В центре нового выпуска спецпроекта «Легенды Воронежа» – доходный дом Земсковых на проспекте Революции, 7. Мимо него автомобилисты проезжают, спускаясь на улице Коммунаров. Здание с башенками – яркий образец русского стиля, а имена его жильцов и их гостей можно найти в «Википедии». Это выдающиеся люди XX века – архитектор Вячеслав Гайн, революционер Юлюс Янонис, ректор СХИ Борис Келлер, писатель Андрей Платонов, актер Леонид Вивьен и изобретатель Александр Чижевский.

«Скучный лектор» и зять хозяина дома

В начале XIX века этот уголок Воронежа был окраиной, а земля, на которой сейчас стоит дом, принадлежала жандармскому управлению, которое находилось на улице Сакко и Ванцетти, 76. Сама улица Коммунаров в старину называлась Жандармской горой. По ней шли на службу «голубые мундиры». Их владения простирались от Большой Девиченской (так до революции называли улицу Сакко и Ванцетти) до самой Большой Дворянской (ныне проспект Революции). На жандармской территории был большой хозяйственный двор, конюшни и казармы.

В середине XIX века участок на жандармских землях выкупила крестьянка Авдотья Земскова. Ее сын Матвей, выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества, выстроил по собственному проекту великолепный дом в русском стиле – с башенками, шпилем на крыше, красивым лепным декором. Рельеф местности породил «секрет» здания: с фасада оно двухэтажное, с подвальчиком, уходящим в землю, а со двора – трехэтажное.

KIR_9427.jpg

До войны дом был еще красивее, чем сейчас. По фасаду располагались два крыльца с резными навесами.

Дом-земского.jpg
Фото – с сайта lastvrn.ru

Большой двухподъездный дом идеально подходил для обустройства доходного дома, каким и сделали его хозяева. Здесь сдавали апартаменты, комнаты и даже углы, которые обычно снимали бедные студенты.

KIR_9456.jpg

KIR_9437.jpg

– Что такое доходный дом? Это выгодное вложение денег в недвижимость. В конце XIX – начале XX веков люди не привыкли иметь свою недвижимость в городах. Все жили на съемных квартирах. Я часто слышу: «Бедный Бунин жил в эмиграции на съемной квартире». Не «бедный» – так было принято, – отметила экскурсовод Ольга Рудева.

Рудева.jpg

Историк Александр Акиньшин указал на забавную историческую ошибку – долгие годы архитектором дома краеведы считали Вячеслава Гайна, а период создания памятника относили к началу XX века. Все дело в том, что Гайн женился на дочери Матвея Земскова, Анне. Но перед этим снимал на верхнем этаже квартиру.

KIR_9494.jpg

Напротив дома Земсковых можно увидеть его детище – построенное в русском стиле краснокирпичное здание механико-технического училища имени Петра Великого, более известное как «Пентагон» (проспект Революции, 8). Общежитие училища, также построенное по проекту Гайна, не сохранилось.

KIR_9390.jpg

Гайн – автор расположенной в Отрожке Казанской церкви (улица Суворова, 79) и технического училища А. В. Шпольского (сейчас это средняя школа №11 на улице Володарского, 60). Он стал и первым воронежским архитектором-реставратором. По его проекту восстановили прежний облик дома губернатора Потапова и дом, где жил поэт Иван Никитин (улица Никитинская, 19).

Воронежский математик, поэт и музыкант Николай Романов, сотрудник ученого-физиолога Ивана Павлова, в очерке «История одного искания» оставил об архитекторе Гайне нелестные воспоминания. В Воронежском практическом институте, где учился будущий математик, Гайн читал «курс строительных материалов».

«Гайн читал свой предмет на редкость скучно. (…) Это он на одной из своих лекций утверждал, что полярная звезда обладает тем свойством, что в какую бы точку вы ни направились, она всегда будет стоять у вас над головой. На мое замечание, что это не так, Гайн обозвал меня еретиком. Но чаша моего терпения переполнилась, когда на одной из своих лекций он по обыкновению вяло-тягуче и очень пространно начал рассказывать о различных способах приготовления производственной глины. Из этой лекции мы узнали, что между многочисленными способами приготовления строительной глины существует и такой, когда жирная жидкая глина накладывается в небольшой тазик и здесь разминается босыми ногами рабочего, стоящего в тазу и ритмически переступающего с ноги на ногу. Слушая рассказ преподавателя, я отчетливо представил себе всю эту картину: жирная жидкая глина, разминаясь и хлюпая под босыми ногами рабочего, тонкими червеобразными образованиями пролезает между пальцами его ног – и это яркое представление, сочетаясь с нудным, тягучим, как глина, голосом ректора, было так живо, что меня чуть не стошнило».

