РИА «Воронеж» продолжает проект, посвященный 100-летию уголовного розыска МВД России. Журналисты и эксперты рассказывают о самых громких воронежских преступлениях прошлого.

Преподаватель Воронежского педагогического университета, 31-летняя Олеся Зязикова, 23 декабря 1996 года вышла с работы около 15:00, намереваясь поехать к врачу. Но до врача она не доехала и домой не вернулась. Лишь через 10 лет стало известно, что Олесю жестоко убили, чтобы отомстить ее мужу.

Текст подготовлен на основе материалов уголовного дела и воспоминаний очевидцев.

Как сквозь землю

Супруг – один из руководителей управления МЧС в регионе – разговаривал с Олесей по телефону перед тем, как она исчезла. Женщина рассказала, что кто-то «заминировал» здание их вуза: после ложного сообщения о теракте преподавателей и студентов попросили освободить помещения. Олеся, воспользовавшись нештатной ситуацией, решила заняться здоровьем, о чем и сообщила мужу. После этого она на связь не выходила.

Прокуратура Центрального района возбудила уголовное дело по факту исчезновения Олеси Зязиковой через неделю – 30 декабря 1996 года. По городу развесили объявления о ее пропаже, фотографии женщины показали в местных новостях. Не верилось, что мать двоих детей, образцовая супруга, преподаватель, готовившаяся защищать кандидатскую диссертацию, могла сбежать из дома. Криминальная подоплека ее исчезновения нашла подтверждение.

Некая дама рассказала правоохранителям, что 24 декабря видела пропавшую. Приехав для дачи показаний в районный отдел прокуратуры, женщина сообщила, что в начале девятого утра ловила попутку на остановке «Политехнический институт», чтобы доехать до областной больницы. Рядом с ней притормозила легковушка – марку и номер авто женщина не помнила. В машине сидели двое мужчин и на переднем сидении женщина. По словам свидетельницы, руки у женщины были поцарапаны, ногти сбиты, волосы всклокочены, и она шепотом просила о помощи. Почему не отреагировала на мольбы, дававшая показания объяснила так: «Я подумала, что она была пьяной». Но, уже выйдя из автомобиля, свидетельница поняла, что запаха алкоголя в салоне не было. Позже она увидела по телевизору фото Зязиковой и узнала ее.

Со слов свидетельницы составили фотороботы мужчин и расклеили по всему городу. Но найти тех, кто был с Олесей в машине, так и не удалось.

Вскоре нашлась еще одна свидетельница, которая уверяла, что 24 декабря ехала в поезде с женщиной, похожей на Зязикову. С ее слов, Олеся путешествовала с молодым спутником, и пара вышла в Харькове. Но и этот след никуда не привел. Уголовное дело несколько раз продлевалось, но потом было приостановлено и на долгие годы легло на полку. Не хватило всего пары месяцев, чтобы истек срок давности по расследованию и дело отправили в архив. В раскрытии преступления помог случай.

Сдача

В декабре 2004 года 46-летний Владимир Рогов ехал в переполненной маршрутке. Он протянул водителю десятку и стал ждать сдачу. В отсыпанной мелочи не хватило пары рублей. Рогов возмутился, но в ответ услышал брань. После водитель затормозил рядом с милицейской патрульной машиной и грубо вытолкал мужчину на улицу.

В тот же вечер в районе улицы Перхоровича (там была конечная остановка маршрутки) водителя подкараулили двое и избили монтировкой. Били так, что выжить удалось чудом. Мужчина пришел в себя на больничной койке и рассказал правоохранителям о мстительном пассажире. Милиционерам удалось его отыскать. Когда сыщики стали наводить о нем справки, то выяснилось удивительное: вспыльчивого Владимира трижды задерживали по подозрению в убийствах. Все три раза отпускали – подозрения не нашли подтверждения.

Владимира Рогова задержали, а вскоре арестовали и его подельника – старшего сына Николая, участвовавшего в расправе над водителем. По факту избиения возбудили дело по ч. 3 ст. 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью). Обоих отправили в СИЗО.

Для 20-летнего Николая такой поворот событий стал шоком. Он был готов помочь отцу в благородном деле – наказать хама, – но сидеть за это в планы парня не входило.

На следственном эксперименте отец и сын встретились, и Рогов-старший пообещал Николаю взять всю вину на себя. Потом попросил об одолжении: «Когда тебя освободят, езжай в подвал дедушкиного дома, что на улице Таранченко, откопай зарытое там в песке тело и перепрячь его». Владимир Рогов справедливо рассудил, что в свете нынешних разборок ему припомнят былые прегрешения, начнут «рыть» старые дела, где он проходил подозреваемым, возможны новые обыски. Плохо спрятанное тело «продавщицы Вари Бояринцевой», как Рогов сказал сыну, грозило большими неприятностями. Владимир поведал сыну и о скрытых в дачном погребе запчастях «Нивы», которые тоже следовало перепрятать.

