Заместитель руководителя департамента предпринимательства и торговли – начальник отдела развития туризма Воронежской области Александр Кукин стал одним из первых выходцев из открытого конкурса управленцев «Команда будущего», который занял ответственный пост. В интервью РИА «Воронеж» бывший преподаватель, политтехнолог, директор по развитию Comedy Club и бизнесмен рассказал о планах по развитию внутреннего туризма, объяснил, как красиво подать гостям историю Воронежской области и признался, что работой на благо региона собирается почистить карму.

«У нас нет культуры путешествия по родному краю»

– Александр Юрьевич, в каких точках вы ожидаете наплыва туристов этим летом?

– В Воронежской области этим летом проходит много интересных событий. Так, 29 июня на пляже Пески, который раньше назывался Багратиони, состоится «Отдыхай Фест». Это крупнейшая туристическая тусовка Черноземья, там будут диджеи, кавер-группы, разные конкурсы, мастер-классы, ожидается около 7 тыс. гостей. В областном центре сейчас громко проходит Международный Платоновский фестиваль. А вообще – заходите на visitvrn.ru, там есть календарь всех крупных событий со схемами проезда и подробной информацией. В Воронежской области происходит много интересного, но есть проблема с позиционированием себя. Это проблема не только нашего региона – в целом она касается продвижения всех госуслуг. Сейчас много делается в этом направлении, но в государственных органах не развит алгоритм подачи себя, как некоего поставщика услуг для граждан.

– Сейчас часто можно услышать фразу «Государство – это сервис».

– И сервис, и еще много всего, – у государства много функций. Просто нужно чувствовать тренды и понимать, на что есть запрос у граждан. После страшных 90-х был тренд на безопасность, люди хотели чувствовать себя защищенными, и государство стало развивать надзорные, контрольные и силовые функции. Они мощно развились, скажем так. А теперь государство развивает другие функции. Могу привести пример того, какие направления работы востребованы. Недавно мы общались со строителями из Боброва, которые готовы создать на реке базу отдыха хорошего уровня. Они никогда этого раньше не делали и хотят понять, как правильно реализовать проект. Мы выступаем как некая база данных – предлагаем сначала создать кафе на берегу реки, организовать хороший пляж, прописать календарь мероприятий, затем уже все основное. Мы объясняем, как создать проект и вкладывать в него деньги постепенно, минимизируя потери, т.е. выполняем консультативную функцию в этой ситуации.

Кукин Александр_16.JPG

– На форуме Столля люди иногда задавали губернатору вопросы, на которые мог ответить Google.

– Да, было такое. Для решения большого количества проблем достаточно позвонить в соответствующее подразделение – телефоны департаментов со всеми отделами есть на сайте облправительства. Что касается нашего направления, есть несколько ТИЦов – туристско-информационных центров. Ими активно пользуются гости области – такие организации помогают попасть на любое мероприятие в Воронеже, там можно узнать, где заночевать, как провести время. Было бы желание.

– Основные туристические направления области – Дивногорье, Рамонь, биосферный заповедник. Будут ли новые точки?

– Точно знаю, что появятся, это глобальная цель, которая поставлена перед отделом. Необходимо привлечь инвесторов, чтобы развить туристические объекты. Найти тех, кто еще не думал вкладываться в эту сферу, и убедить, что у нас общими усилиями все получится. Государство считает развитие туризма одним из наиболее приоритетных направлений. Например, есть планы по созданию туристско-рекреационного комплекса «Рамонь», который станет красивым въездом в город – объединяем усилия аэропорта и группы компаний Хамина, чтобы создать туристический кластер. Это и сама по себе будет интересная история для отдыхающих, а тут еще мы и захватываем трассу М-4. Там огромный трафик, его нужно цеплять. Как мы шутим, рядом идет поток, и из него нужно сделать глоток. У «Галереи Чижова» есть проект «Ступино-spa», это будет спа-комплекс премиум-класса, куда будут приезжать гости со всей страны.

– Разве это тоже можно назвать туристическим объектом?

