Очередной объект спецпроекта «Легенды Воронежа» – синагога, уникальный для Воронежской области памятник иудейской культовой архитектуры начала XX века. Синагога находится по адресу: улица Станкевича, 6. Величественное краснокирпичное здание с куполами, увенчанными звездами Давида, стоит среди жилых многоэтажек по соседству с ЗАГСом Ленинского района.

Синагога до революции

Евреи в Воронежской губернии появились достаточно поздно – только в середине XIX века. Дело в том, что она не входила в черту оседлости. Иудеями-первопроходцами в Воронеже стали кантонисты – сыновья нижних воинских чинов, отслужившие в царской армии 25 лет и имевшие свободу выбора населенного пункта. В Воронеж они прибыли в 1860-е годы. Поначалу иудейские богослужения проходили на дому. Но община росла, назрела потребность в строительстве синагоги.


Фото – bvf.ru

На возведение культового объекта требовалось разрешение императора Николая II. В 1901 году после нескольких неудачных попыток воронежские евреи получили императорское разрешение на строительство синагоги. К ее возведению приступили в 1902 году. Здание построили быстро, всего за год. Уже в 1903 году здесь прошло первое богослужение.


Фото – Елена Хозиева/bvf.ru

Автором синагоги стал Станислав Мысловский – архитектор с польскими корнями, который почти всю свою жизнь прожил в Воронеже. В числе его работ дом Клочковых (Карла Маркса, 35), католический костел, взорванный в 1962 году; не сохранившееся до наших дней здание Окружного суда на Большой Дворянской (совместный проект с архитектором Александром Барановым). Кроме того, Мысловский – автор проектов дома губернатора (проспект Революции, 22), пристройки к зданию мужской классической гимназии (проспект Революции, 17) и психиатрической лечебницы в селе Орловка.


Фото – Евгения Емельянова

Воронежскую синагогу Станислав Мысловский спроектировал в стиле эклектики с мавританскими мотивами, в котором ощущается влияние мусульманской архитектуры. В России мавританский стиль стал набирать популярность после русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Появились особняки в виде восточных средневековых крепостей, с неизменными атрибутами Востока – кофейными и курительными комнатами.


Фото – Евгения Емельянова

– Мавританский стиль – популярный восточноевропейский архитектурный стиль. В его традициях построены Главная синагога в Толедо (Испания), Новая синагога в Берлине (Германия), Большая синагога в Будапеште, синагога Розенберга в Киеве, синагоги в Санкт-Петербурге и Харькове, – рассказал воронежский раввин Авигдор Носиков.

«Держалась на честном слове»

После 1917 года воронежскую синагогу неоднократно пытались закрыть «по просьбам трудящихся». Первые попытки оставить еврейскую общину без культового здания были предприняты в 1920-х годах, когда Воронеж был освобожден от Белой армии.


Фото – Евгения Емельянова

В 1933 году секретариат облисполкома принял решение о закрытии синагоги и предоставлении верующим молитвенного здания меньших размеров, которое бы соответствовало количеству прихожан. Но люди продолжали собираться. На деле культовое сооружение было закрыто только в 1939 году. Здание передали базе Облтекстиля и переоборудовали под склады.


Фото – Евгения Емельянова

– Богослужения никогда не угасали – они проходили на дому, особенно по субботам, – отметил Авигдор Носиков.

Из закрытой синагоги планировали сделать клуб. В современной синагоге о той задумке местных властей напоминает расположенный под наклоном пол: в молельном зале планировалось обустроить места для зрителей, на месте нынешнего ковчега – сцену.


Фото – Евгения Емельянова

Но эти планы прервала Великая Отечественная война. Центр Воронежа вместе с синагогой оккупировали немецко-фашистские захватчики. Во время бомбардировки в синагогу попала бомба. Здание сгорело. По словам Авигдора Носикова, в архивах сохранилась фотография немецкой аэрофотосъемки. На ней видно, что в здании синагоги нет крыши – уцелели только стены.


Фото – Евгения Емельянова

– Когда мы приступили к ремонту, мы обнаружили несколько попаданий бомб. Колонны держались на честном слове. Мы поднимали их домкратами, разбирали по кирпичику и восстанавливали заново, – вспоминает раввин Авигдор.


Фото – Евгения Емельянова

Но уже к осени 1944 года нижний этаж синагоги был восстановлен для тех же складов Облтекстильторга. Его разбили на перекрытия, построили комнаты, пристройку с магазином, сделали грузовые лифты. Культовое сооружение превратилось в промышленный объект. В этом Авигдор Носиков видит и плюсы, и минусы.


Фото – bvf.ru

– Минус – в неуважительном отношении к зданию. С другой стороны, есть множество примеров, когда здания синагоги отдавали под консерватории, культурные учреждения – например, в Минске и Самаре. По закону о реституции, принятому после распада СССР, религиозная организация, получающая здание, должна отдать организации, которая из него уходит, равноценное по площади и местоположению здание. Поэтому иудейские общины, претендующие на возвращение синагоги, в здании которой, например, располагается театр, оказались в затруднительной ситуации. Они не могут найти в центре города равноценное по площади здание. А Облтекстильторг обанкротился, и у здания синагоги не осталось хозяина, – пояснил Авигдор Носиков.