Однако просьбу отца Николай до суда выполнить не успел, а в суде все пошло наперекосяк. Вместо того чтобы взять вину за избиение водителя на себя, Владимир Рогов зачем-то стал тащить за собой и сына. В итоге суд признал виновными обоих, назначив Рогову-старшему пять лет лишения свободы, а младшему – четыре. Негодованию Николая не было предела. В ожидании этапа в колонию он пригласил к себе следователя и заложил родителя с потрохами. (На взгляд отца, Николай вырос «жидковатым», но мстительность унаследовал в полной мере).

Следственная группа, выехавшая по указанному адресу, на самом деле откопала тело. Но вовсе не «продавщицы Бояринцевой» (она, кстати, бесследно пропала в январе 1998 года, и о ней до сих пор ничего не известно), а преподавательницы Олеси Зязиковой. 

Обыск провели и в подвале дачного домика Роговых. Найденные запчасти автомобиля помогли в раскрытии еще одного убийства. С этого момента все прежние дела, по которым подозревался Владимир Рогов, вновь приняли к производству.

Настойчивый и упрямый

В свои неполные 50 лет Владимир выглядел моложаво: сухой, поджарый, легкий. Всю жизнь он вел здоровый образ жизни: мало ел, мало пил, не курил и активно занимался спортом – у него был первый разряд по вольной борьбе. Знакомые характеризовали его как «настойчивого и упрямого». В школе Володя получал только хорошие оценки. Потом учился в техникуме – сначала на сварщика, затем на мастера производственного обучения. Поступил в инженерно-строительный институт заочно. Впрочем, до диплома дело не дошло – на шестом курсе Владимира отчислили из-за несданной сессии. К тому времени у него уже была семья, и учеба отошла на второй план.

В 19 лет Владимир женился, в 24 уже развелся. От этого брака на свет появились трое детей и стойкое отвращение к официальным отношениям. С тех пор у него в паспорте ни разу не было штампа о браке. Притом женщины в жизни Владимира не переводились. Спортивный, дерзкий и решительный, он был нарасхват. Трудился Рогов где придется: то сварщиком, то разнорабочим, то водителем.

Коллеги характеризовали его исключительно положительно. Его утренние пробежки были притчей во языцех у знакомых. И только бывшая жена, с которой Владимир поддерживал отношения, знала его с другой стороны. Женщина призналась следователям, что всегда опасалась Владимира: «Он сильный, волевой, но очень злой и эмоциональный человек. Мне приходилось несколько раз видеть, как во время ссоры на улице он с одного удара сбивал человека с ног и тот падал без сознания».

Неумолимый мститель

Первый раз Владимир Рогов попал в поле зрения правоохранителей как раз в связи с исчезновением Олеси Зязиковой – в декабре 1996 года. Нашлись свидетели, которые видели, как она садилась в красный «жигуленок». Супруг Олеси вспомнил, что такой автомобиль есть у его бывшего водителя.

История увольнения Владимира – дело темное. Кто-то посчитал, что Зязиков приревновал к нему жену: доброхоты поговаривали о романе Олеси с водителем. Сам же супруг настаивал, что уволил Рогова из-за плохой работы. Дескать, был непунктуальным, запустил технику и, кроме того, грубил.

Рогова допросили, но он хладнокровно отверг все подозрения. Кроме красного автомобиля, улик против него не нашлось. Бытовая ссора показалась правоохранителям неправдоподобным мотивом для убийства. В итоге мужчину отпустили.

– Спустя почти 10 лет выяснилось, что в тот зимний день Олеся Зязикова села в автомобиль все же к Владимиру Рогову, – рассказал бывший тогда следователем следственного отдела прокуратуры Воронежской области по особо важным делам Мурат Цуроев. – Он привез ее к себе, в старый частный дом в центре Воронежа, и дважды всадил ей нож в живот. Таким чудовищным образом он отомстил ее мужу за несправедливое, на его взгляд, увольнение.

Мурат Цуроев
Фото – из архива

«Несчастный случай»

В январе 1998 года пропала заведующая одним из продуктовых магазинов в центре города Варвара Бояринцева. Знакомые женщины поведали милиционерам, что накануне исчезновения Варвара отправилась на свидание с Владимиром Роговым. Прихватила бутылку вина, водки и кое-какую закуску. Пустые бутылки с акцизными марками магазина, где работала Бояринцева, нашли в доме у Рогова. Однако он от всего отпирался. И главное, тело заведующей так и не обнаружили – соответственно, предъявить Рогову обвинение не удалось.

