Пятого мая 2008 года в частном доме на улице Токарной случилась трагедия. Убили 43-летнюю хозяйку – заместителя директора завода имени Тельмана Марину Кузину – и приехавшего к ней на праздники сына. Пожилую мать женщины преступники многократно ранили, избили и бросили, уверенные, что она мертва. Пенсионерка выжила и стала главным свидетелем по делу. 

Из дома пропали деньги, золото и драгоценности. Никто не знает точную сумму похищенного, но она превышает 11 млн рублей. Следствию удалось найти лишь малую часть. О том, как произошло двойное убийство, как велось следствие и о загадочных смертях во время него – в материале РИА «Воронеж».

«Ударили ножом, повалили на пол»

Евгений Соломахин в 2008 году возглавлял криминальную милицию Железнодорожного РОВД и первым оказался на месте преступления.

– Милицию вызвали соседи поздним вечером. В доме было очень много крови. Парень погиб от выстрела в голову. На теле женщины судмедэксперты насчитали 24 удара ножом и 38 травматических воздействий. Чудом в живых остался свидетель – бабушка. Ее тоже ранили ножом, и она лежала в луже крови, может, и сознание теряла. Бандиты подумали, что она погибла. Потом она смогла как-то добраться до соседей и попросить о помощи, – сообщил Евгений Соломахин журналисту РИА «Воронеж».


Фото – Виталий Грасс (из архива)

Раненая пенсионерка, на глазах у которой только что убили ее самых родных людей, была в шоке.

– Я с ней общался, но она мало что могла рассказать. Только что ворвались двое, ударили ножом, повалили на пол и приказали лежать. Слышала, как кричала дочь, потом – как застрелили внука, – вспомнил сыщик.

Уже после полуночи прибыл муж Кузиной. Он работал в Москве, приезжал в Воронеж лишь на выходные.

– Было очень тяжело на него смотреть – случившееся его убило. Два часа не мог отойти от тела супруги, – поделился Соломахин.

С места преступления была похищена большая сумма денег и драгоценностей. Они хранились в сейфе в гараже. Кроме украшений там лежали коллекционные слитки золота 999 пробы. Самый большой весил 999 г. Бандиты хотели увезти награбленное на машине, принадлежавшей убитому парню, но установленное там антиугонное устройство блокировало авто. Преступникам пришлось тащить все «на руках».

– Мы потом установили их маршрут. Наводчик ждал их на окружной дороге, километрах в пяти. Они уходили вдоль железной дороги. Мы там потом десятки километров прошли, искали следы, – сказал Евгений Соломахин.


Фото – Андрей Архипов

Версии

История о кровавом преступлении в Железнодорожном районе получила огромный резонанс. Кроме жестокости убийства внимание к трагедии привлекало и то, что жертвой стала женщина, занимавшая руководящую должность на крупном предприятии. Кроме того, зашкаливала сумма похищенного.

– Преступление было дерзкое, вопиющее. Вокруг него даже сейчас ходят слухи. Мало того, что убили значительных людей и похитили большую сумму денег, так еще существовали различные версии о мотивах преступления, – отметил руководитель следственного отдела по Железнодорожному району СУ СК РФ по Воронежской области Роман Гречущев (на момент расследования – следователь по особо важным делам СУ СК по региону).


Фото – Михаил Кирьянов

Мотив (ограбление) вроде бы лежал на поверхности. Вместе с тем проверялась версия о мести или попытке оказать давление на мужа Марины Кузиной, который также занимал высокий пост.

– С одной стороны, понятно: людей убили из-за денег. Но виделась в этом еще и подоплека: это было похоже на акцию устрашения по отношению к руководителю крупного предприятия, который к тому времени уже работал в Москве, – добавил Гречущев.

Преступление раскрыли примерно через полгода. Правда оказалась проще и банальней, чем представлялось. Бандитами двигало только пошлое желание обогатиться. Киллеры, как выяснилось, были обычными наркоманами с уголовным прошлым. На месте преступления они оставили массу различных следов, в том числе окурки. 


Фото – Андрей Архипов

По показаниям свидетелей составили фотороботы. С помощью телефонов, которые были у преступников с собой, удалось установить, где они находились в момент трагедии. Кроме того, они продали скупщику краденого эксклюзивную печатку.

Необычным оказался только организатор преступления: все знали его как исключительно приличного человека.

Батя, Хорь и однорукий бандит

Как установило следствие, идея ограбить особняк пришла в голову 47-летнему жителю Каширского района Егору Григорьеву. Мужчина позиционировал себя как предприниматель, числился заместителем директора одного из ООО, занимавшихся строительством. На деле Григорьев руководил бригадой шаромыжников, строивших коровники в деревнях. В округе его знали под кличкой Батя.


Фото – Андрей Архипов

О богатствах, которые хранились в доме на улице Токарной, Батя узнал случайно – проболтался его приятель.