– Конечно, ведь любой приезд в Воронеж человека из другого города – это туризм, даже поездка жителя Воронежа, например, в Дивногорье, это тоже туризм. При этом львиная доля туристического потока в нашей области – деловой туризм. То есть люди приезжают в командировки, на деловые и корпоративные встречи, общаются, потом хотят отдохнуть, посмотреть город. Любой приезжающий – наш гость, мы должны что-то ему предложить. Ему нужно поесть, где-то заночевать, развлечься. Если мы все сделаем здорово, он может задержаться в городе еще на день. Он оставит в регионе еще какую-то сумму денег, областной бюджет получит налоги, предприниматель – доход, а гость – удовольствие. В идеале – потом еще расскажет друзьям, как хорошо провел время в Воронеже. Воронеж должен цеплять! И точек притяжения во всей области должно становиться как можно больше, при этом у всех должно быть свое лицо. Вот в Семилукском районе развивается такой семейный центр отдыха «Раздолье», который сейчас больше известен как пляж «Мадагаскар» – очень интересные планы у инвесторов. А самая перспективная точка области – Костенки. Это объект мировой известности, в любой точке мира Воронежская область определяется как место, где располагаются палеолитические стоянки древнего человека. Есть несколько инвесторов, которым интересно участвовать в этом проекте. Кому-то хочется вкладываться в историческую составляющую, кому-то – в создание условий для проживания. Еще хорошее место – Нелжа, это по-настоящему современный проект.

Кукин Александр_20.JPG

– Я не уверен, что даже местные жители в курсе, как именно можно отдохнуть в этих местах.

– У нас просто нет культуры путешествия по родному краю. Внутренний туризм не развит. В пятницу вечером мы засыпаем, не думая о том, что в субботу можно встать утром и поехать в условную Нелжу или бобровый заповедник. А я убежден, что это гораздо лучше, чем встать утром и включить телевизор. Раньше наши туристические объекты обладали невысоким качеством сервиса. Эта ситуация активно меняется. Приезжайте в заповедник, потом когда-нибудь выбирайтесь из дома посмотреть на замок принцессы Ольденбургской. Вообще, внутренний туризм, по моему мнению, – это не столько рюкзак за спиной, сколько чувство гордости за свой край. Когда ты побывал в разных местах, увидел пещерные храмы, какую-то реконструкцию, съездил на музыкальный фестиваль – ты начинаешь чувствовать себя воронежцем. Все, что нужно сделать для этого, – подняться с дивана. В Дивногорье ходят комфортные доступные электрички. По всей области очень много прекрасных видовых мест – фотографируйте, собирайте лайки!

– Как привлечь людей туда?

– Во-первых, надо менять менталитет, рекламировать саму идею путешествия по родной земле. Во-вторых, создавать и реконструировать объекты, которые станут точками притяжения. В-третьих, работать с профессионалами этой индустрии, развивать их компетенции, искать и растить новых. В-четвертых, повсеместно продвигать клиентоориентированность.

– Много говорится о Большой Воронежской экотропе. Почему она еще не работает?

– Она находится на очень разных участках территории, она большая. Не подумайте, что кто-то влиятельный не хочет ее создания – все хотят, чтобы она радовала и была полезна. Есть административная проблема: чтобы внести тропу в реестр туристических объектов, она должна соответствовать некому федеральному стандарту. Мы не можем официально позвать туда семьи с детьми – она не оборудована для рядового гражданина. Подготовленный турист хорошо проведет там время, а для воронежцев, которые не обладают определенными навыками, экотропа не является абсолютно безопасной. Чтобы все это разрулить, необходимо начать с кадастрового плана. Собрать всех собственников территорий, узнать, что они собираются делать с этой землей. Где-то экотропа проходит по частной территории, где-то по муниципальной земле, где-то по федеральной. Чтобы просто оборудовать тропу скамейками, подъездными путями, сделать парковку в каких-то местах, придется проделать большую подготовительную работу. Как приглашать туда инвестора, если мы не можем гарантировать ему, что все получится, что какой-нибудь частник не задерет стоимость своего клочка земли до небес?

– Россияне едут в Европу, где каждую даже самую невыразительную особенность поднимают на стяг и пытаются подать как нечто выдающееся. В места, которые располагаются в 50 км от дома, никто так не завлекает.

