Мария Володина, 70-летняя жительница Воронежа, вышла на одиночный пикет возле здания ГИБДД по области в пятницу, 22 ноября, в День сыновей. Единственный сын Марии и 83-летнего Константина Володиных погиб в аварии: на перекрестке улиц Космонавтов и Ворошилова 22-летний сотрудник полиции за рулем BMW вылетел на тротуар и насмерть сбил 28-летнего Павла Володина. Родители боятся, что убийца их сына уйдет от наказания, «отделавшись чем-то условным», и хотят, чтобы люди знали, что произошло на самом деле.

Пенсионеры подробно рассказали журналистам РИА «Воронеж» о своей беде.

Убиты горем

Мария Митрофановна – медик по образованию, 37 лет трудилась врачом-терапевтом. Ее супруг – инженер: окончил физмат ВГУ, потом аспирантуру в Москве, а затем трудился в НИИ «Энергия». Они никогда не думали, что на старости лет им придется писать плакаты, выходить на пикеты, а главное – хоронить единственного ребенка.

Мария Митрофановна купила кусок ватмана, попросила соседку написать черными буквами: «Сотрудник ГИБДД убил единственного сына». Взяла фотографию сына, повесила на себя его медали и поехала на Холмистую, 56. Промозглый ветер рвал кусок бумаги из рук пожилой женщины. Прохожие, кутаясь в воротники, удивленно на нее оглядывались: «Как убил-то?». «Вместо того чтобы следить за порядком на дорогах, гнал на бешеной скорости», – отвечала женщина.

Не прошло и пяти минут, как к пикетчице вышел сотрудник ГИБДД. «Чего вы добиваетесь с этим плакатом?» – поинтересовался он. «Чтобы люди знали, как погиб мой сын, и дело не замяли».

Пенсионерку с мужем, который стоял чуть в стороне, попросили зайти в помещение. Мария Володина обиделась:

– Мне же из этой системы, с места работы того человека, который все это с нами сотворил, никто даже не позвонил, не говоря о том, чтобы помог. Я, старуха, убитая горем, сама везде таскалась в одиночку. Деду-то моему девятый десяток, он мне не помощник… В судмедэкспертизе, где мне выдали тело сына под номером шесть тысяч какое-то, упала в обморок, – горестно вспомнила пенсионерка.

В итоге, правда, женщину проводили к начальнику областной ГИБДД – он целый час ее слушал, сочувствовал, спросил, какая нужна помощь, а потом предоставил машину, на которой Марию Митрофановну и ее мужа довезли до дома.

Павел был поздним и долгожданным ребенком.

– Мы повстречались, когда Косте было 50, а мне 35. Позади у каждого были браки, а детей Бог не дал. И когда мне уже было за 40, родился Паша, – рассказала женщина. – Он рос очень добрым. Вечно спасал собак и кошек. То кого-то сбили, то замерзло животное. Он всех отогревал и лечил. В подъезде всегда для них были еда и лежанка, сделанная его руками. К нему всегда все хорошо относились. Вы бы видели, сколько народа было на похоронах. Море цветов, я даже не ожидала, – всхлипнула женщина.

– Сейчас в новостях мне по телевизору рассказали о каком-то парне, сбитом машиной на улице во Франции вчера… А про нашего сына никто и словом не обмолвился, а его переехала машина почти 60 дней назад! Я хочу, чтобы об этой истории знали. Чтобы полицейского этого, который гнал на скорости так, что даже вылетел на тротуар, наказали, – горбясь от ветра, добавил Константин Петрович.

«Спасти не удалось»

В ту ночь, 19 сентября 2019 года, Павел Володин, по словам родителей, пошел к другу и бывшему однокласснику Александру Коровайко. У того была мастерская, в которой парень по ночам чинил компьютеры (вроде бы в такое время аренда дешевле). Паша тоже хотел освоить это ремесло и со временем им зарабатывать. Саша давал ему бесплатный мастер-класс.

