Очередной объект спецпроекта «Легенды Воронежа» – здание воронежского архитектора Николая Троицкого, более известное как жилой дом «Гармошка». Четырехэтажное зигзагообразное здание в стиле конструктивизма с элементами сталинского ампира считается одной их городских достопримечательностей и находится в тихом центре Воронежа, по адресу улица Карла Маркса, 94. «Гармошка» – название неформальное: так воронежцы прозвали дом за сходство с музыкальным инструментом.

фото 2.jpg

«Гармошка» – воронежский бренд

«Гармошка» стала первым крупным воронежским проектом известного архитектора Николая Троицкого. В конце 1927 года он прочитал объявление в газете «Известия» о всесоюзном конкурсе на разработку проектов двух жилых домов для города. Недолго думая, Троицкий тут же взялся за проект одного из зданий, которое должно было появиться на пересечении улиц Студенческой и Карла Маркса. Задача была не из простых, ведь участок, на котором должен был появиться дом, имел острый угол.

фото12.jpg

– Многие архитекторы не стали браться за этот проект – они сочли его невозможным, – отмечает краевед Ольга Рудева.

Проект будущего дома Троицкий, который к тому времени трудился в проектном отделе дирекции ЮВЖД, создавал в свободное от работы время. Причем, архитектор успел его закончить точно в срок.

фото проекта Троицкого.jpg
Фото проекта Троицкого
 Фото – из книги Николая Троицкого «Я – коренной воронежец: «Воспоминания архитектора».

 Вскоре «Известия» сообщили, что проект Троицкого победил – ему присудили первую всесоюзную премию. Архитектор ликовал.

«Дело было не в деньгах, хотя и они не помешали, а в признании моего мастерства, победившего многих опытных столичных архитекторов. Ликование мое и моих близких было превеликим», – писал Николай Троицкий в своих воспоминаниях.

70-квартирный четырехэтажный дом из красного кирпича построили в 1929 году. Необычное зигзагообразное строение воронежцы полюбили и прозвали «Гармошкой» за сходство с одноименным музыкальным инструментом. Он был построен в модном стиле конструктивизм и завораживал горожан своей новизной и необычностью: в доме была плоская кровля, горизонтальные членения на фасадах, ленточные, похожие на градусники, окна (к сожалению, до нашего времени они не дожили). Кроме того, в доме не было декора. Но главное, за что архитектор получил первую премию, – это строгое соответствие с требуемой этажностью и количеством квартир.

фото24.jpg

Сам архитектор вспоминал, что секции с квартирами он «отделил друг от друга и частично надвинул одну на другую...разрезанные и сдвинутые в косом положении, они разместились по длине участка, так как заняли более широкую полосу застройки...получилось нечто вроде ширмы или зубьев пилы».

Кстати, запроектировал дом Николай Троицкий с тем расчетом, что солнечный свет в разное время дня освещал каждую комнату. Это так называемый принцип солярности. Если в привычных нам квартирах на одну комнату приходится одно окно, то в «Гармошке» – целых четыре. Еще одна особенность квартир в том, что в них уже заложены стенные шкафы. Для этого межкомнатные стены делали шире, чем обычно. Словом, дом был построен с заботой о людях.

фото 25.jpg

«Гармошка» без преувеличения стала известной на всю страну и превратилась в визитную карточку города.

– Когда жильцы дома, приезжая на отдых в какой-нибудь санаторий, говорили, что они из Воронежа, то первый вопрос, который они слышали, был одинаков: « Это там, где дом «Гармошка?». Это был наш бренд, наш воронежский символ. Да и сейчас дом входит в список неформальных достопримечательностей города наряду с «летающей девочкой» на Депутатской и «Волосатой стеной», – рассказывает Ольга Рудева.

Дом-коммуна

«Гармошка» задумывалась как дом-коммуна, предназначенный для рабочих. Дома-коммуны были ярким архитектурным и социальным явлением 1920-х – начала 1930-х годов.

По словам архитектора, профессора Воронежского государственного технического университета Виктора Митина, идеи домов-коммун были вначале популярны в Москве и Ленинграде, а потом пришли и в провинциальные города.

фото7.jpg

– Вполне вероятно, что «Гармошка» тоже была домом-коммуной. В 1920-х годах архитекторы были заражены по-настоящему хорошей идеей – строительством домов, которые приносили бы максимальную пользу живущим в них людям. Этим требованиям отвечали дома-коммуны. Когда была построена «Гармошка», в стране витали идеи нового социалистического образа жизни. Все были заняты на заводах и стройках, поэтому в таких домах, как правило, были прачечные, где можно было постирать на всю семью и максимально освободить от домашнего труда женщину с тем, чтобы она могла работать на социалистическом производстве, – объясняет Виктор Митин.

«Гармошка» унаследовала от дома-коммуны просторную кухню, которая располагалась на первом этаже, и маленькие ячейки – комнаты, в которых не было кухонь – опять же, в соответствии с лозунгом: «Освободим женщин от кухонного рабства!». Вместе с тем, ни в одной квартире дома не было ванных и душевых.

– Мылись жильцы «Гармошки» в бане. Кстати, в конце 1930-х бань в городе перестало хватать – слишком много было желающих, пришлось строить душевые. Эта тенденция – ходить в бани и душевые – укладывалась в социалистическую концепцию все делать вместе. В детских садах даже табуретки и стульчики меняли на лавки, чтобы ребенок не вырос индивидуалистом, – поясняет Ольга Рудева.

