Воронежский звукорежиссер, инженер, предприниматель, музыкант фолк-группы Green Crow Денис Субботин регулярно проводит отпуск на парусном корабле «Штандарт» – точной копии боевого корабля 1703 года. Денис залезает на 34-метровые мачты, драит палубу, стоит за штурвалом. Он «обошел» почти всю Европу, а недавно вернулся из путешествия по Северному морю. Путешественник рассказал корреспонденту РИА «Воронеж», кого берут в матросы на «Штандарт», сколько часов спят и что едят моряки, какие опасности могут подстерегать в море и почему русский корабль никогда не бывает в России.

Воплотить мечту

С ранней юности Денис привык путешествовать и ходить в походы. В 2013 году он проехал с экспедицией 3,2 тыс. км по пустыне Гоби, куда до этого не ступала нога человека. Воронежец взял с собой камеру и снял документальный фильм, заслуживший множество наград на конкурсах любительского кино. С тех пор отчеты о своих путешествиях он выкладывает в своем видеоблоге.

Уже более четырех лет Денис Субботин путешествует на деревянном фрегате «Штандарт», который построил в 1999 году питерский судостроитель Владимир Мартусь. Фрегат – учебный парусник, который принимает на борт и обучает моряцкому делу всех желающих вне зависимости от пола, возраста, цвета кожи и национальности.


Фото – Валерий Василевский (из архива)

«Штандарт» – точная копия первого боевого корабля, построенного Петром I в 1703 году для обороны Санкт-Петербурга. Владимир Мартусь создал корабль вручную вместе с друзьями и единомышленниками. Каждая деталь, включая кованые гвозди, сделана по старинной технологии. Владимир Мартусь – его капитан.

– В строительстве корабля участвовали в общей сложности 600 человек. Это люди, которым хотелось воплотить свою мечту, и им это удалось. Это полностью соответствует девизу корабля: «Life is what you make it» («Жизнь такая, какой ты ее делаешь»), – рассказал Денис Субботин.


Фото – Михаил Кирьянов

Кстати, у «Штандарта» есть предшественник – деревянная парусная шхуна «Святой Петр» с двуглавым орлом на корме, построенная по заказу Владимира Мартуся в 1991 году на петрозаводской верфи деревянного судостроения «Варяг». Корабль тоже задумывался как учебный. В 1994 году хозяин продал шхуну, а в 2003 году она «засветилась» на съемках блокбастера «Пираты Карибского моря». Позже корабль появился еще в двух частях фильма.

Русский корабль – на заднем плане
Фото – кадр из фильма

За штурвал – с первых дней

Никаких ограничений для будущих моряков на «Штандарте» нет. Берут и детей – к примеру, летом 2018 года полноправным членом команды стал 13-летний мальчик, который приехал на «Штандарт» с отцом.

– Дети на корабле бывают довольно часто. На международных регатах, например, не менее половины экипажа должна составлять молодежь до 25 лет. Так в парусный спорт пытаются привлекать новых людей, заинтересовывать молодежь, – отметил Денис.

Верхней возрастной планки у волонтеров тоже нет. За время путешествий Дениса самому старшему матросу-волонтеру было более 60 лет.

– Главное противопоказание – социофобия. Если ты боишься людей, на корабле тебе будет трудно, – шутит Денис.

Приезжая на судно, каждый подписывает соглашение волонтера. Он обязуется участвовать во всех корабельных работах и при этом полностью несет ответственность за свою жизнь.

Новичок, оказавшийся на корабле, с первого дня стоит за штурвалом, готовит еду в камбузе, ставит паруса, залезая на корабельные мачты.

– Корабль полностью управляется вручную. На нем есть капитан, постоянная команда – вахтенные офицеры, опытные люди, которые много лет ходят под парусами на «Штандарте», и есть команда волонтеров, которых офицеры учат, как управлять кораблем, – пояснил Субботин.

«Летучий голландец»

Летом 2018 года Денис был на фрегате целый месяц. Став членом команды парусника, он побывал в Голландии, Великобритании, Норвегии, Дании. Путешествовал по Балтийскому, Северному, Ирландскому морям, проливу Гибралтар и Атлантическому океану.