– Паша в учебе не блистал, у него со здоровьем было не очень – проблемы с давлением, часто голова болела. Он после школы работал контролером в магазине, потом разнорабочим на стройке, а хотел чего-то другого, хотя бы чинить те же компьютеры, – вспомнила его мать.

В половине четвертого утра в дверь Марии Митрофановны позвонили.

– Я удивилась: Павел всегда сам отпирал. Пошла открывать, а в дверях – Саша Коровайко со своей мамой. У меня сердце оборвалось. «Павел попал в аварию, едем в больницу», – сказали они. Потом было как в тумане: второй этаж БСМП, отдел травматологии. Вышел врач: «Извините, вашего сына спасти не удалось, травмы были несовместимы с жизнью», – едва сдерживая рыдания, рассказала о своем самом горьком дне Мария Митрофановна.

В справке о смерти написано: «...диффузная травма головы и множественные переломы конечностей».

Приятель сына рассказал матери, что они с Пашей шли навстречу друг другу, перезванивались, и вдруг Паша перестал отвечать. Потом трубку взял какой-то человек и сообщил, что произошло.

«Понимаем, чего они добиваются»

– Павел Володин ориентировочно в 0:30 пересекал тротуар на круговом перекрестке улицы Ворошилова, находился вне проезжей части. Виновник ДТП выехал на тротуар и сбил его. Со слов его мамы Марии Митрофановны мне известно, что умер он в больнице, – доложил об обстоятельствах дела адвокат семьи Георгий Луцкевич.

По словам юриста, по делу идет предварительное следствие, проводятся автотехническая, трассологическая и судебно-медицинские экспертизы, изучаются материалы видео, зафиксировавшие момент происшествия. Все это должно помочь установить причины аварии. Возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 264 (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека).

То, что за рулем был сотрудник полиции – 22-летний Иван Григорьев (имя полицейского изменено. – Прим. РИА «Воронеж»), – родителям парня стало известно почти сразу.

– Обычно подобные дела расследуются полицией, но в данном случае, когда за рулем оказался сотрудник правоохранительных органов, – Следственным комитетом, – пояснил Георгий Луцкевич.

В пресс-службе ГУ МВД по региону рассказали, что сотрудник полиции, сидевший за рулем, в момент аварии был трезв. Что касается потерпевшего, то ему экспертизу на алкоголь назначили посмертно.

– Он находился вне проезжей части, даже если бы и был пьян, это ничего не меняет. Хотя нам известно, что Павел был абсолютно трезв, – подчеркнул адвокат Луцкевич.

При таких обстоятельствах, в каком бы состоянии ни находился пешеход, виноват водитель, утверждает защитник: «Движение по тротуарам запрещено ПДД».

– Насколько мне известно, виновник аварии признает свою вину, но его защита сейчас поставила вопрос о назначении трассологической экспертизы. И мы понимаем, чего они добиваются. Несколько лет назад в Аннинском районе произошло ДТП, где машина сотрудника ГИБДД, выскочив на встречку, столкнулась с другим автомобилем, авария со смертельным исходом. Основная версия защиты строилась на том, что взорвалось колесо и автомобиль стал неуправляемым. Сторона защиты выступила с ходатайством о назначении такой же трассологической экспертизы. В том расследовании, насколько мне известно из СМИ, эксперт сначала подтвердил версию защиты, а повторная экспертиза показала, что колесо лопнуло в результате аварии. Тот человек был осужден и получил наказание. По моему мнению, такой исход дела стал возможен во многом из-за общественного резонанса, – подчеркнул адвокат.

Одни из многих

Почти за неделю до одиночного пикета у ГИБДД – 17 ноября – отмечали День памяти жертв ДТП.