– По делу он проходит только как свидетель. О материальном благополучии семьи он рассказывал мимоходом, без корыстного умысла, – уточнил следователь Роман Гречущев.


Фото – Михаил Кирьянов

Ограбление в мае 2008-го было не первым в доме Кузиных. В сентябре 2004 года туда уже залезали воры и вынесли деньги и драгоценности на сумму под 2 млн рублей. Как выяснилось позже, обворовать дом замдиректора завода имени Тельмана мелкого уголовника Руслана Артурова по кличке Топор надоумил Егор Григорьев. Тогда в доме оказалась только собака-ротвейлер, запертая в вольере, и кража прошла как по маслу.

– Мы потом этого Топора отыскали в Борисоглебской колонии, где он уже отбывал наказание за другое преступление. Жулик поведал, что пошел «на дело» по наводке Бати и отдал ему большую часть похищенного, – вспомнил Роман Гречущев.


Фото – Андрей Архипов

По слухам, пойти на повторное ограбление дома Григорьева толкнули финансовые проблемы. В декабре 2007 года он не смог расплатиться со своими шаромыжниками, и те, обидевшись, наняли «братков». Григорьева якобы «поставили на счетчик». Тогда-то у него и родился план снова залезть в дом Кузиных и с помощью чужих денег решить свои проблемы.

На этот раз Батя поручил ограбление племяннику, своему полному тезке по кличке Хорь. Парень был непутевый – за «дозу» мог пойти на что угодно и уже проходил «тюремные университеты», отсидев по малолетке. Жил он по соседству, в селе Колодезное Каширского района. На взгляд дяди, Хорь был человеком ненадежным, нечистым на руку. Чтобы его подстраховать, Григорьев предложил пойти на дело еще одному своему знакомому – Андрею Уварову. Тот последнее время обретался в Нововоронеже и иногда был на подхвате на шабашках у Григорьева. Серьезно работать не мог, поскольку у него не было части левой руки – последствие производственной травмы.

Родом Уваров был из Донецка, где и получил свою первую судимость – за кражу государственной собственности. Потом Андрея занесло в Тюменскую область, где в 2003 году он получил судимость за грабеж. Дали 4,5 года, но освободили раньше. А в 2006 году Уваров оказался на воронежской земле.


Фото – Андрей Архипов

Вместо праздников – похороны

Бандиты признавались, что шли к Кузиным только воровать и были уверены, что дома никого не окажется, а убийства стали несчастным случаем и для самих преступников.

К хозяйке дома на майские праздники из Москвы приехал 22-летний сын Дмитрий. Женщина позвонила своей матери, которая жила в Лискинском районе, и позвала ее в гости повидать внука. В Воронеж пожилую женщину привез ее сын – брат Марины. Пятого мая 2008 года они решили посидеть все вместе, но у Марины возникли дела на работе, и ей пришлось отлучиться. Сын вызвался отвезти ее, а у брата разболелась голова, и он уехал. Бандиты, сидевшие в то время в засаде, решили, что в доме никого не осталось. Нож и обрез, которые у них были с собой, они прихватили «на всякий случай».

Показания выжившей свидетельницы: «Было около 19:30, когда все разъехались. Я не стала закрывать ворота, поскольку дочь с внуком должны были вскоре вернуться. Пошла на кухню смотреть телевизор. Вдруг увидела, что мимо окон пробежал какой-то парень. Подумала, что вернулся Дима, и пошла открывать. На пороге возник незнакомый мужчина в белой кепке. Он просунул ногу между дверью и стал ломиться внутрь. Я закричала и схватила его за горло. Он отбил руку, выхватил нож и ударил меня в голову. От удара я упала на бок и почувствовала, как пошла кровь… Затем в коридор ворвался второй мужчина. Оба стали бить меня ногами и ножом. Кололи в шею, ноги и живот – не меньше четырех ударов ножом. Потом связали руки за спиной и бросили в коридоре на пороге».

Грабители требовали деньги и драгоценности. Но пенсионерка о них не знала – приехала к дочери всего час назад. Об этом и сказала.

Когда вернулись Марина и ее сын, преступники рыскали по дому. Угрожая ружьем и ножом, они уложили Дмитрия на пол, а его мать заставили показать, где хранятся ценности. Марина Кузина отвела Григорьева в гараж, к сейфу, и открыла его. Ключи выпадали из ее дрожащих рук. Она никак не могла открыть сейф, молила об одном: «Не убивайте!». Хорь бил Марину ножом и руками. Ее крики слышала распластанная на полу мать.

