В очередном выпуске спецпроекта РИА «Воронеж» расскажет о Доме капитана Мягкова – красивом здании в стиле позднего классицизма с зашифрованным символом: триумфальной аркой. Памятник находится по адресу: улица Коммунаров, 44. На карте Воронежа он появился благодаря бравому воронежскому капитану Ивану Мягкову, герою Отечественной войны 1812 года, участнику Бородинской битвы.

Особняк победителя

Еще 200 лет назад предместье Акатова монастыря было престижным районом города, где жили богатые купцы. В самом его центре, на перекрестке двух старинных улиц – Большой Девиченской (ныне Сакко и Ванцетти) и Жандармской горы (ныне Коммунаров), – появился дом капитана Ивана Мягкова.

– Сейчас Девичок – район малоизвестный. Можно всю жизнь прожить в городе и ни разу не оказаться там. А в XVIII веке это был оживленный центр Воронежа, где жила городская знать. В конце XVIII века здесь открылись первая в Воронеже библиотека и первая типография, – рассказала краевед Ольга Рудева.

История не сохранила точного написания фамилии первого хозяина этого двухэтажного дома. В старинных документах его имя писалось по-разному: то «Иван Саввич Мягков», то «Иван Мягкий», а то и вовсе «Мяхкий» и «Мехков». В воронежском краеведении за памятником закрепилось название «Дом Мягкова», а на современной мемориальной стене старинного Тернового кладбища, где он был похоронен, указано: «Иван Саввич Мягкий (Мягков)».

Потомственный военный, Иван Мягков в 1803 году начал службу в Московском драгунском полку. В 1806–1807 годах служил в составе армии барона Леонтия Беннигсена и участвовал в сражении с французами под Фридландом (сейчас – Правдинск Калининградской области), в результате которого Россия потерпела поражение и заключила Тильзитский мирный договор с Наполеоном.

– В то время Мягков был квартирмейстером. Он заведовал продовольствием для войск и размещением их по квартирам. А в 1807 году его назначили аудитором – в XIX веке так называли военных юристов, судебных делопроизводителей, которые разрешали суды, – отметил историк Павел Попов.

Павел Попов
Фото – Роман Демьяненко (из архива)

Во время Отечественной войны 1812 года Мягков воевал с французами и был участником Бородинской битвы. Он сражался в составе дивизии под командованием генерал-майора Петра Коновницына, которую направили на помощь главнокомандующему 2-й Западной армии Петру Багратиону. Багратиона ранили, и Коновницын возглавил оборону левого фланга.

В 1813-м Мягков продолжил преследовать наполеоновскую армию за пределами России – воевал под Дрезденом и Лейпцигом, дошел до Франции. В 1815 году участвовал в заграничном походе в Польше и Пруссии. В 1822 году офицер получил отставку и вернулся в Воронеж в чине капитана, с серебряной медалью героя.

Во время заграничного похода офицер успел жениться на дочери профессора Лоренца Фогельмана Юлии, и супруги приехали вместе. В Воронеже у них родилась дочь Надежда.

В начале 1820-х годов капитан начал строительство двухэтажного дома, в архитектурном облике которого решил отразить пафос победы в Отечественной войне. В угловой части дома он «зашифровал» символ – триумфальную арку, которую образуют четыре торжественные полуколонны и двухъярусный аттик.

Триумфальные арки устанавливались на дорогах в честь победителей и в память о важных исторических событиях. Подобие арки на доме подчеркивало, что он принадлежит отважному победителю. Хотя по факту полуколонны образуют правильный четырехугольник. 

– Действительно, это не совсем арка. Но оформление дома сделано как у триумфальной арки. Интересно, что, с одной стороны, дом небольшой по размерам, на его фасаде не так много декоративных деталей и лепнины. С другой, в нем несколько выразительных элементов. Такими достаточно недорогими средствами зодчие умели создавать красивый образ здания, – сообщил Павел Попов.

Тяжба с наследниками

Чтобы закончить строительство особняка, Мягков затеял многолетнюю судебную тяжбу. Судиться начал с жившим в Задонском уезде экс-командиром Николаем Давыдовым, который во время Отечественной войны 1812 года оказался у Мягкова в должниках.

В военное время казне не хватало средств на содержание войск. В частности, Московский драгунский полк не получал от государства денег на фуражное зерно для своих лошадей. Кормить конницу было нечем, и офицеры были вынуждены скинуться на пропитание животным. Деньги они одолжили шефу полка, генерал-майору Николаю Давыдову, который взял на себя обязательства вернуть их, если государство откажется от компенсации. Мягков дал Давыдову 8,4 тыс. рублей ассигнациями, потом несколько раз одалживал ему менее крупные суммы. А после войны государство, действительно, не вернуло деньги офицерам.

В 1823 году Давыдов скончался, и Иван Мягков стал судиться с наследниками бывшего командира. В 1824 году Задонский суд вынес решение в пользу Мягкова. Родственники Давыдова должны были выплатить капитану сумму с процентами – вдвое большую, чем вначале. Но таких средств у них не было.

– Только в 1840-е годы, когда жалоба Мягкова дошла до Сената, наследники Давыдова стали расплачиваться, – добавил Павел Попов.

Иван Мягков умер в 1872 году. Подлинное надгробие не сохранилось.

«Приветы» из старины

Кто был архитектором дома Мягкова, неизвестно. Воронежские историки и краеведы не знали и имени первого владельца усадьбы, пока Павлу Попову не удалось найти архивные данные.

