Братьев Мальцова и Жабарова и их друзей детства – Иванина, Михайлова и Ковалева – судили в 2012 году. Вооруженные до зубов молодые люди грабили и убивали воронежцев почти восемь лет. На их счету четыре убийства и 13 разбоев, 32 потерпевших. Притом сорванный ими куш – всего чуть более миллиона рублей. О них говорили: «Последний привет из 90-х». После них в Воронежской области банды в классическом понимании этого слова на скамью подсудимых не попадали. Из-за жестокости и неразборчивости в выборе жертв правоохранители называли бандитов «отмороженными».

О том, как дети из многодетной семьи и их приятели превратились в безжалостных убийц, – в материале РИА «Воронеж». Все имена и фамилии изменены по этическим соображениям.

Без вести пропавшие

Чиновники городской администрации исчезли 7 июня 2001 года. Нашлись свидетели, которые видели, как после окончания рабочего дня Андрей Горгун посадил в свой автомобиль Honda коллегу Елену Бозинцеву и машина уехала. Домой ни он, ни она не вернулись. Накануне Горгун предупредил жену, что задержится – пойдет с друзьями в баню. Елена сказала домочадцам, что заедет к подруге. Как позже выяснилось, у коллег был служебный роман.

Девятого июня в лесополосе за заводом электровакуумных приборов нашли обгоревший остов машины Горгуна и некоторые его вещи. На земле недалеко от автомобиля обнаружили пятно крови. Все говорило о том, что с чиновниками произошла беда. Правоохранители возбудили уголовное дело по статье «Убийство двух и более лиц».

По всему Воронежу расклеили фотографии пропавших, сообщения об их таинственном исчезновении передавали в местных новостях. Пропажа сотрудников горадминистрации – дело нерядовое, и милиционеров беспрестанно тиранили звонками чиновники разных уровней. В какой-то момент стражи порядка зашли в тупик. Ни тел, ни подозреваемых найти не удалось, и дело на долгие годы легло на полку.

Следствие возобновили лишь восемь лет спустя, после задержания братьев. Один из них – Виктор – рассказал, как они с братом расстреляли влюбленную пару в лесу, и показал место, где закопаны тела. Позже на суде он от всего отказался, заявив, что показания из него выбили силой.

Главная зацепка

Их задержали весной 2009 года. Попались глупо: стреляли на даче по консервным банкам – нужно было где-то оттачивать свое боевое искусство. Соседи вызвали участкового. Когда приехал наряд милиции, выяснилось, что правоохранители имеют дело не с рядовой шпаной, а с настоящими бандитами.

При обысках оперативники изъяли у них целый арсенал. Большая часть оружия была самодельной. В обнаруженном схроне оказались три пистолета калибра 9 мм и один – 6,7 мм, два обреза охотничьего ружья, взрывное устройство осколочно-фугасного действия. И главное – АК-74М, похищенный в октябре 2002-го у караульного Воронежского военно-технического училища ФАПСИ на улице Минской. «Калашников» и стал главной зацепкой следствия. Благодаря автомату вскрылась причастность любителей стрельбы по консервным банкам к десяткам преступлений. Но свое самое громкое злодеяние – убийство чиновников – бандиты совершили еще до того, как автомат оказался в их руках.

Предопределенность

Защитник Виктора Жабарова, адвокат Ленинской консультации №1 Олег Бянкин поделился с корреспондентом РИА «Воронеж» воспоминаниями о том деле.

– Я стал уже третьим защитником Жабарова, по каким причинам ушли другие – не знаю. Это в моей практике единственное дело, где судили банду. Подобная статья – вообще редкость. Дело «лесных братьев», как окрестили моих клиентов журналисты, – последнее в этом ряду, которое рассматривалось в нашем регионе, – рассказал адвокат.


Фото – Виталий Грасс 

На скамье подсудимых оказались пять человек – двое братьев и их друзья детства, все из Новоусманского района.

– Мама моего подзащитного Алла Викторовна была простой рабочей. Сына она назвала в честь отца. К слову, она рассказывала, что родитель был в свое время преступным авторитетом. Получилась династия, – заметил Олег Бянкин. – Неграмотная женщина, у нее было восемь детей, которых она поднимала практически в одиночку. Она должна была много работать, чтобы их содержать. Дети оказались предоставлены улице. Можно сказать, что во многом судьба этой семьи была предопределена.

Братья (разница в возрасте у Виктора и Станислава – шесть лет) обожали оружие и с младых ногтей научились делать его собственными руками. В 12 лет из-за неудачного эксперимента с самопалом Виктору оторвало палец, но это не остановило его от подобных опытов. Мальчишек никто не ругал – семья большая, мать все время на работе, отец все больше выпивал, а потом и вовсе сел в тюрьму за кражу.

Повзрослев, братья стали делать оружие уже не для забав, а для использования по прямому назначению. По официальной версии следствия, зачинщиком всех преступлений был старший брат Станислав. Хотя началось все с младшего – Виктора. Впервые он совершил преступление в 17 лет, вроде бы из благородных побуждений – защищал сестру, которой домогался пьяница и уголовник. Братья вызвали негодяя на мужской разговор, и Виктор застрелил его из самодельной пушки.

В тот день они со Станиславом и подались в ближайший лес, неподалеку от Сомово. Пешком: своего автомобиля, чтобы потом удрать от милиции, у них не было. В лесу братьям встретились те самые чиновники мэрии.

В 2009 году Станислав и Виктор показали, где и как стреляли во влюбленных. Сначала в него: в грудь и – контрольный – в голову. Потом в нее – прицельно в темя. Братья забрали у убитых не только деньги и золото, но и безделушки – вроде дешевых часов, увели машину. Проехав на Honda совсем немного, преступники врезались в дерево и были вынуждены сжечь автомобиль.