Из воспоминаний Николая Романова

Революционер Юлий

На рубеже XIX-XX веков в доме Земсковых жила семья Вивьенов, из которой вышел актер и театральный деятель Леонид Вивьен (1887–1966).

gallery_big_starinnaya_otkrytka_viven_leonid_sergeevich_do_1917_goda_s_ego_avtografom_3.jpg
Фото – с сайта coberu.ru

В комнатах первого этажа с окнами на Жандармскую гору квартировала семья Дьяковых. Старшеклассник-гимназист Василий Дьяков вместе с другом Борисом Иппа организовал здесь подпольный большевистский кружок. Его завсегдатаем стал юный литовский гимназист и поэт Юлюс Янонис, который в 1915 году прибыл в Воронеж вместе с другими беженцами из Прибалтики, оккупированной войсками кайзеровской Германии.

photo_2019-08-05_wide.jpg
Фото – с сайта juliusjanonis.files.wordpress.com

Юлюс – говоривший с акцентом светловолосый и сухощавый юноша – был воспитанником частной литовской гимназии Мартинаса Ичаса из города Шауляя. Несмотря на юный возраст, он уже имел опыт революционной работы. Сестра Василия Дьякова, Евгения Владимировна, впоследствии вспоминала, что воронежские сверстники называли Юлюса Юлием.

«Еще с 1913 года Вася и его неразлучный друг Борис Иппа стали приводить к нам в дом своих товарищей: гимназистов и реалистов. Запирались в кабинете. Что-то читали, о чем-то спорили. Иногда очень шумно спорили, до крика. Выходили в столовую охрипшие. Мама поила их чаем, кормила бутербродами. Я была старше Васи на полтора года. Он пытался втянуть меня в кружок. «Женя, ведь ты думающая девочка, почему ты не идешь к нам?». Приняв свой самый легкомысленный вид, я отшучивалась: «Не могу жить без ананасов в шампанском. А в тюрьме, кажется, их не подают».

Из воспоминаний воронежской писательницы Ольги Кретовой, книга «На дорогах жизни»

В той же книге приводятся слова литовской актрисы Неле Восилюте, воспитанницы женской гимназии Ичаса, также эвакуированной. По ее воспоминаниям, литовские учебные заведения, особенно женские, были в Воронеже, словно государство в государстве, где был суровый, почти монастырский образ жизни. Девушек восемь раз в день заставляли молиться, до самых морозов не давали теплую одежду.

Владелец гимназий Мартинас Ичас был членом Государственной думы и жил в Санкт-Петербурге. Вместо него учебными заведениями правил глава беженского комитета, ксендз Ольшаускис, известный своими любовными похождениями. По словам Восилюте, в Воронеже кроме основной наложницы у него были возлюбленные из гимназисток. Впоследствии, живя в Литве, Ольшаускис был фигурантом двух уголовных дел – утопил сына и задушил любовницу. Но наказание понес мягкое – церковное покаяние.

Что касается Юлюса Янониса, то в Воронеже он писал революционные стихи. Под его руководством выпускали конспиративный рукописный журнал «Атжалос» («Побеги»). В начале 1916 года Юлюс уехал в Петроград, где вел агитацию среди пролетариата. Поэта дважды арестовывали. В тюрьме 21-летний парень заболел туберкулезом. Его страдания были такими сильными, что в 1917 году он бросился под поезд. Трагически сложились и судьбы его воронежских товарищей по подпольному кружку. Как отмечает воронежский библиограф, книговед и писатель Олег Ласунский, в 1930-е годы Василия Дьякова и Бориса Иппа расстреляли чекисты.

