РИА «Воронеж» продолжает проект, посвященный 100-летию уголовного розыска МВД России. Журналисты и эксперты рассказывают о самых громких воронежских преступлениях прошлого.

В центре нового выпуска – история, случившаяся более четверти века назад. Воронежские СМИ о ней почти не рассказывали: выпустили лишь заметку об обнаружении тела восьмиклассницы в Шиловском лесу да короткое телеинтервью с одной из участниц расправы после суда. Тема жестокого убийства 14-летней девочки была закрытой. Учителя школы, где занимались участницы конфликта, держали глухую оборону. Даже сейчас говорить на эту тему согласились единицы, хотя история жестокости подростков до сих пор вызывает вопросы и изумление.

Обозреватель РИА «Воронеж» пообщалась с подругой девочки, ее соседкой и учительницей, а также с бывшим милиционером, который вел дело. Спустя 26 лет после трагедии одна из ее одноклассниц призналась: «Мы тогда были настоящими волчатами, просто стаей».

Дело Могилевского_01.JPG

Неудачная рыбалка

В 1990-е годы многие взрослые растерялись: кто-то стал уходить от реальности в алкоголь и наркотики, а кто-то – лихорадочно отвоевывать место под солнцем. Семья и дети ушли на второй план. Предоставленные самим себе подростки выживали, как могли.

Любители утренней рыбалки отвязывали лодку от пристани «Калининец» недалеко от Шиловского леса 8 мая 1992 года. И вдруг заметили, что около берега плещется что-то громоздкое. Подошли и увидели полуобнаженное тело девочки-подростка.

Дело Могилевского_06.JPG
Берег реки Воронеж, где 8 мая 1992 года нашли тело школьницы
Фото – из материалов дела

Виктор Лукьянов в те годы возглавлял уголовный розыск Советского РОВД и одним из первых оказался на месте:

– Было понятно, что убийство совершено недавно – тело еще не успело распухнуть от воды. И очевидно, что девушка погибла насильственной смертью: на ее теле эксперты насчитали не менее 43 повреждений, нанесенных при жизни.

Личность погибшей установили в тот же день. Накануне Марина, мать восьмиклассницы Нины П., написала заявление в милицию о пропаже 14-летней дочери. Женщину пригласили на опознание. От увиденного она упала в обморок.

В тот же день явку с повинной написал 20-летний Савелий М., живший на соседней с Ниной улице.

– Парень этот в округе был хорошо известен – шпана еще та, уже имел судимость. В 13 лет накинулся с кастетом на учителя истории за то, что тот не пустил его на школьную дискотеку. Ему дали два года. Он их отсидел и вернулся уже сформировавшимся бандитом, – рассказал Виктор Лукьянов.

По словам Савелия М., вместе с одноклассницей Нины Олесей К. и 16-летней девятиклассницей Илоной М. они наказали девочку за записку, которую та подбросила родителям Илоны. В ней Нина якобы опорочила Илону, рассказав, что та ведет аморальный образ жизни, занимаясь сексом и «прочими неприличными вещами».

Дело Могилевского_09.JPG
Савелий М. указывает место убийства
Фото – из материалов дела

Савелия М. арестовали в тот же день. Спустя десять дней под стражу взяли и Илону М. Третьей участнице расправы – Олесе К. – на момент совершения преступления еще не исполнилось 14 лет, поэтому на допросы к правоохранителям она ходила из дома.

Расправа

Нину мучили с 11 утра до семи вечера. Об этих издевательствах сказано на десятках страниц уголовного дела. Написано, как посадили девочку в трамвай и повезли в Шиловский лес. Как по дороге купили трехлитровую банку пива, ее осколками потом и резали Нине горло. Били, унижали, насиловали. «Угощали» 14-летней тощей девочкой выпивавших в лесу мужчин. Трое из них согласились. В материалах дела они фигурируют как «неизвестные свидетели».

Почему она от них не убежала? Может быть, знала, что от таких не убежишь. А может, надеялась, что, вдоволь поиздевавшись, они ее все-таки отпустят. Они вроде и хотели отпустить. Потом спросили: «Никому не расскажешь?». Она замотала головой, но зачем-то предупредила: «Мама может пойти в милицию, она же увидит синяки».

Савелий М. душил ее руками, потом Олеся К. дала ему свой ремень. Затем разбили банку от пива. Куском стекла Савелий резал шею. Девочки при этом держали жертву за ноги и голову.