– А раньше и завлекать-то особо некуда было. Сервис был на плохом уровне. А сейчас в тех же Костенках изменился подход, появилась клиентоориентированность. Продают сувениры, построили хорошие подъездные пути, парковку. В процессе – рестораны, гостиницы. Причем именно те, которые там нужны – небольшие, эконом-класса. Сейчас люди готовы платить за качество сервиса. Раньше этого не было. Еще недавно народ серьезно воспринимал сериал «Рабыню Изауру», а сейчас его интересует качественный культурный продукт. Кто бы лет десять назад поехал в гостиницу в Костенках? А сейчас спрос есть. Бизнес идет в этом направлении, а государство помогает.

Я вообще по своей натуре пиарщик, я верю, что у каждой деревни есть свои stories, как говорят на Западе, легенды. У замка принцессы Ольденбургской есть маленькая тайна, рассказы о призраке. Это здорово. Губернатор на форуме Столля много говорил о позиционировании. И это правильно, нам нужно заниматься продвижением своего региона, создавать образ. Сколько историй хранит наша земля – вы себе даже не представляете! Дон, к примеру, является палеорекой, она по-настоящему древняя: ей более 23 млн. лет. Река Дон (древний Танаис) – место встречи европейской и азиатской цивилизаций, древнее определение границ Азии и Европы. Наша русская равнина, как прародина европейцев и колыбель древнейших цивилизаций, – отличная история для научного дискурса и международного туризма. Мы поднимем эту историю и расскажем людям.

– А какие точки должны привлекать туристов в городе?

– Не буду оригинален – проспект Революции, Советская площадь, океанариум, парк «Алые паруса», Петровский сквер, Гото Предестинация.

Кукин Александр_05.JPG

– Получается, Воронеж довольно большой, а все интересные места в городе располагаются достаточно компактно.

– Согласен, но развивать общественные городские пространства с таким революционным темпом и качественным подходом начали не так давно. Только что завершившийся юбилейный форум «Зодчество VRN» наглядно и во всей красе показал ближайшую перспективу – воодушевляет к дальнейшей работе!

– Вы чаще всего говорите о семейном отдыхе. Хотелось бы, чтобы появлялись и более молодежные проекты. А в Воронеже, по сути, нет концертной площадки для групп, которым Event-Hall велик, а книжный клуб «Петровский» – маловат. «Пятерочка» на месте, где стоял паб «Сто ручьев», – это как некий символ.

– Я сам в «Ста ручьях» часто бывал, интересное место было. Потом люди туда перестали ходить – кто в этом виноват? Если это место перестало пользоваться популярностью, значит, что-то не так было с менеджментом. Да и запросы изменились. Я раньше слушал то, что играли в «Ста ручьях», теперь предпочитаю классическую музыку. Но вы правы, современных площадок не хватает. И бизнес это понимает – в том же семилукском «Раздолье» планируют в следующем году поставить купольный «тысячник».

– На федеральном уровне Воронеж часто высмеивается как некая квинтэссенция провинциальности. Как быть с этим?

– В юмористических проектах много воронежцев, уехавших в столицу 8-10 лет назад, и тогда восприятие города было совсем другим. Это восприятие меняется постепенно у нас самих, а уж в столице и с еще большей отсрочкой. Но все движется в нужную сторону. К примеру, когда Гарик Мартиросян приехал в Воронеж с концертом, он выложил какие-то красивые фотки и назвал город чарующим – это прошумело на всю страну. Оказывается, все просто – впечатления знаменитостей могут повлиять на восприятие города в масштабах страны. Может, стоит договориться с теми, кто привозит в регион артистов, чтобы они везли звезд в гостиницу по определенному маршруту? Для каждого отеля можно найти красивую дорогу. Это лучшая бесплатная реклама, которую можно придумать. Город ведь действительно меняется к лучшему, у нас красивая подсветка, хорошие дороги, над которыми еще недавно шутили. А сейчас если и найдешь плохую дорогу, то в конце улицы увидишь ремонтную бригаду, которая уже начала менять асфальт. Еще бы велодорожки появились – вообще было бы супер. Но есть проблема: когда город развивался, общество не рассматривало велосипед как полноценный транспорт. Сейчас мы хотим ездить на работу на велосипеде, а встроить велодорожки уже очень непросто. Но желание есть – в планах реконструкции проспекта Революции, Орджоникидзе и других близлежащих улиц есть велодорожки.

