В центре очередного выпуска спецпроекта – дом фабриканта Василия Тулинова, визитная карточка стиля ампир в Воронеже. Памятник истории и архитектуры находится в самом центре города, по адресу: проспект Революции, 30. В XIX веке роскошный особняк Тулиновых принимал императоров Николая I, Александра I и будущего царя-освободителя Александра II. Секрет дома – подлинная веерная черная лестница, по которой раньше поднималась наверх прислуга.

Дом с невидимым этажом

В 1811 году на Большой Дворянской началось строительство новой городской усадьбы, владельцем которой был зажиточный фабрикант и дворянин Василий Тулинов. Он был потомком бывшего крепостного крестьянина Максима Тулинова, который в 1720-х основал в Воронеже суконное производство и стал купцом.

Среди горожан Василий Тулинов был известен не только как владелец мануфактуры, но и как бывший городской глава, который руководил Воронежем с 1787 по 1792 год. Василия Васильевича удостоили почетного звания коммерции советника за успехи в развитии отечественной торговли.

Построить особняк для своей семьи он поручил первому городскому архитектору Тимофею Кондратьеву. Интересно, что Тимофей Сергеевич был самоучкой – специального образования не получил, а архитектурному мастерству учился на практике, у зодчих Василия Белокопытова и Ивана Волкова.

В 1813 году усадьба была готова к приезду хозяев. Но вскоре после переезда Василий Тулинов умер, так и не успев насладиться жизнью в роскошном доме. Красивейший особняк в стиле ампир перешел по наследству его сыновьям Якову и Василию. Василий Тулинов был героем Отечественной войны 1812 года, за храбрость получил золотую шпагу. В 1830-е стал предводителем воронежского дворянства. Его брат Яков был образованнейшим человеком своего времени – окончил Московский университетский благородный пансион, где тремя годами ранее учился поэт Василий Жуковский, звезда того времени. Несколько лет Яков провел на статской службе. Выйдя в отставку, занялся управлением суконными фабриками и имениями.

Для начала XIX века двухэтажный особняк Тулиновых был образцом модной архитектуры. Главный фасад дома украшал выносной портик с ионическими колоннами. Поддерживала все это великолепие мощная аркада. Один из секретов здания – «невидимый» третий этаж, он же антресольный. С главного фасада окошек третьего этажа не видно, но их можно заметить со стороны бокового фасада. От второго этажа антресольный отличается низкими потолками. На третьем этаже жили хозяева, здесь могла быть детская.

Запряженные лошадьми кареты в усадьбу заезжали со стороны нынешней улицы Комиссаржевской. Облик дома со двора был не менее эффектным. Гостей поражали высокие готические окна с разноцветными стеклами.

Две лестницы

Усадьба Тулиновых тянулась от нынешнего проспекта Революции (Большой Дворянской) до улицы Фридриха Энгельса (Малой Дворянской) – дореволюционное здание, в котором сейчас находится школа №28, появилось позже.

– В Воронеже всегда жили просторно. Все это называлось «господский дом», «барский дом». На заднем дворе были сад, флигели, в которых жила прислуга, и хозяйственные строения – ледники, оранжереи, конюшни, сенники, – рассказала краевед Ольга Рудева.

По ее словам, в то время на Большой Дворянской действовал особый регламент строительства:

– На центральной улице города дома должны были возводиться по определенному образцу. Исключалось строительство одноэтажных и деревянных зданий, зданий с каменным низом и деревянным верхом. Дом Тулиновых – это стандарт и абсолютная симметрия. Когда мы видим такие дома в Воронеже, мы понимаем, что речь идет о XVIII и первой половине XIX века.

Через парадный вход гости попадали в просторный вестибюль, а дальше по парадной лестнице поднимались вверх, на второй этаж. Эта лестница – не «родная» – она появилась здесь после восстановления дома в 1950-е годы. Но ее планировка сохранена. Как и в XIX веке, лестница делится на два рукава. На втором этаже хозяева встречали гостей.

Настоящую историческую и архитектурную ценность представляет черная веерная лестница, по которой в дом поднималась прислуга. Она подлинная и пережила войну. Лестница ведет во все помещения дома, на второй и третий этажи.

– Дворня попадала в дом со стороны Тулиновского переулка (именно так называлась раньше улица Комиссаржевской) и через черный ход, – пояснила Ольга Рудева.