Труп забросали ветками, хотели поджечь, но испугались, что костер привлечет внимание. 

Дело Могилевского_14.JPG
Олеся К. указывает куст на берегу водохранилища, куда перенесли тело
Фото – из материалов дела

Потащили тело к водохранилищу, сбросили в воду. Вернулись к месту расправы. Там все было залито кровью. На земле валялся Нинин портфель с учебниками и тетрадками. Они подожгли их, пеплом посыпали следы крови.

Затем отправились по домам – отмываться. Савелий М. не спал всю ночь, а на рассвете оказался на берегу водохранилища, куда бросили труп. Там увидел толпу и милицейский УАЗ. Решил сдаваться: слишком многие видели их в том лесу, и было понятно, что найдут. Парень боялся, что ему дадут «вышку», вот и пошел писать явку с повинной, чтобы смягчить наказание.

Причины и следствие

Девятиклассницу Илону М. учителя характеризовали как «ласковую и общительную». Она окончила музыкальную школу, хотела стать профессиональным музыкантом. В материалах дела именно записка, написанная родителям Илоны М., фигурирует как мотив для страшной расправы над девочкой.

– Я работала в той школе учителем русского и литературы с 1990 по 1994 год, – рассказала корреспонденту РИА «Воронеж» педагог, попросившая не публиковать ее имя. – Помню Олесю и Нину, которые учились в одном классе. Нина – худенькая, рыжеватая, молчаливая и доброжелательная девочка. А Олеся – очень крупная, развитая не по годам. Олесина семья была неблагополучной, родители пили, а воспитанием девочки занималась бабушка. Мама Нины – яркая, симпатичная женщина – вышла замуж второй раз. В новой семье родился ребенок. Понятно, что старшая девочка ушла на второй план.

По словам бывшей учительницы, она общалась после трагедии с Мариной Петровной, матерью Нины.

– Она мне рассказала, что Нина в 13 лет начала пропадать из дома. Однажды ее не было два дня. Когда вернулась, мать страшно ее ругала и даже била, пытаясь выяснить, где она пропадала. Та ей призналась, что угодила в плохую компанию. Что Илона и Олеся привели ее в подвал, где собиралась шпана. Были среди них и взрослые люди из криминального мира: 1990-е годы – время лихое, бандитское. Девчонок якобы поили, а потом подкладывали под кого-то. Кого за деньги, а кого и просто так. Девочка угодила в сексуальное рабство, – поведала корреспонденту РИА «Воронеж» педагог.

Мать Нины рассказывала, что отправилась в милицию, нашла инспектора по делам несовершеннолетних и написала заявление с просьбой разобраться с людьми, растлевавшими ее малолетнюю дочь. В заявлении назвала все известные ей фамилии. Но результат оказался полной противоположностью тому, что она ожидала. Марина считала, что после похода в милицию судьба ее дочери была решена.

Шок

Дом Придворовых_2.JPG

Соседка убитой девочки вспоминает о ней так:

– Нине было лет пять, когда они поселились здесь. Хорошая, скромная, вежливая была. Моя дочка с ней дружила. Когда это случилось, мать Нины чуть не сошла с ума. Выла сутками, как волчица. Мы ее валерьянкой отпаивали. Не приведи господи такое пережить... Жители улицы написали петицию, чтобы тех извергов наказали построже, 93 подписи собрали. Нельзя было отменять смертную казнь. Вот ради такой истории с Ниной нельзя. У нас тут такой шок был! От ее дома до детской площадки – толпы народа в день похорон. Да мы до сих пор не оправились после той истории, – вытирая слезы, говорит женщина.

Дело Могилевского_19.JPG

«На мне камнем повисла вина за ее смерть»

Ольга В. была одной из немногих подруг Нины. 

Придворова(слева)-Ванина Ольга(справа).JPG
Нина (слева) и Ольга (справа)
Фото – из архива Ольги В.

Во время нашей беседы 40-летняя женщина нервничает:

– Мы с Нинкой с первого класса дружили, вместе в школу ходили – дома-то напротив. Последнее время у нее была какая-то своя жизнь. Она начала краситься, убегать куда-то по ночам. Стрижку, помню, сделала – «Каприз» называется… А я в классе была белой вороной. Материнские сапоги и юбки донашивала. Тогда у многих родители в Польшу гоняли за шмотками – челночили. И детей своих наряжали в варенки, косухи. А я замухрышка. Мать Нины второй раз вышла замуж. В семье рулила всем она. Очень авторитарная, все у нее под каблуком. Она Нинку подавила, била ее за любую провинность. Девчонка была загнанной, очень одинокой. Дня за три до трагедии она ко мне приходила. Была очень грустной и замкнутой. Сидела и молчала, мы просто слушали музыку. Она ушла, так ничего и не рассказав.