Кукин Александр_12.JPG

«Comedy Club находится на грани добра и зла»

– Вспомните ваш первый заработок?

– В деревне Сомово сжигал поля. Тогда было такое земледелие, что после того, как поля косили комбайнами, оставались былки от зерновых. Детям давали горящие волокуши, и они с ними шли. В день мы обходили около пяти полей, было красиво, но жарко. Мне лет десять было. Потом уже в подростковом возрасте раздавал флаеры, выборные газеты. Потом стал бригадиром для таких ребят, потом руководителем предвыборного штаба. Восемь лет занимался политтехнологиями, тогда время такое было – когда выборы иногда проходили дважды в год.

– Вы учились на факультете философии и психологии ВГУ.

– Да, и сочетание под одной крышей философов и психологов всегда забавляло студентов. Видимо, эти направления объединили ради оптимизации расходов. Молодые люди шли учиться психологии по большому конкурсу, тогда их был дефицит, а во многих организациях они были необходимы по закону. А вот философ – это больше склад ума, чем профессия. Философ – это человек, который мыслит понятийно и понимает взаимосвязь всего происходящего. Мне помогает мое образование – стратегическое планирование, поступательное развитие. Сейчас накладываю системность на задачу – как сплетать легенды различных районов области в единую историю края.

– Вы, наверное, первый чиновник в области, с которым можно поговорить о Сартре или Камю с Хайдеггером. Как вы воспринимаете Никколо Макиавелли?

– Как великого мыслителя. Да, он вне морали в своих политических рекомендациях, но он жил в таком суровом обществе. Мир был значительно агрессивнее, чем сейчас, и Макиавелли был честен. А ограниченность восприятия есть у всех, даже у философов, они мыслят в рамках того исторического периода, в котором живут. Макиавелли осмыслял тот жизненный опыт, который был у него вокруг. Про все это можно поговорить не только со мной, Сергей Рудаков из КПРФ – доктор философских наук. Он преподавал нам марксизм, и сейчас, конечно, тоже.

– Как в вашей биографии появился Comedy Club?

– Я всегда участвовал во многих творческих мероприятиях, студенческих веснах, играл в КВН. Когда Comedy Club развился в серьезный телевизионный проект, возникла идея создать его филиал. Мы с Филиппом Хуторецким открыли один из первых филиалов в России. Потом открыли в Белгороде, Липецке, Курске, Тамбове, Туле. Находили молодых квнщиков, объединяли их в группу, находили им администратора и делали совместную программу. Это была творческая жизнь на колесах, постоянно ездили по городам. Был один год в моей жизни, когда мы накатали 120 тыс. км. А потом меня позвали в Москву стать директором по развитию Comedy Club production, открывал филиалы в СНГ, набирал участников для новых телевизионных проектов.

Кукин Александр_03.JPG

– Как вы сейчас воспринимаете Comedy Сlub? Едва выйдя из подросткового возраста, я понял, что это юмор за гранью фола.

– Мне это знакомо. И теперь чищу карму. Смеюсь, говоря это, но на самом деле я серьезно. После «камеди» занимался коммерцией, организовывал различные проекты, занимался наставничеством, фасилитацией, поработал в Камерном театре. Последние годы с развитием осознанности занимаюсь саморазвитием, личностным ростом, медитативными практиками. После работы в проекте, который морально находится на грани добра и зла, но позволил получить федеральный и международный опыт управления, захотелось вернуться и сделать что-то полезное родному краю. Узнал о программе губернатора Александра Гусева «Команда будущего», которую запустили в регионе для обновления чиновничьего аппарата. Там были тесты, личные встречи, деловые игры, собеседования. Было непросто, но понравилось, как там выявляли компетенции каждого из лидеров, понравилась атмосфера здоровой конкуренции, понравились люди – молодые и амбициозные, с горящими глазами. Удалось выиграть этот конкурс и попасть в управленческий резерв, а вскоре мне предложили заняться туризмом. Это сфера обслуживания, организации массовых мероприятий, активного взаимодействия со СМИ, продвижения брендов, всего того, в чем я имею экспертное понимание. Плюс незадолго до этого я как раз организовывал бизнес-историю по налаживанию делового туризма между Воронежской областью и Белоруссией. Так что я с большим энтузиазмом воспринял эту возможность.