Фото – Татьяна Ефремова (из архива)

По словам Дениса, фрегат выглядит настолько впечатляюще, что «Черная жемчужина» Джека Воробья из «Пиратов Карибского моря» рядом с ним «просто отдыхает».

– Каждый раз, когда мы заходим в порт, посмотреть на корабль приходит весь город. В порту мы даем пушечный салют – знак приветствия. И, естественно, открываем корабль для экскурсий. Например, в первый визит в Бордо за три дня «Штандарт» посетили более тысячи человек. Однажды в Атлантике к нам пришел сигнал SOS – у рыбака отказал движок. Когда мы подошли к нему близко, было видно, что он в шоке – он ожидал увидеть катер или яхту, а к нему из тумана почти вплотную подошел «Летучий голландец», – вспомнил Денис.


Фото – Валерий Василевский (из архива)

«Штандарт» почти всегда ходит под парусами. Но есть на нем и два двигателя, которые включают, если кораблю нужно зайти в порт или в полный штиль, когда нужно идти, а ветра нет. Правда, ходить по морю с включенным движком очень дорого: час движения по штормящему морю обойдется примерно в 50 евро – стоимость горючего высока.

На корабле восемь действующих пушек, из которых, заходя в порты, команда корабля дает салют. Одна из пушек сделана в эпоху Петра I. Светло-бежевые паруса на корабле сшиты не из парусины, а из специальной синтетической ткани, сделанной «под парусину».

– Дело в том, что обычная парусина приходит в негодность довольно быстро. А поменять 620 метров квадратных парусов – очень дорогое удовольствие, – пояснил Денис.


Фото – Михаил Кирьянов

Неприкаянный корабль

Фрегат «Штандарт» зарегистрирован в Санкт-Петербурге. Когда-то у него были самые настоящие алые паруса, под которыми он участвовал во всех питерских праздниках. Сейчас самый известный корабль страны бороздит все моря и океаны под российским флагом, но не может вернуться на родину: согласно действующему законодательству, в России не может быть деревянных судов.

Для восстановления судна на классификационном учете Российский речной регистр в 2009 году потребовал у судовладельца до выхода в рейс устранить все имеющиеся несоответствия правилам регистра. Судовладелец счел требования невыполнимыми с учетом исторической конструкции корабля и решил прекратить его эксплуатацию в РФ до урегулирования вопросов российского законодательства по историческим и традиционным судам. С 2009 года корабль осуществляет учебно-тренировочные плавания в водах европейских стран.

Пока ситуация с историческими судами не имеет законодательного решения, корабль, ходящий под российским флагом, остается за пределами территориальных вод РФ. Российские туристы могут попасть на него только в заграничных портовых городах. К примеру, на этот раз Денис Субботин отправлялся в морское путешествие из Амстердама.

Поскольку «Штандарт» – международный волонтерский проект, команда здесь интернациональная: до половины экипажа могут составлять иностранцы. Боцман корабля – голландец.

В такой ситуации матросы общаются на английском языке. Команды на фрегате отдаются на русском и дублируются на английском.

– Впервые после университета я вспомнил английский на «Штандарте». Чтобы сработал языковой «переключатель», мне обычно хватает одного дня. Сейчас я пишу стихи на английском. Это очень здорово меняет мышление. Кстати, иностранцы в таких условиях учат русский буквально за неделю, – рассказал Денис.


Фото – Валерий Василевский (из архива)

На корабле день разделен на временные отрезки – каждый по четыре часа, – которые называются вахтой. Вахта – определенный круг обязанностей, распределенный между группами волонтеров от семи до 10 человек. Например, одна вахта целый день готовит еду на 30 человек, другая весь день драит деревянную палубу, смачивает ее водой из брандспойта, чтобы дерево не рассохлось и палуба не протекала. Третья вахта прибирает в гальюнах, пылесосит, наводит чистоту. При этом все вахты принимают участие в управлении кораблем – стоят за штурвалом и залезают на мачты. На корабле есть фок-мачта, грот-мачта и бизань-мачта.