Придворова_4.JPG
Нина
Фото – из архива Ольги В.

О дне убийства (четверг, 7 мая) Ольга В. говорит, что помнит его как сейчас:

– В тот день Нина не хотела идти в школу. Мать ее сильно отругала и заставила пойти. Она пришла ко второму уроку – алгебре. Помню, стояла, сутулясь, у лестницы, в сторонке от всех. Мы, несколько девчонок, сидели на ящике с песком и позвали ее. Она отмахнулась. А потом пришла Олеся К. и забрала ее. Нина идти не хотела, а та ее стала уговаривать: «Поговорим и все». И она ушла. Больше мы ее живой не видели. Когда ее нашли, мать Нинки всем рассказала, что это я виновата в смерти ее ребенка. Дескать, я ничего не предприняла, чтобы ее защитить. Все соседи от меня отвернулись. Выходила на улицу – та как вымирала. Я на многие годы стала изгоем. На мне камнем повисла вина за ее смерть. Могла же ее за руку взять, отвести в учительскую, рассказать все… Это я сейчас, в 40 лет, понимаю, а тогда я была трусливой, неуверенной в себе девочкой. Меня тогда все ругали, даже родители, за то, что я не заставила ее рассказать обо всем. У меня отец на тот момент работал в милиции. Если бы я знала, что Нине грозит опасность, я бы, конечно, попросила у него помощи.

Ольга В. часто видит убитую подругу во сне:

– Стоит в стороне в платочке и смотрит на меня. Не разговаривает. Не простила она меня.

Ванина Ольга_1.JPG

Школьницу похоронили в одном из районных центров. Мать боялась, что будут осквернять могилу, и не стала хоронить в Воронеже – на суде компания убийц лила на жертву страшную грязь.

– Когда мне было 16 лет, я к ней решила съездить. Но за два километра до кладбища машина, на которой ехали, улетела в кювет. Думаю, это она меня к себе не пустила, – призналась Ольга В.

Приговор

Воронежский облсуд под председательством судьи Валентины Корольковой 28 января 1993 года приговорил Савелия М. к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима. 

Дело Могилевского_10.JPG
Савелий М. показывает место расправы
Фото – из материалов дела

Илоне М. назначили восемь лет воспитательно-трудовой колонии общего режима. Девушка пыталась обжаловать приговор, но вышестоящая судебная инстанция оставила его в силе. Олесе К. на момент совершения преступления не исполнилось 14 лет, и она отделалась спецшколой. Три года она училась в закрытом учреждении на швею-мотористку.

Дело Могилевского_15.JPG
Олеся К. во время следственных действий
Фото – из материалов дела

Года через полтора Олеся К. прислала письмо своей классной руководительнице. В нем писала, как изменилась, как стала хорошо учиться – в табеле успеваемости сплошь пятерки и четверки, успехи и в швейном деле. В конце послания девушка сделала приписку: «Жалко, конечно, Нинку, хорошая она была. Но больше всех я виновата перед вами, Галина Николаевна…». Это послание сильно озадачило преподавателя.

Девушка засветилась и на телеэкране. У нее брали интервью по поводу ее будущего. Там Олеся заявила, что, когда отбудет наказание, выйдет замуж и родит детей. И все у нее будет хорошо.

По словам одноклассников, у нее и правда все хорошо. В социальных сетях выкладывает благополучные фото – улыбается в купальнике на фоне моря. Замуж вышла, но детей нет.

Мать Нины третий раз вышла замуж, оставив младшего сына на его отца. В 1997 году родила девочку. Но та, не прожив и двух месяцев, умерла. А через год после этого умерла и сама мать – от рака. О судьбах остальных героев страшной истории не известно.

Психологи говорят, что подростковая жестокость – явление вечное. Бушующие гормоны, отсутствие тормозов, желание самоутвердиться порой превращают обычных детей в звериную стаю. И спасти от этого может только любовь. Та, которой так не хватало всем участникам этой трагедии.

delo_2018-10-17_800.jpg

По этическим соображениям имена убитой, ее матери, а также всех троих фигурантов уголовного дела изменены.