– Давно работаете чиновником?

– Месяц. Нелегко, но думал, будет труднее. Это тяжелая работа, но она тяжела в той же степени, как любая другая работа, которой ты полностью отдаешься. У нас ненормированный рабочий день, по выходным – мероприятия. Но так и было всегда – если стараешься, посвящаешь этому всего себя, то приходит результат, ловишь кайф от достигнутых целей!

– Но наверняка у чиновников немного другой язык, коммуникация немного специфична, да?

– Да, есть такое. Язык немного более точный, можно сказать чопорный. Формализованный что ли. И это пока замедляет мою скорость передачи информации – сидишь на совещании и подбираешь слова вместо того, чтобы сказать так, как привык. Из-за этого налаживание коммуникации проходит немного дольше, но, уверен, это продлится еще совсем недолго.

– Вы уже въехали в свою тему?

– Въезжаю до сих пор. Знающие люди говорят, что на это уходит до полугода. Это другой мир. Иначе ставятся задачи. Если в бизнесе ты ставишь личные задачи, то на госслужбе ты должен создать условия для достижения успеха другими людьми. Я это понимал, поэтому и шел на эту работу.

Кукин Александр_13.JPG

– Не боитесь профессиональной деформации? Эта работа может вас изменить.

– Бояться изменений нельзя, они необходимы! Даже надо создавать условия, чтобы меняться, иначе наступает застой и стагнация. Эта деятельность требует от меня сейчас небывалой ранее многозадачности – кроме планов, которые стоят перед отделом для обязательной реализации, есть ежедневный запрос различных вышестоящих ведомств и обращения граждан. Это огромный объем документов, можно даже сказать – вал. Есть такая программа Lotus, «нормальные» люди про нее не знают. Работа с ней занимает большую часть времени чиновника. Эта программа – связующее звено между всеми чиновниками, всеми департаментами, министерствами и прочими подразделениями. Там происходит обмен информацией, можно сказать, это чат для чиновников. Но если в WhatsApp вы можете не ответить на сообщение, то в Lotus вы обязаны ответить на запрос в определенный срок. И смайликов, к сожалению, там нет.

– Каковы ваши управленческие принципы?

– Теперь я человек команды губернатора, в которой, вероятно, кто-то будет в чем-то более компетентен, чем я. Полагаю, нужно уметь делегировать полномочия – кто-то более творческий, кто-то более работоспособный и исполнительный. Считаю неверным утверждение, что чиновники боятся держать рядом подчиненных, которые в чем-то сильнее их самих. Если эти подчиненные могут сделать много хорошего – им и карты в руки. А если они меня перерастут, это здорово, здесь не должно быть комплекса власти. И понимания, что такое карьерная лестница, у меня нет. Есть желание следовать к каким-то целям, самореализовываться.

– Что нужно делать для развития малого и среднего бизнеса?

– Как можно больше общаться. По всему видно, что государство активнее подталкивает бизнесменов к общению, чем те сами двигаются в этом направлении. Возможно, еще недавно государство было закостенелым в этом плане, и восприятие чиновников как людей, застегнутых на все пуговицы, остается. Но чиновники раскрываются, тем более, что в политику часто стали попадать люди из предпринимательской сферы. Помимо общения, важно чувствовать тренды. Сейчас идет цифровизация. А в области как раз создан департамент цифрового развития, это позитивная история. Прок от этого обязательно будет. Третье, что государству нужно делать, – не мешать. Все понимают, что есть некий пережиток старого тренда на усиление силового блока. С функциями надзора и контроля немного переборщили, сейчас наблюдается обратный процесс.

Кукин Александр_09.JPG

– А как же отмены концертов, которые происходили в разных городах России?

– Уверен, что это частные истории. Кто-то перед кем-то выслужиться захотел и проявил излишнее рвение. А может, где-то какой-то высокий чин познакомился с музыкой, которую слушает дочь, и отреагировал в своем стиле.

– Какой месседж вы как чиновник хотите послать молодым бизнесменам?

– Учитесь, развивайтесь. Государство создает разные площадки для обучения. Сделайте свои ошибки, они будут, не бойтесь этого. Но пусть последствия ошибок будут как можно мягче, мы поможем в этом. Звоните, открывайте наши двери, мы не кусаемся!