Сейчас весь второй этаж перегорожен на комнаты-кабинеты. Как сообщила Ольга Рудева, такая планировка появилась уже в советское время. В XIX веке вместо перегородок была большая зала для приема гостей. Здесь хозяева устраивали балы. Окна залы выходили на Большую Дворянскую.

Ночлег для царской семьи

Модной и роскошной была и меблировка в доме – здесь не стыдно было принимать и членов царской семьи. И августейшие особы надолго стали гостями Тулиновых. Об этом горожан извещает мемориальная доска, которую установили к 400-летию дома Романовых по инициативе Воронежского губернского дворянского собрания, Российского монархического общественного движения и движения «За веру и Отечество».

– Династия Романовых многое сделала для подъема, развития и защиты нашего Отечества. Мемориальная доска заставляет горожан остановиться и прочитать, что, оказывается, в нашем Воронеже бывали не просто известные представители династии Романовых, но и  первые лица государства, – рассказал один из членов Воронежского губернского дворянского собрания Евгений Барсуков.

Александр I останавливался у гостеприимных Тулиновых в мае 1818 года, когда был в Воронеже проездом с юга, а затем в июле 1820 года. В 1832 году в особняке ночевал Николай I, который прибыл в Воронеж на открытие мощей святителя Митрофана.

– Почему особняк выбирали члены царской семьи? У него было удобное расположение – самый центр города. Кроме того, дом отличался красотой, просторными помещениями и роскошными интерьерами. В этом отношении он отвечал всем требованиям того времени, которые предъявлялись к зданиям для размещения столь высоких особ, – отметил Евгений Барсуков.

– В любом городе есть здания, где принимают высокопоставленных лиц. Дом Тулиновых не был гостиницей, но выполнял эту функцию. В первой половине XIX века дом был новым, только что выстроенным. Здесь жили состоятельные люди, а потому у них были лучшая мебель, лучшая посуда, лучшее постельное белье, – добавила Ольга Рудева.

А 5 июля 1837 года в город на два дня приехал наследник престола, будущий император Александр II, который совершал ознакомительное путешествие по стране, чтобы больше узнать о жизни народа в городах и селах. Маршрут цесаревича пролегал через Сибирь, Центральную Россию и Крым.

К визиту наследника городские улицы тщательно вымели. В шесть вечера торжественный кортеж цесаревича проехал по Большой Дворянской. Александра сопровождали придворные педагоги – ученый-географ и историк Константин Арсеньев и знаменитый поэт Василий Жуковский. Поэт верил, что может воспитать просвещенного царя, который изменит страну, сделает ее более демократичной. И действительно, император Александр II вошел в историю как царь-освободитель: он отменил крепостное право и провел ряд других важных для страны реформ.

Именно в дом Тулиновых Василий Жуковский пригласил на встречу воронежского поэта, купеческого сына Алексея Кольцова. Этому событию посвящена мемориальная доска, которая размещена на доме. 

Отсюда поэты отправились бродить по Воронежу. Алексей Кольцов показал Жуковскому живописные места города. Василий Жуковский зарисовывал их в свой походный альбом: запечатлел реку Воронеж, прибрежную часть города, где Петр I строил русский флот, Никольскую церковь, здание цейхгауза, спускающиеся с холмов к реке домики. С балкона дома Тулиновых поэт сделал карандашные зарисовки Большой Дворянской улицы.


Фото – bvf.ru

Литературовед Наталья Корниенко, исследовавшая визит Василия Жуковского в Воронеж, в своей книге «Преодоление» отметила, что Воронеж понравился поэту чистотой, обилием зелени. Сам Жуковский оставил в дневнике запись: «Город оригинален, на каждом месте вид».

Долгое время исследователи Жуковского не могли найти воронежских рисунков поэта, сделанных в 1837 году. Считалось, что они утеряны. После продолжительных поисков Наталья Корниенко нашла зарисовки совершенно случайно в отделе рисунка Русского музея в Москве.