В 1980-х синагога чуть было не превратилась в концертный зал органной музыки. Архитектору Владимиру Быховскому, который должен был превратить культовое здание в концертное заведение, поручили разработать проект его реконструкции. Хорошо, что этим планом не суждено было сбыться, ведь от памятника архитектуры в этом случае остались бы лишь оштукатуренные стены.

Новая история синагоги

В 1997 году синагогу общине передали в безвозмездное пользование, а в 2009 году – в собственность. В 2010-м начались масштабные восстановительные работы. На создание проекта реставрации синагоги общину вдохновил прихожанин Вадим Швейбиш. Проект воплотила в жизнь архитектор Любовь Моисеева.


Фото – Евгения Емельянова

Авигдор Носиков рассказывает: при реконструкции на фасаде пришлось перекладывать старинную кирпичную кладку. Но новые кирпичи не вписывались в облик культового памятника.

– Мы узнали, что где-то в Рамони собираются сносить старую усадьбу. Мы договорились взять кирпичи для восстановления нашего здания, – говорит раввин.


Фото – Евгения Емельянова

Во время реставрации синагоги восстановили кирпичную кладку стен трех фасадов, укрепили конструктивные элементы здания, в том числе лестницы в башнях. Отреставрировали исторические своды, лепнину, формирование колонн, пилястры и купола. Кое-что пришлось изменить – например, систему сбора воды для миквы (аналог женской купели). Четыре купола синагоги украсили звездами Давида.


Фото – Евгения Емельянова

На фронтоне восточного фасада синагоги установили новую резную мраморную доску – изображение скрижалей Завета с десятью заповедями на арамейском языке. Старые, дореволюционные скрижали теперь хранятся в музее синагоги.


Фото – Евгения Емельянова

Изменилось и содержание медальонов на фронтоне здания: теперь годом конца строительства здания значится не 1903 год, как было изначально, а 2013-й.

– Мы посчитали, что, восстановив это здание, практически построили его заново. Поэтому позволили себе такую шалость, – пояснил Авигдор Носиков.

Экстерьер и интерьер

Многие элементы орнамента синагоги на фасаде и в ее нынешнем интерьере перекликаются – например, узор из четырехлистника, который обрамляет окна синагоги и присутствует в оформлении ковчега.


Фото – Евгения Емельянова

Реконструировать прежний интерьер синагоги было очень трудно – из архивных материалов до наших дней дошли всего три дореволюционных изображения здания: фотография с Базарной горы, гравюра фасада и всего одна фотография внутреннего убранства.


Фото – bvf.ru

– Если экстерьер здания мы восстановили практически идеально, то интерьер делали с учетом современных нужд, – подчеркивает Авигдор Носиков.

По его словам, дореволюционный молельный зал в синагоге был больше. Здесь было три входа и три свода колонн. Но во время реставрации площадь зала пришлось уменьшить.


Фото – Евгения Емельянова

Теперь на огороженной площади располагается благотворительная организация «Хэсед Нехама», в которой оказывают помощь нескольким тысячам человек на территории Воронежской, Липецкой и Тамбовской областей. Здесь же находится кухня, где готовят кошерную пищу на субботы и праздники. Сейчас о прежнем входе и колоннах в молельном зале напоминают лишь их верхние части – капители, которые возвышаются над фрагментом «Стены плача».


Фото – Евгения Емельянова

– Это красивые чугунные колонны, которые делали по образу колонн Храма Соломона – первого Иерусалимского Храма. Согласно Библии, они стояли в притворе. Две колонны даже имели свои имена – Боаз и Яхин, – говорит Авигдор Носиков.

На втором этаже синагоги находится детский досуговый центр, где дети не только готовятся к школе, но и изучают иврит. На третьем – молодежный центр и Воскресная школа.


Фото – Евгения Емельянова

Кое-где на здании видны следы от снарядов и пуль Великой Отечественной войны. Их при реставрации не стали маскировать, оставив на память потомкам. За синагогой еврейская община установила памятник жертвам Холокоста и воинам Великой Отечественной войны.

Почему синагога – не храм

Для иудеев синагога – не храм в христианском понимании слова. Согласно Торе, храмом для богослужения считается Храм, расположенный на Храмовой горе в Иерусалиме.


Фото – Евгения Емельянова

Первый иерусалимский Храм был разрушен вавилонянами в 586 году до нашей эры, второй – римлянами в 68 году нашей эры. Сейчас на месте Иерусалимского Храма (на Храмовой горе) стоят две мусульманские мечети.