Послевоенный ремонт

Во время Великой Отечественной войны «Гармошка» выгорела, но ее родные стены выстояли, и дом не был снесен.

фото4.jpg

В 1950 году (о чем свидетельствует дата на фасаде дома) дом восстановили уже в стиле сталинского ампира. На фасаде «Гармошки» появились украшения, которых раньше, в строгом конструктивистском варианте, не было.

фото8.jpg

С бокового фасада в доме появилась похожая на книгу выступающая часть. Там, на втором, третьем и четвертом этажах, появились просторные террасы с балконами площадью 15 кв. м, откуда и сейчас открывается потрясающий вид. Они разделены «балконными комнатками». На четвертом этаже фасада «Гармошки» до сих пор поражает воображение огромнейшая терраса площадью 21 кв. м.

фото18.jpg

Один из жильцов трехкомнатной квартиры с просторными балконами – коренной воронежец в четвертом поколении, инженер Борис Евстафьев. Сын воронежского строителя-проектировщика Николая Евстафьева, восстанавливавшего послевоенный Воронеж и запроектировавшего все шпили на самых известных воронежских сталинских высотках, живет в доме 20 лет. По его словам, жить в доме «Гармошке» зимой тепло, а летом – не жарко. В доме – толстые стены (около 70 см в ширину).

фото28.jpg

– Дом после войны восстанавливали пленные румыны. А руководили восстановлением сотрудники завода «Тяжмехпресс». Мы хотели поменять батареи, но из подоконника не могли вытащить кирпичи. Такой крепкий был раствор! – говорит Борис Евстафьев.

Квартира семьи Евстафьевых раньше была «коммуналкой». Сейчас в квартире – два балкона. Первый – на кухне. Второй (находящийся со стороны бокового фасада) разделен на две части и имеет два независимых друг от друга выхода в комнаты. Между ними – закрытая «балконная комната», где у Бориса Евфстафьева раньше был рабочий кабинет. С балкона открывается вид на аллею Карла Маркса.

фото29.jpg

Современная «Гармошка»

После недавнего капитального ремонта «Гармошка» похорошела, но частично потеряла детали стиля ампир.

фото14.jpg

Так, балкончики с нарядными балясинами закрыли рыжими щитами и застеклили.

фото11.jpg

На первом этаже «Гармошки» в настоящее время располагается ресторан. По словам краеведов, там всегда были заведения общепита. Многие воронежцы помнят, что в 1990-е и нулевые здесь было два питейных заведения – «Гармония» и «Занзибар».

фото20.jpg

Дом знаменитого архитектора Троицкого до сих пор не стоит на охране и не входит в реестр памятников архитектуры. А значит, облик «Гармошки» и его придомовую территорию имеют право менять. Не так давно у горожан вызвали многочисленные споры появившаяся у фасада дома входная группа магазина в виде рыбы. Одним арт-объект пришелся по душе, другие назвали его безвкусицей. Категорически не принимает «рыбу» Ольга Рудева.

– Николай Троицкий понимал, что его домом мы будем любоваться и в XXI веке. Он проектировал его так, чтобы он выигрышно смотрелся с разных точек зрения. Авторский проект – это не только стены дома, но и окаймляющие дом газоны, где растут деревья и стоят лавочки. Поэтому занявшая придомовую территорию «Гармошки» «рыба» здесь совсем неуместна, – говорит она.

фото27.jpg

В целом, последним ремонтом, который был здесь несколько лет назад, жители «Гармошки» довольны. Они надеются, что когда-нибудь будет благоустроен и двор их дома, где появится детская площадка и сад. А воронежские краеведы верят, что культовый дом Николая Троицкого наконец станет памятником архитектуры.

Справка РИА «Воронеж»

Николай Троицкий (1900-1984) – один из воронежских архитекторов. Его дедом был известный в духовных кругах епископ Макарий. В сентябре 1918 года Троицкий добровольцем пошел в Красную армию, но в 1919 году на фронте заболел менингитом. В Воронеже больного положили в больницу к профессору Николаю Бурденко. Последствия перенесенной болезни – нарушение вестибулярного аппарата и частичная потеря слуха – остались у будущего архитектора на всю жизнь. Окончив 1 курс Воронежского практического института, Троицкий перевелся во второй Политехнический институт Петрограда, а в 1924 году – в Ленинградский институт гражданских инженеров. В 1927 году Троицкий с блеском защитил дипломный проект. Он вернулся в Воронеж, где устроился работать в проектном отделе Юго-Восточной железной дороги.

За десять лет работы на ЮВЖД Николай Троицкий спроектировал около 70 воронежских зданий, почти все они были построены. В 1941-1942 годах архитектор участвовал в организации обороны города от подступавших к нему немецко-фашистских войск. В 1943 году Троицкий был назначен главным архитектором Воронежа, и проработал в этой должности до 1951 года. Именно под его руководством, в соответствии с Генпланом 1946 года, город был восстановлен после военной разрухи. Самые известные здания, построенные по его проектам, – дом «Гармошка», здание управления ЮВЖД, учебный корпус Воронежского инженерно-строительного института на 20 лет Октября, дом ученых на улице Студенческой, 31.