Фото – bvf.ru

Эпоха «Вишневого сада»

Братья Тулиновы умерли в один год – 1842-й. Через несколько лет усадьба отошла по наследству сыну Якова Тулинова Василию – юристу, который окончил университет в Петербурге. Долгие годы, живя в Воронеже, он был уездным предводителем дворянства в Боброве. Здесь он и познакомился с молодым учителем и литератором Алексеем Сувориным, которого пригласил быть своим секретарем. Суворин вел от имени Тулинова переписку и составлял каталог богатой библиотеки, в которой хранилась «запрещенка» – журналы «Колокол» и «Полярная звезда». Писатель и литературовед Олег Ласунский отметил, что на коллекционирование нелегальных изданий в высшем обществе того времени была своеобразная мода. Журналы Суворин давал читать поэту Ивану Никитину.

Благодаря Василию Тулинову в 1864 году в Воронеже открылась первая публичная библиотека. Она разместилась в одноэтажном флигеле, который Тулинов накануне пожертвовал городу. В библиотеке можно было найти книги по искусству и различным наукам, был огромный отдел с периодическими изданиями.

В конце своей жизни Василий Тулинов уехал в Санкт-Петербург, а особняк продал братьям-купцам Александру и Митрофану Веретенниковым. В 1909 году усадьбу купил дворянин Бабанин и распродал ее по частям. Так на бывшей территории владений Тулиновых появились новые хозяева.

– Это была эпоха «Вишневого сада»: хозяева крупных городских усадеб обеднели, содержать роскошные барские дома стало дорого. Сейчас мы просто не найдем нетронутых усадеб – все были распроданы по кусочкам, – рассказала Ольга Рудева.

Дореволюционная открытка
Фото – bvf.ru

На участке бывшего усадебного флигеля, в котором располагалась публичная библиотека (сейчас – улица Комиссаржевской, 2), в 1912 году выстроил дом нотариус Иван Болдырев. Позже здесь разместилась частная женская гимназия Чернозубовой. В 1912 году на территории бывшей тулиновской усадьбы выросло здание гимназии имени Морозовой (теперь там школа №28). На бывшем участке владений Тулиновых также располагаются такие памятники архитектуры, как жилой дом Сомова (Фридриха Энгельса, 21) и дом общества квартирантов-собственников (Комиссаржевской, 4).

Жертва черносотенцев

Осенью 1905 года Россию охватили еврейские погромы. В Воронеж они пришли 20 октября: на Большой Дворянской толпа пьяных черносотенцев начала крушить лавки, которые держали евреи.

– Это был погром купечества люмпенами. Они не особенно задумывались, кто владеет магазином: еврей, немец или русский. Громили тех, кто первый попал под руку. Жертв выбирали по витрине магазина, – рассказал Александр Акиньшин.

Возле дома Тулиновых разъяренная толпа зверски убила принявшего православие еврея, студента Московского университета Николая Таранченко.

– Николай не имел никакого отношения к торговле. Он просто подвернулся под руку. Толпа посчитала, что он якобы выстрелил в портрет царя; когда его убили, выяснилось, что никакого револьвера у Николая не было, – отметил Александр Акиньшин.

Городские власти не сделали ничего, чтобы остановить погром. Он закончился только 23 октября. Погромщики разорили 125 еврейских семей.

После 1917 года дом Тулиновых национализировали, а в ноябре 1927 года здесь открылся музей революции. 


Фото – bvf.ru

Перед войной на первом этаже особняка расположилась редакция газеты «Молодой коммунар». При редакции работал литературный кружок, которым руководил журналист Филипп Тулинов. Александр Акиньшин и Олег Ласунский считают, что он был не родственником, а однофамильцем бывших хозяев особняка. В кружок входили старшеклассники и студенты. Его выходцами были писатель Юрий Гончаров и поэт Виктор Поляков.

Во время войны особняк Тулиновых разрушили – остался только каркас. Крыша сгорела, фронтон с портиком рухнул.

Дом Тулиновых после войны
Фото – bvf.ru

– По сравнению с другими воронежскими памятниками этот пострадал не так сильно. В 1951 году его по старым фотографиям восстановил инженер Владимир Глотов, – сообщил Александр Акиньшин.

В 1970-е
Фото – bvf.ru

Сейчас в доме находится Центр научно-технической информации (ЦНТИ). Современный облик дома оставляет ощущение провинциального запустения. Окна некогда пышного особняка на первом этаже закрыты рекламой арендаторов, а на балконе неуместно смотрится огромная вывеска ЦНТИ с кричащими красными буквами. Совсем плачевен вид здания сзади: обшарпанные стены и осыпавшаяся штукатурка.