Фото – Евгения Емельянова

– «Синагога» в переводе с иврита – «дом собрания». Это не только религиозное место, но некий центр, где объединяется все, что имеет еврейский знаменатель. Синагога – место не для служения, а для молитвы. Посредника между человеком и Богом в иудаизме не существует. В принципе, каждый может помолиться дома. Необходимость синагоги – в двух нюансах: во-первых, атмосфера располагает, а во-вторых, когда собирается кворум из десяти совершеннолетних мужчин, молитва приобретает статус общественный. Когда к Всевышнему обращается один человек, учитываются его заслуги и недостатки. А когда обращается общество, недостатки нивелируются, и молитва считается более энергетически заряженной, – отмечает Авигдор Носиков.

В отличие от христианского храма, центрального сакрального места в синагоге нет. Центральный элемент внутреннего убранства с точки зрения архитектуры, красоты и важности – святой ковчег («арон кодеш»).


Фото – Евгения Емельянова

Это шкаф, в котором хранятся свитки Торы. Тора – рукописный пергаментный свиток с текстом Пятикнижия Моисеева, который используется для еженедельного публичного чтения в синагоге. В иудаизме это главный сакральный элемент.


Фото – Евгения Емельянова

Святой ковчег в воронежской синагоге – самый большой в России и один из самых больших в Европе. Кстати, стена, у которой стоит святой ковчег, во всех синагогах мира направлена в сторону Иерусалима.

В центре молельного зала синагоги расположена бима – подиум, где читают Тору по субботам, небольшие фрагменты Торы – по понедельникам, четвергам и по праздникам.


Фото – Евгения Емельянова

В молельном зале синагоги устраивают концерты, танцы, спектакли, играют свадьбы. Единственное, что здесь не может проходить, – женское пение и смешанные танцы (мужчин с женщинами).

Символы и орнаменты

В интерьере синагоги можно увидеть символы в виде шестиконечной звезды – звезды Давида. Как отмечает Авигдор Носиков, это не сакральный символ, а не более чем орнамент.


Фото – Евгения Емельянова

– Считается, что звезда Давида – еврейский символ, но это заблуждение. Это орнамент, который используется и у католиков, и у лютеран, и у мусульман. У католиков, например, он символизирует Вифлеемскую звезду. Более того, в синагоге II-III веков в украшении орнамента были кресты: до того, как крест стал христианским символом, это был орнамент, – рассказал Авигдор Носиков.

По словам воронежского раввина, изначальный символ Израиля – золотой семисвечник – менора (в переводе с иврита, «светильник»). Он изображен на гербе государства Израиль.


Фото – Евгения Емельянова

– Такой золотой семисвечник стоял в Иерусалимском храме. Его зажигали вечером масляными свечами с тем расчетом, чтобы он догорел до утра. Но свечи, которые были ближе к святой святых (сакральное место, где хранились Скрижали Завета) чудом горели сутки напролет. Это символизировало присутствие Всевышнего, – поясняет Авигдор Носиков.

В синагоге есть и девятисвечник – ханукия, или ханукальный светильник, который зажигают на праздник Хануку. Считается, что девятисвечник должен быть дома у каждой иудейской семьи.


Фото – Евгения Емельянова

Женщины в синагоге молятся отдельно от мужчин, на втором этаже.

– Это необходимо, чтобы мужчины во время молитвы не отвлекались на красивых девушек. Вообще, женщины в иудаизме считаются более духовными созданиями, чем мужчины. Так как для совершенства им нужно меньше, они нуждаются в меньшем количестве заповедей. Заповеди нас исправляют, а женщинам нужно меньше для исправления, – пояснил Авигдор Носиков.

В музее синагоги на втором этаже можно посмотреть на открытый старинный свиток Торы. Он деформирован и не пригоден к использованию во время молитвы.


Фото – Евгения Емельянова

– Обветшавшие и истрепанные свитки Торы, даже если в них повреждена одна буква, запрещено выбрасывать. Их хоронят на кладбище. Этот свиток мы решили использовать как музейный экспонат, – говорит Авигдор Носиков.


Фото – Евгения Емельянова

По праздникам свитки Торы чествуют, надевая на них короны. А во время богослужения Тору читают специальной указкой в виде руки, чтобы не прикасаться к святыне пальцами.


Фото – Евгения Емельянова

Всего в воронежской синагоге хранится четыре свитка Торы. Три из них отреставрированные, им далеко за сто лет. И только один свиток Торы новый.


Фото – Евгения Емельянова

В иудаизме принято сомневаться, размышлять, задавать вопросы. Каких-то особенных легенд, связанных с воронежской синагогой, не существует. И на вопрос о мифах Авигдор Носиков приводит в пример старый еврейский анекдот:

– В одной синагоге во время празднования окончания чтения Торы водили хоровод. В одном месте все делали поклон. Один человек задался вопросом: «Почему здесь нужно делать поклон? Может быть, в этом месте захоронен свиток Торы или другая реликвия?» Но на его вопрос никто не мог ответить. И только один старый дедушка, который приходил в синагогу в детстве, ответил: «До того, как в синагоге провели электричество, в этом месте была печная труба. Чтобы не удариться головой, надо было нагнуть голову».