На другой день Виктора все-таки забрали. За смерть уголовника его посадили на семь лет. Только Витя вышел, не отсидев и пяти. А старший брат к тому времени уже стал «сложившимся» бандитом.

Преступная хроника

Вечером 3 декабря 2002 года в том же лесу возле Сомово двое в масках напали на молодую пару. Парню выстрелили в грудь. Девушку оставили связанной в снегу. Снова забрали все – от скромных мобильников до машины. Девушка выжила. Под черными чулками скрывали свои лица Станислав Мальцов с одним из друзей детства.

На Рождество в 2008 году в дачном поселке «Нефтяник-2» – опять же рядом с Сомово – в собственной «Волге» сгорел таксист. Он подвез Жабарова с другом. Те забрали у него баллонный ключ за 100 рублей, молоток за 200, кожаные туфли. Таксист, не подумав, брякнул, что «запомнил лица и пойдет в милицию». Его тут же убили из кустарного пистолета с глушителем. Поджигая, накрыли ковриком. С автомобилем опять не повезло – застрял в снегу.

Члены банды нападали на салоны игровых автоматов («прибыль» составила 80 тыс. рублей), на военный объект (оставили караульного без автомата, пригрозив резиновой дубинкой), на собственную школу (украли компьютеры). Нападали на случайные парочки неподалеку от пляжа в Боровом, залезали на чужие дачи. Брали все, что попадет под руку, – не брезговали чайниками, ложками, самокатами и надувными лодками.

Следствие шло больше года и завершилось в 2010 году. Оперативникам удалось доказать 34 преступления. Общая сумма награбленного составила 1 млн 127 тыс. 228 рублей 11 копеек. Приговор вынесли лишь спустя почти два года.

– Так долго судебное следствие длилось потому, что со стороны защиты поступило около 500 ходатайств. В том числе заявляли отводы судье, присяжным, гособвинителям, пытались опротестовывать обыски, явки с повинной и даже стражу, – рассказал корреспонденту РИА «Воронеж» Александр Харьков, бывший тогда старшим прокурором отдела гособвинителей прокуратуры Воронежской области.

Другие участники процесса отмечали, что в суде банда вела себя дерзко. Могли через решетку швырнуть бумаги в сторону судьи или прокурора, выкрикнуть в их адрес что-то непристойное.

­– Они настаивали на суде присяжных. Этот институт достаточно специфический, участники той группы не слишком себе представляли, как он работает. Рассчитывали вызвать их жалость, рассказывая, что во время следствия их били, но у них это не получилось, – вспомнил защитник Бянкин.

На взгляд адвоката, то, что присяжные оказались не на стороне обвиняемых, произошло в том числе по вине журналистов:

– Ваши коллеги в том процессе оказали медвежью услугу. Помню одну статью в городской газете. Там для пущей красочности сделали коллаж, который должен был иллюстрировать злодеяния банды: какую-то девушку положили на землю, облив кетчупом. Эта газета дошла до братьев, и они кричали на процессе: «На нас хотят повесить изнасилование! Но этого не было!». Таких публикаций было много, и, возможно, они повлияли на принятие решения суда присяжных.

Обвиняемые на суде постоянно твердили о своей невиновности. «ОРЧсники били и бьют!» – кричал Виктор Жабаров. «У нас есть судебное решение, признающее, что нас пытали, но присяжные и суд не обращают на это внимания!» – утверждал он.

Судья облсуда Андрей Новосельцев 20 декабря 2012 года пять часов оглашал приговор. Уголовное дело уместилось в 63 тома. В зале, кроме пятерых подсудимых и двух их родственниц, не было никого. Это при том, что в материалах дела значились 32 потерпевших. Возможно, они устали ходить в суд – процесс слишком затянулся, – а возможно, боялись огласки: жертвами преступников люди оказывались, будучи в довольно щекотливых ситуациях.

Обвиняемые – совсем молодые парни, одинаково низкого роста, с вполне симпатичными лицами – чуть ли не с улыбками слушали судью. Старшему из банды – Станиславу Мальцову – на тот момент было 32 года, младшему – Алексею Ковалеву – 26. Начинали они, когда Станиславу едва перевалило за 20 лет.

– Создавший банду Мальцов – он взял фамилию супруги – слыл примерным семьянином. Не пил, не курил, заботился о маленькой дочке, – сообщил Дмитрий Мануковский, следователь по особо важным делам воронежского СУ СКР, который вел дело ОПГ.

– Болезненный... ласковый... жучков жалел. Больных собачек и кошек приносил домой, – рассказывала мать братьев о другом своем сыне, Викторе.

Станислава Мальцова суд приговорил к 25 годам: первые 7 лет он должен был провести в тюрьме, остальные – в колонии строгого режима. Его брата Виктора Жабарова – к 26, из них в тюрьме – шесть лет. Трем остальным дали от 5 до 18 лет. На пятерых в общей сложности получилось 84 года.

Защитники почти всех осужденных пытались обжаловать приговор. По ряду эпизодов, на их взгляд, имелись недостаточно убедительные доказательства. Но вердикт областного суда оставили без изменений. Он вступил в силу в мае 2014 года.

– Не думаю, что на наказание повлияло то, что среди потерпевших были сотрудники администрации. Они стали жертвами только потому, что были для братьев легкой добычей, оказавшись в уязвимом положении, – уверен адвокат Олег Бянкин.

Редакция РИА «Воронеж» благодарит сотрудников архива областного суда за помощь в подготовке материала.