Шутник Платонов и философ-космист Чижевский

В 1920-х в правом крыле дома Земсковых жила семья профессора-ботаника из СХИ Бориса Келлера. Впоследствии он стал большим ученым – переехал в Москву, стал действительным членом Академии наук СССР и изучал растительный мир степей, полупустынь и пустынь.

KIR_9403.jpg

Его сын Владимир Келлер окончил в ВГУ факультет общественных наук и преподавал в губсовпартшколе политэкономию, но, переехав в Москву, получил известность как литературный критик. Статьи подписывал псевдонимом – Владимир Александров. Главным предметом его исследования стало творчество поэта Александра Твардовского. Келлер-младший стал и первооткрывателем раннего творчества своего друга Андрея Платонова. В воронежском журнале «Зори» он опубликовал литературоведческую статью о поэтическом сборнике Андрея Платонова «Голубая глубина».

Олег Ласунский отметил, что Андрей Платонов часто приезжал к Келлерам на своем стареньком велосипеде. Над своим товарищем он подшучивал: нажимал кнопку звонка и тут же садился на седло велосипеда. Когда хозяева открывали дверь, писатель въезжал на велосипеде в огромную прихожую.

Среди знаменитых жильцов дома Земсковых был и изобретатель Александр Чижевский, создавший уникальный ионизатор воздуха, который впоследствии был назван «люстрой Чижевского». Ученого, философа-космиста называют Леонардо да Винчи XX века. В юности он увлекался астрономией, был художником и поэтом. Именно он стал основоположником космобиологии и гелиобиологии.

Chizhevskij-1.png
Фото – с сайта bokun.bhc.by

От доходного дома к гостинице

После революции в бывшем доходном доме появились коммуналки. В войну памятник пострадал и был восстановлен в 1947-1948 годах. Послевоенным архитекторам почти удалось вернуть дому прежний роскошный облик. Утрачены лишь два входа с крыльцами на главном фасаде.

KIR_9493.jpg

– Этот дом – красавец. Хорошо, что после войны здесь восстановили башенки-купола. В детстве мне казалось, что, когда я окажусь внутри дома, то увижу роскошь – старинную мебель и зеркала. И когда, наконец, моя мечта сбылась – я побывала здесь в гостях – то была разочарована. Это была обычная квартира, обставленная магазинной мебелью, – вспоминает Ольга Рудева.

Сегодня у бывшего дома Земсковых неухоженный вид. 

KIR_9406.jpg

Недвижимость находится в частной собственности. Хозяин живет в Москве, а за домом приглядывает молодой управляющий Григорий Литвинов. По его словам, с 2007 по 2009 годы собственник расселил восемь жилых коммунальных квартир. В результате жившие в комнатах люди получили отдельные одно- и двухкомнатные квартиры. Опустевший памятник вскоре стал приютом для бомжей, которые жили на лестничных клетках.

KIR_9432.jpg

Чтобы непрошеные гости сюда не заходили, собственнику пришлось поставить на первом этаже решетки.

Первый этаж дома нежилой – его арендуют офисы. На втором и третьем этажах, как и до революции, живут квартиранты. Это временно – бывший доходный дом собственник планирует превратить в трехзвездочную гостиницу. Сейчас здесь вовсю идет ремонт. Кое-где в подъезде можно увидеть старину – например, столетние батареи и своды Монье (перекрытия с лучковыми сводами по стальным балкам) на третьем этаже.

KIR_9445.jpg

– Изначально мы хотели сделать здесь хостел, но от этой идеи отказались: на дом будет слишком большая нагрузка. Мы решили сделать гостиницу с номерным фондом, – рассказал Григорий Литвинов.

Литвинов.jpg

В 2011 году, когда Воронежу исполнилось 425 лет, в доме Земсковых был капремонт: крышу перекрыли, а дом покрасили в ярко-синий цвет. Но ремонта хватило ненадолго: по словам Григория, уже через год штукатурка и лепнина покрылись трещинами.

– Качество ремонта было отвратительное – весь фасад дома испортили. Вместо того, чтобы восстановить историческую лепнину из гипса, сделали новую, из пенопласта. Она покрылась трещинами и отваливается. После такого ремонта дом утратил красоту, – посетовал Григорий Литвинов.

KIR_9411.jpg

Управляющий говорит, что просил чиновников провести гарантийный ремонт, заменить лепнину, но ответа пока не получил.