Марина Кузина
Фото – Андрей Архипов

Затем дело дошло до Дмитрия. Он лежал, не шелохнувшись, рядом с бабушкой. Грабители потребовали ключи от его автомобиля. Как только они оказались в руках нападавших, Андрей Уваров выстрелил парню в голову. Позже на суде Уваров уверял, что не мог стрелять, поскольку у него нет руки. Но бабушка вспомнила, что он очень долго возился с обрезом, а из его рукава торчала веревочка, которой он, скорее всего, и фиксировал приклад.

Дмитрий
Фото – Андрей Архипов

В автомобиле сработало блокирующее устройство, и завести его злоумышленники не смогли. Они забрали драгоценности и деньги (перечисление награбленного заняло четыре листа уголовного дела) и скрылись.

Ружье и печатка

В гараже Кузиных было два сейфа: в одном хранились ценности, в другом – ружья. Но на дело бандиты пришли с собственным обрезом.

– Они его похитили во время другого разбоя. Этот-то обрез и стал отправной точкой в раскрытии убийства на улице Токарной, – рассказал Роман Гречущев.


Фото – Михаил Кирьянов

Сыщики стали изучать свежие преступления, где похищалась «Сайга» 20 калибра. Незадолго до нападения на дом Кузиных как раз произошло нераскрытое разбойное нападение на коттедж в Железнодорожном районе. Со слов соседей составили фоторобот нападавшего. 

Соседи по улице Токарной тоже описали двух странных молодых людей, которые накануне преступления маячили недалеко от дома Кузиных. Один из преступников оказался сразу на двух фотороботах.


Фото – Андрей Архипов

На месте убийства остались бирки от похищенных вещей с точнейшим описанием – масса, каратность, чистота камней. Вскоре всплыла похищенная печатка из белого золота. Ее продали на рынке некоему цыгану. Вещь была очень приметной. Ее покупали где-то за границей как штучное ювелирное изделие. Эксперт-геммолог установил ее полную тождественность с биркой, оставленной в доме Кузиных.

– Григорьев-старший дал исполнителям по 300 тыс. рублей, и те уехали на Украину. Кутили там, играли в казино. Быстро все промотали и вернулись. Стали опять трясти деньги с наводчика. Но тот их послал. Тогда племянник Григорьева и продал на рынке ту самую печатку. Мы стали проверять всех скупщиков и в Отрожке у одного из цыган нашли это кольцо. Он описал, кто ему его отдал. И тогда все стало складываться в целостную картину, – рассказал Евгений Соломахин.

Эту же печатку правоохранители потом видели на пальце у Хоря. Он в ней фотографировался, снимок остался в его телефоне.


Фото – Андрей Архипов

Хоря задержать не удалось, он умер от передозировки наркотиков до прихода милиционеров.

– По поводу его смерти проводилась процессуальная проверка – никто в его смерти виноват не был, – сообщил Роман Гречущев.


Фото – Михаил Кирьянов

Кровавые деньги

За три с лишним года, пока длилось следствие и шел суд, скоропостижно скончались еще три человека, имевшие непосредственное отношение к той истории: двое милиционеров и важный свидетель. Одни считали это роковым совпадением, другие усматривали злой умысел.

А за два месяца до оглашения приговора – 20 октября 2011 года – без вести пропал сын обвиняемого в организации преступления, 24-летний Виктор Григорьев. Парень занимался грузоперевозками. Он поехал в Богучар и не вернулся. Через неделю его машину нашли в 15 км от дома. В кабине было много крови. Его мать добилась возбуждения уголовного дела, но оно забуксовало и вскоре легло на полку.

Женщина не верила в то, что ее сына убили.

– Мне несколько экстрасенсов сказали, что он жив. Его держат в заложниках, чего-то хотят от нас добиться… Но у меня нет этих денег! – в отчаянии твердила она корреспонденту РИА «Воронеж».

О судьбе парня ничего не известно до сих пор, но посвященные в эту историю считают, что всему виной те самые деньги из особняка Кузиных.


Фото – Андрей Архипов

Приговор по громкому делу вынесли в областном суде 27 декабря 2011 года. За год были допрошены почти 100 свидетелей, а материалы уголовного дела уместились больше чем в 50 томов. Двое участников расправы – Андрей Уваров и Егор Григорьев – получили соответственно 23 года и 12 лет лишения свободы. Егор Григорьев, которого признали организатором преступления, должен выйти на свободу уже в 2020 году.


Фото – Андрей Архипов

Муж Марины Кузиной вскоре после трагедии продал злосчастный дом и уехал жить в столицу.

Григорьев нанял себе самого дорогого на тот момент адвоката в городе – Олега Баева. Он работал на всех 100 заседаниях процесса. Говорят, обычному начальнику шабашек такой адвокат не по карману. Некоторые предполагают, что на это и ушли пропавшие деньги. Точных данных нет, но, в любом случае, счастья эти деньги никому не принесли. 


Фото – Андрей Архипов

Редакция РИА «Воронеж» благодарит сотрудников архива областного суда за помощь в подготовке материала.