В ноябре 1999-го соседка по лестничной клетке пожаловалась Владимиру Рогову на зятя-наркомана: мол, мало того что не работает, колется, все из дома тащит, так еще и колотит жену. Как-то сам Владимир возил избитую девушку в больницу. Однажды, став свидетелем семейного скандала в подъезде, Владимир схватил нетрезвого дебошира за шиворот и куда-то уволок. Больше живым его никто не видел. Через некоторое время тело всплыло в Дону.

Соседи Рогова писать против него показания не стали – жизнь никчемного наркомана, на их взгляд, вполне заслуживала такого финала. Правоохранители закрыли дело с формулировкой «несчастный случай».

Чужая «Нива»

В середине октября 2000 года в селе Казьминовка Панинского района пенсионера Андрея Блюму нашли мертвым в погребе его дома. Мужчине проломили череп палкой и бросили его умирать среди запасов картошки и банок с соленьями.

Николай Селютин в то время работал начальником криминальной милиции Панинского отдела внутренних дел.

– Село, в котором произошло убийство, глухое – пять дворов местных и человек десять дачников. Семья Блюмов жила там только летом, – вспомнил Николай Иванович.

По его словам, в этих местах Андрея Блюму привлекало обилие прудов – он был заядлым рыбаком.

– Ему было под 60 лет, он был еще очень крепким, лихачил на своей «Ниве», гонял по здешней округе, – рассказал экс-милиционер.

Пенсионера убили, когда его супруга уехала по делам в Воронеж. Злоумышленники позарились на ту самую «Ниву» и не бог весть какую бытовую технику.

Дом Блюмы располагался через поле от дачи Роговых. Тогда этому обстоятельству не придали значения.

– Мы полгода бились над раскрытием преступления, «перевернули» всех местных жуликов, землю носом рыли, но отыскать негодяя, совершившего убийство, так и не смогли, – признался Селютин.

Спустя много лет запчасти «Нивы» и украденный с места преступления телевизор обнаружили в погребе на даче у Роговых. Владимир Рогов был заядлым рыбаком, как и убитый пенсионер. Что между ними произошло, неизвестно.

Три тысячи приседаний

В ходе следствия Владимир Рогов не стал давать показания. Слова сына называл наветом и злопыхательством, местью за то, что он отказался отписать Николаю родительский дом. Все доказательства его причастности к убийствам Зязиковой и Блюма Владимир назвал сфабрикованными или случайными.

Мужчину обследовали две бригады психиатров. Вот выдержка из одного врачебного заключения: «Держится самоуверенно, с угрозой во взгляде, не мигая смотрит на врачей. Категорически отказывается сообщать об обстоятельствах дела, заявляет, что никого не убивал». Врачи не усмотрели в психическом здоровье Рогова никаких отклонений.

За все время следствия он не поставил ни одной подписи в материалах дела. Не верил никому, даже своему адвокату, даже бывшей жене, которая покорно носила ему передачи.

– На моих допросах он откровенно валял дурака, – вспомнил Мурат Цуроев. – Однажды, вместо того чтобы отвечать на вопросы, три часа приседал. Я насчитал 3 тыс. приседаний – и это был единственный случай, когда Рогов мне поверил.

Четвертого декабря 2008 года областной суд под председательством судьи Ивана Шмакова вынес Владимиру Рогову приговор – 17 лет строгого режима.

По этапу отправились не только он и его сын, но и 15-летняя дочь Владимира Нелли. Пока родитель сидел в тюрьме и открывались все новые подробности его жизни, девочка тоже успела отличиться.

В марте 2006-го компания подростков отмечала сороковины со дня смерти своего приятеля. Компания собралась в подвале дома на улице Героев Сибиряков. Скорбели, выпивали. В какой-то момент подруга Нелли Оксана допустила в отношении ее бойфренда некорректность. Девушки вышли поговорить. Через некоторое время Нелли вернулась одна, сообщив приятелям, что Оксана отправилась домой. Девочка была в хорошем расположении духа и продолжила застолье. Никто и подумать не мог, что за пару минут до этого она кирпичом размозжила подруге голову.

Вечером родители Оксаны, не дождавшись ее домой, обратились в милицию. Вскоре нашли ее тело, и правда выплыла наружу. Несовершеннолетней Нелли назначили 4 года лишения свободы.

Все имена и фамилии героев изменены по этическим соображениям.

Редакция РИА «Воронеж» выражает благодарность сотрудникам архива областного суда за помощь в подготовке материала.