– По телевизору в этот день слышал цифры, сколько человек погибло в авариях в России за год – 18 тыс.! И 315 тыс. стали калеками! – рассказал Константин Петрович. – И про причины тоже говорили: пьянство и лояльное отношение к убийцам за рулем. Это сколько надо человек угробить, чтобы оказаться хоть на пару лет за решеткой?!

В квартире Володиных будто остановилась жизнь. Грудой свалены вещи, какие-то материалы для ремонта – планировали заняться им зимой.

– Какой теперь ремонт, зачем? – махнула рукой хозяйка. – Ведь теперь нет не только Павлика, но и нас. Остались зачем-то никому не нужные оболочки.

Компьютер, где хранятся снимки Павла, не включали с момента аварии.

– Не могу я на него смотреть, сердце рвется, – призналась Мария Митрофановна.

Кругом вещи сына («Надо отдать кому-нибудь, вещи-то хорошие») и запах ладана. Рядом с фото юноши в стакане с песком и день и ночь горит свеча.

– Паша верующим был… Он был очень светлым человеком, мухи не обидел. Спорт любил, занимался дайвингом, видите, сколько медалей.

– Я хочу, чтобы убийцу моего сына наказали. Чтобы он ответил за то, что убил всю нашу семью, – сказал отец погибшего парня.

– Око за око, зуб за зуб, – подхватила мать.

Не дают шансов

Про виновника аварии, помимо возраста, известно, что он недавно окончил юридический техникум, полгода проработал инспектором ДПС. После случившегося был уволен. Его мать трудится в Воронежском институте МВД, в медсанчасти.

Парень вез девушку домой на чужой машине. С места аварии не скрылся. Володины уверены: скрыться просто не смог – во время ДТП повредил автомобиль.

Есть видео аварии, но у Марии Митрофановны не хватает духу его посмотреть. Журналисты его видели – на их взгляд, сидевший за рулем ехал быстрее положенных по городу 60 км/ч. К тому же влетел на тротуар.

– Сейчас идет следствие, делаются экспертизы – все эти публикации и акции считаю преждевременными, нагнетающими ситуацию, – сообщил журналисту РИА «Воронеж» адвокат Ивана Григорьева Дмитрий Попов. – Я одно могу сказать: в той семье тоже трагедия. Там тоже единственный сын и совсем молодой парень. Мои клиенты очень хотели бы встретиться с родителями погибшего. Понятно, что никто не сможет компенсировать им смерть родного человека, но те хотят попросить прощения, оказать какую-то помощь. Мама моего клиента – медик. Она хотела бы взять на себя заботу об этих пожилых людях, которые остались на старости лет одни. Но Володины категорически против. Не хотят ничего слышать и не дают шансов как-то искупить свою вину.

Контекст

На дорогах Воронежской области за девять месяцев 2019 года погибло около 245 человек, из которых десять – дети. Травмы получили более 2,5 тыс. человек. В областном центре ДТП со смертельным исходом стало на 28% больше, чем за тот же период 2018 года.

Правоохранители периодически становятся виновниками ДТП. Так, в Воронеже произошла авария с участием полицейского 10 ноября – в День полиции. На улице 206-й Стрелковой Дивизии иномарка в 5:10 сбила переходившего дорогу 33-летнего мужчину и уехала. От травм пешеход скончался на месте. Полицейские нашли автомобиль. Оказалось, что в момент ДТП им управлял 22-летний сотрудник МВД, а в салоне находился его 26-летний коллега. Они возвращались со службы. По словам водителя, причиной ДТП стал сильный туман, из-за которого он не заметил пешехода.

А в начале ноября 2019 года в Коминтерновском райсуде Воронежа начался процесс в отношении 18-летнего воронежца, который, управляя Mercedes, 6 июля насмерть сбил на пешеходном переходе 19-летнего студента ВГУ. Парень был талантливым программистом, кандидатом в мастера спорта по шахматам, золотым медалистом средней школы, призером физико-математических олимпиад.