает на деньги.

Но и это не все. Если будет высокая производительность труда, то работников с низкой будут увольнять – и пойдет волна сокращений. А еще надо готовиться к недовольству работников, которые придут к начальнику и скажут: «Ты ретроград, все за четыре дня, а ты не даешь нам вольницы».

00000102.jpg

Елена Образцова, главврач Воронежского областного клинического консультативно-диагностического центра:

– Врачи нужны больше чем четыре дня в неделю. Мы и так работаем шесть дней в неделю, ведь к медпомощи всегда должен быть доступ. Такое нововведение усложнит жизнь: медики будут выходить в выходные чаще, а это переплата за сверхурочные. Так что придется еще искать дополнительное финансирование. Пациентам это тоже неудобно – у них станет меньше дней, когда можно посетить врача в обычном режиме. В общем, ничего хорошего я в этой идее не вижу. Достаточно отпусков, дополнительных выходных в связи с праздниками – и так роскошно живем. Вообще, врачи сейчас идут к тому, чтобы работа не останавливалась.

Копылов Артем.jpg

Артем Копылов, гендиректор завода «Агромиг»:

– Я вижу два варианта: хороший и плохой. Между ними – что-то промежуточное. Хороший – все будут больше отдыхать, потом лучше работать, производительность труда вырастет. Плохой – все еще больше расслабятся, производительность упадет.

Эффект от такого нововведения зависит от отраслей. Где нужен креатив, там будет рывок, где монотонная работа – нет. Судите сами: человек стоит у станка и делает 100 деталей. За пять дней – 500 деталей, а за четыре – 400. У меня на производстве сушилок для зерна работа монотонная, и на нас нововведение скажется негативно. Это повлечет повышение себестоимости продукции, а зарплаты сократить нельзя. Как итог – будет сдельная оплата труда.

А промежуточный вариант – это когда нерадивые работодатели перейдут на четырехдневную рабочую неделю и сократят заплату. Это возможно в тех сферах, где зарплата идет в конвертах.

sj6mY9sQZUM.jpg

Юлия Алтухова, руководитель Воронежской городской общественной организации «Совет женщин»:

– Я не уверена, что еще один выходной будет позитивным решением и даст сдвиг в плане проведения времени с детьми. У нас уже сложился режим: пять дней работаем, два – отдыхаем. Мы все планируем в этой канве, а третий выходной даст только стресс. А еще он отразится на зарплатах. О каком позитиве тут можно говорить? Вообще, русскому человеку лишний выходной – как-то очень странно.

Если уж вводить дополнительный выходной для общения с детьми, то надо эту мысль донести до масс – запустить подготовительную программу, которая бы показала обществу, на что тратить свободное время. А так все просто уйдут в отдых.

крылова.jpg

Ольга Крылова, психолог:

– Такой переход положительно отразился бы на людях. Ведь большую часть времени мы просто растягиваем задачу, которую ставит работодатель. Фактически она выполняется столько, сколько мы на это закладываем. Мы растягиваем работу, понимая, что нам сидеть до шести или работать пять дней в неделю.

Но не во всех отраслях уместно введение четырехдневной рабочей недели. Если всю работу поделить на проектную и рутинную, то проектная работа может выполняться быстрее, и короткая рабочая неделя ее ускорит. Но не будет ли работодатель злоупотреблять сокращением длительности недели? К примеру, снижением зарплаты.

VG100443.JPG

Александра Глухова, заведующая кафедрой социологии и политологии ВГУ:

– Если бы власти учитывали перспективы политической активности россиян, они бы не сокращали рабочую неделю, а увеличили, дабы отлучить граждан от этой деятельности. А еще возникают вопросы о сохранении зарплаты. Доходы падают уже шестой год. Напомню, у нас стагнирующая экономика. Все разговоры о рывке идут не первый год, но мы к нему движемся медленно. У нас низкая производительность труда, а тут усядемся дома еще на один день? Предложение высказано Медведевым вроде было не всерьез, а теперь его уже обсуждают. Люди и так раздражены, трудно сводить концы с концами.

d-dQwDB4PD8.jpg

Ирина Горелова, директор по развитию программы «Молодежный бизнес России»:

– Если такое нововведение приведет к тому, что производительность труда возрастет, то это плюс. Я за гибкость в работе. К примеру, чтобы трудовые отношения регулировались не кодексом, а необходимостью производственного процесса. Иногда надо задержаться на работе, а иногда можно и уйти раньше. Главное, чтобы это не влекло последующих наказаний и не становилось поводом для постоянных проверок.

При введении нового графика люди оперируют понятием о том, что труд будет эффективнее. Но будет ли? Трудно сказать – у нас вообще не очень хорошо с производительностью труда по сравнению с другими странами. Все нововведения хороши, когда дают возможности, а не закручивают гайки. Ведь часто все начинается из благих побуждений, а уходит в негатив.

У меня ненормированный день – работаю с начинающими предпринимателями. А их рабочая деятельность не вписывается ни в четырех-, ни в пятидневную неделю. Это 24 на 7 в начале. Только когда все структурировано и отлажено, появляется время на отпуск.