– Так как весь корабль управляется веревочками, нужно знать, что они обозначают и за какую нужно дергать. Поэтому любого новичка, приходящего на борт, сначала учат. Как правило, к концу второй недели у новоиспеченного моряка складывается представление, как устроен и работает корабль, – пояснил Денис Субботин.

Стесняться не приходится

На корабле свой режим дня – о полноценном восьмичасовом сне можно забыть. Перерывы на сон разделены на два отрезка по четыре часа. Например, в вахте бизани (моряки называют вахту в зависимости от мачты, на которой ее несут) спать можно с 16:00 до 20:00 и с 4:00 до 8:00. Все остальное время команда несет вахту и подвахту.

– Иногда я слышу: «Как же вы засыпаете, если кто-то храпит?». Я засыпал уже тогда, когда моя голова касалась подушки. Такой режим внутренне дисциплинирует: ты понимаешь, что проспать вахту нельзя, ведь в этом случае ты подведешь товарища. Плюс ко всему, это серьезная психологическая дисциплина: ты начинаешь хотеть есть строго четыре раза в день, – сказал Денис.

Часть моряков спит в гамаках, другая часть – в кубриках (каютах с полками, напоминающими спальные места в плацкарте). Моряцкие полки называются койками. Разделения на женские и мужские кубрики нет, отгородиться от соседа можно занавеской, прикрепленной к койке.

– Моряцкий быт такой, что стесняться не приходится. К концу плавания ты знаешь людей, которые находятся рядом с тобой, в быту гораздо лучше, чем членов своей семьи. Ведь ты вместе с ними ешь, спишь, умываешься, – заметил Денис.


Фото – Михаил Кирьянов

Еду волонтеры готовят в камбузе, оборудованном по последнему слову техники. Во время качки готовить невозможно: кастрюли летают по камбузу даже в привязанном состоянии. Поэтому во время очень сильной качки команда переходит на легкий перекус – йогурты и бананы. Выпивать можно лишь во время стоянки в порту.

«Голову на корабле не моют»

Моряки ограничены в воде: на 30 человек приходится всего 4,5 т воды, которой должно хватить на купание, на мойку посуды. Поэтому воду на корабле приходится экономить. Денис придумал юмористическую инструкцию для членов экипажа, один из ее пунктов: «Влажная салфетка – подруга моряка».

– Когда приходишь в порт, очень хочется искупаться и выпить пива, – признался Денис Субботин.

На корабле два яхтенных туалета (гальюна), каждый оборудован душем.

– Перед тем как принять душ, подходишь к механику и говоришь ему, что тебе надо искупаться. Он дает добро на пользование водой. А вот голову на корабле никто не моет, это излишество. Основательно помыться можно только в портах, куда корабль заходит примерно раз в три дня, – сообщил Денис.

– Корабль идет довольно быстро, поэтому за бортом на ходу никто не купается: ты просто отстанешь от судна. Иногда мы бросаем якорь, спускаем спасательный трап и спасательные круги и купаемся в море. Это кайф! На этот раз купались в Северном море в воде температурой +11 градусов, – поделился Денис.

Многие моряки моют палубу морской водой из брандспойта (пожарного насоса) и одновременно поливают ею друг друга. Можно пользоваться шампунем и не экономить на воде, ведь за бортом ее неограниченное количество.


Фото – Валерий Василевский (из архива)

У моряков есть сложившиеся веками суеверия. Самое главное из них гласит: на корабле нельзя бриться и стричься, даже стричь ногти – это делают только в порту.

– Суеверие сложилось в те времена, когда корабли пересекали экватор, где ветра бывают очень редко. Чтобы вызвать ветер, нищие моряки приносили морю в жертву все, что у них было самое ценное – волосы. С тех пор моряки верят, что если бриться и стричься на корабле, можно вызвать штормовой ветер, – пояснил Субботин.

На мачту – в полной темноте

Каждый член команды несет вахту и за штурвалом корабля – на верхней палубе, открытой всем ветрам. В шторм и дождь члены экипажа надевают специальные плащи – шторм-сьюты – и защитные очки.