– Я обнаружил в Государственном архиве Воронежской области документы о том, что Мягков запросил свидетельство на двухэтажный дом, расположенный именно на этом месте, – отметил историк.

Городской архитектор Иван Блицын составил доскональную опись дома и подсчитал даже количество кирпичей, из которых он построен – 152 тыс. Он указал, что в доме пять отдельных покоев, два подвала со сводами. Верхний этаж особняка Мягков отделать не успел. В доме была и лавка.

Ольга Рудева считает, что лавка могла находиться на месте центрального оконного проема, внутри «арки». Здесь, по обеим сторонам окна, уцелели старинные металлические дверные петли. По всей вероятности, входная дверь была заложена, а на ее месте сделали окно.

– Можно предположить, что этим дверным петлям уже 200 лет. Дверь была металлическая. Она вела в скобяную лавку. Это логично – рядом знаменитый Девичковский рынок, – рассказала Ольга Рудева.

На кирпичах памятника остались и другие «приветы» из глубокой старины – так называемые счетные метки, которые оставляли мастера, изготавливавшие кирпичи-сырцы.

– Точками отмечали каждую сотню кирпичей, чтобы не ошибиться и не считать отдельные кирпичи во второй раз. Вот, например, четыре точки – это четвертая сотня кирпичей, – пояснила Ольга Рудева.

Дом с двумя ампирами

После смерти Мягкова его дом выкупил преподаватель гимназии Яков Рябоконев, который расширил усадьбу в сторону двора и дополнил ее одноэтажными нежилыми кирпичными пристройками со стороны нынешних улиц Сакко и Ванцетти и Коммунаров.

С конца XIX века домом владели дворяне Трушевские. Павел Попов предположил, что хозяева могли огрубить фасад в начале XX века при ремонте дома – в результате исчезли некоторые декоративные детали:

– На довоенных фотографиях видно, что два угловых окна на первом и втором этажах были шире. Они были трехчастными и их разделяли перегородки – импосты. Видимо, оконные проемы изменили во время послевоенного восстановления.

Дом в 1920-е годы
Фото – bvf.ru

Наследников дворян Трушевских помнит Кира Образцова, которая жила в доме Мягкова в раннем детстве, до войны.

– Марья Афанасьевна Трушевская и ее муж Владислав Генрихович занимали второй этаж, а на первом жили мы. В нашей квартире, которая была в угловой части дома, были итальянские окна. Я любила забираться на подоконник и ждать здесь с работы родителей. Мой папа был преподавателем черчения и геометрии в сельскохозяйственном институте, мама до войны была стенографисткой, – рассказала Кира Ильинична.

Когда началась война, отец ушел на фронт, а девочка с матерью уехали в эвакуацию в Кемерово.

– Когда мы вернулись, жить было совершенно негде – наш дом был разрушен, – добавила Кира Образцова. – Трушевские предложили родителям построить его заново, но денег на восстановление у них не было…

На протяжении трех лет девочка вместе с отцом и матерью жила в частных квартирах. Затем родители взялись за восстановление старинного дома Аристовых (улица Сакко и Ванцетти, 61), который находится напротив дома Мягкова. Там впоследствии и поселились.

После войны восстановленный дом Мягкова расширили: с улицы Коммунаров его удлинили на два окна, а со стороны Сакко и Ванцетти – на три. У одноэтажных нежилых пристроек появился второй этаж. Старинные элементы декора – четыре полуколонны, прямоугольный аттик, наличники – восстановили. В то же время дом украсили новым декором в стиле сталинского классицизма, или ампира. Над окнами появились треугольные завершения – сандрики, а в подоконных нишах – балясины.

KIR_1332.jpg

– Дом Мягкова – пример того, как в одной усадьбе переплелись элементы ампира двух эпох: ампира эпохи Наполеона и сталинского ампира. Столичные искусствоведы, увидев памятник, даже усомнились, что элементы классицизма на его фасаде подлинные. Думали, что они были сделаны после войны. Но я нашел фотографию 1920-х годов, на которой дом Мягкова запечатлен с подлинными полуколоннами, аттиком и наличниками, – поделился Павел Попов.

Подвал со сводами и аварийные трубы

Сейчас в доме Мягкова хоть маленький, но уютный дворик. По некоторым данным, несколько лет назад в одной из квартир поселились «ночные бабочки». Тихой и спокойной жизни в доме-памятнике пришел конец. Однако жильцы через суд добились выселения «жриц любви».

В памятнике остался старинный подвал со сводчатым потолком. Внутри – арочные оконные проемы, которые сейчас заложены. 

Подвал несколько раз затопило – в доме прорывало старые трубы. Квартиру Натальи, живущей на первом этаже, трижды затапливали соседи сверху.

Дом находится в плачевном состоянии. Кирпичная кладка верхней части карниза – аттика – разрушилась. Протекает крыша. В 2019 году кирпичи едва не обрушились на женщину с ребенком, которые проходили мимо памятника. Только чудом они успели отбежать.

В пресс-службе Фонда капитального ремонта Воронежской области корреспонденту РИА «Воронеж» сообщили, что дом №44 по улице Коммунаров включен в краткосрочный план на 2020–2022 годы:

– В 2020 году планом предусмотрен капремонт кровли, а также систем холодного водоснабжения, водоотведения и электроснабжения. Общая стоимость работ составит 2,4 млн рублей. Согласно региональной программе капитального ремонта многоквартирных домов, в этом здании до конца 2022 года также должны капитально отремонтировать фундамент и подвальные помещения. Капремонт фасада региональной программой предусмотрен в период с 2023-го по 2025 год.