– В серьезную погоду мы сворачивали паруса и либо становились на якорь, либо переходили на дизельный двигатель. Самая омерзительная погода, которую я помню, – это ледяной ветер скоростью 25 узлов с дождем и градом, – вспомнил Денис.

Волонтеры у штурвала каждые полчаса сменяют друг друга. Заданный капитаном курс корабля отражается на специальной электронной карте и компасе.

Все, кто выходит работать на мачты, проходят предварительный инструктаж и обучение. Чтобы не случилось внештатных ситуаций, волонтеров страхует вахтенный офицер. Внештатные ситуации – это и идущий навстречу корабль, и металлический буй, внезапно возникший в море. Если фрегат наткнется на такой буй, это грозит гибелью корабля и половины экипажа. Особенно внимательным нужно быть в туман.

Пока кто-то из волонтеров стоит за штурвалом, другие члены экипажа работают с парусами. Ветер на море постоянно меняется, и в зависимости от направления ветра нужно повернуть 620 «квадратов» парусов.

– Надо наполнить ветром паруса – дать им возможность расправиться. А если на море шторм, нужно резко убрать их, – добавил Денис.


Фото – Михаил Кирьянов

На высоту залезают абсолютно все члены экипажа. Для безопасности у каждого матроса есть страховка, поэтому упасть и разбиться на корабле нельзя. Ночью матросы карабкаются на верхотуру без фонариков – ими на корабле пользоваться нельзя, можно ослепить стоящего за штурвалом рулевого, зрение которого привыкает к темноте.

– Стоит включить фонарик – и он ослепнет. Любой яркий свет в темноте убивает зрение.

По словам Дениса, работа на мачтах и со снастями больше удается девушкам (они составляют до 30% команды на корабле):

– Современные девчата намного выносливее парней. У них лучше получается запоминать систему снастей, да и работают они аккуратнее. Меньше думают о геройствах, а просто тихо и спокойно работают. Надо залезть на высоту и зашить парус? Девочка спокойно залезает и зашивает его, не рефлексируя по этому поводу.

Красота и смерть

Одно из самых ярких морских воспоминаний Дениса – встречи с дельфинами, которых он называет «самыми крутыми ребятами океана». Кораблей с движками дельфины опасаются, а с парусниками играют.

– Как-то раз мы шли ночью по Атлантике в глубоком тумане: не было видно вытянутой руки. При этом на небе виднелись самые яркие звезды, а в море – планктон, из-за которого все днище корабля светилось голубовато-зеленым. И тут пришли дельфины: их тела в планктоне оставляли длинные светящиеся следы, которые медленно гасли вокруг корабля. Они своими телами рисовали вокруг корабля красивые геометрические узоры, – описал Денис.


Фото – Михаил Кирьянов

Еще одно яркое впечатление у воронежца оставила гонка старинных кораблей со всего мира Tall ship races, в которой фрегат участвует регулярно. На регате Денис впервые увидел уникальное судно – огромный парусник «Лорд Нельсон», построенный специально для инвалидов. Управлять судном может даже слепой человек. Корабль начинен системой различных подъемников и лебедок. По словам Дениса Субботина, самое ценное в этом состязании для моряков – общение с командами из других стран:

– Люди везде очень разные, но в то же время одинаковые. Никто из моряков не общается о политике. Когда ты в море, ты понимаешь, что никакой политики не существует. Рядом с тобой две вещи: красота и смерть. Потому что это невероятно красиво и опасно. Океан и море безразличны к человеку, у них нет эмоций, но они очень сильные. Такое сочетание делает моряков особым сообществом.

По словам Дениса, путешествие на «Штандарте» помогает многим волонтерам изменить жизнь.

– Я не раз видел, как люди, пришедшие на корабль, выбирались из жутчайшей депрессии, разворачивали свою жизнь на 90 градусов. В море понимаешь, что границы – лишь в голове, а мир бесконечен и бескраен, – заметил путешественник. 


Фото – Валерий Василевский (из архива)