Волонтеры благотворительной организации «Рассвет» уже девять лет помогают воронежским бездомным. В трех домах, два из которых находятся в городе, а один в области, живут около 50 постояльцев. С 1 февраля 2019 года благодаря грантовой поддержке департамента соцзащиты в приюте на 45-й Стрелковой Дивизии, 143, заработал дневной центр для бездомных. Здесь нуждающиеся могут получить юридическую, психологическую помощь, а также одежду, обувь и направления в медучреждения. 

Чем живет приют и кого можно встретить в его стенах – в материале РИА «Воронеж».

Алексей Петрович

Низенький дом за самодельным забором стоит в частном секторе в стороне от автовокзала. Напротив – бетонные клетки недостроенной многоэтажки. Она обросла скарбом обитателей ночлежки – в одном проеме торчит инвалидное кресло. На ветру полощутся простыни, развешанные на веревках.

– Алексей Петрович, – солидно представляется открывший калитку мужчина.

На его лицо низко надвинута кепка, под ней – бугристый череп с клочками волос. Полгода назад мужчина пострадал при пожаре в собственной квартире. Жил одиноко – сгоревшее жилье восстанавливать некому.

– Пьяным уснул с сигаретой в руках, 40% ожогов, – буднично делится он. – Под Новый год мне в больнице сказали: «Иди, куда хочешь». Врачи и медсестры скинулись, вызвали такси и довезли до ближайшей церкви, – вспоминает Алексей Петрович.

Новый год он встретил на паперти. А потом добрые люди позвонили в «Рассвет» Виктору Кочневу, тот приехал и забрал. Здесь, на улице 45-й Стрелковой Дивизии, 143, мужчина встал на ноги и теперь может приносить пользу: к примеру, ходить к автовокзалу за обедом. Одна организация взялась подкармливать бездомных. Каждый будний день оплачивает двадцать с лишним порций первого, второго и компота с булочкой.

– Виктор Петрович мне паспорт сделал, ИНН, я теперь человек, – улыбается погорелец. Он берет большую кастрюлю и уходит за провиантом.

Оля

Напротив входа в приют – зеркало. Около него прихорашивается женщина на инвалидном кресле. Кокетливый платок на шее, синий лак на ногтях. Оле исполнилось 35 лет. На тумбочке в комнате «для девочек» желтые хризантемы, мягкая игрушка и наручные часы – столько подарков у нее давно не было. Женщина не ходит уже пять лет: у нее остеомиелит шейки бедра и первая группа инвалидности.

– Употребляла всякое, не лечилась, запустила, – скороговоркой объясняет она.

Оля пару лет назад стала воронежской знаменитостью: снялась в передаче «Мужское/Женское» на Первом канале. После эфира отыскались родственники. Они же ее чуть и не угробили.

– Сестра отвезла в лес и бросила. Я на карачках ползла к дороге, шишки сосала, Богу молилась. Спас ведь он меня! Помню, дотащилась до трассы, рядом со мной какие-то машины тормозят, а я потеряла сознание. Очнулась уже в БСМП, – легко, чуть ли не с улыбкой вспоминает женщина.

Сестра увидела выжившую родственницу и примчалась за ней. Покаялась, решила начать новую жизнь: завязала с «дурью», стала ухаживать за больной сестрой, забрала собственных детей из интерната.

– Но Бог ее все-таки прибрал. У нее был ВИЧ, и после безобидной операции не выдержало сердце. На нынешнее Рождество и померла. А меня – сюда, – вздохнула Ольга и показала их общий с сестрой снимок.

Терем-теремок

В доме на потолке цветная лепнина, вдоль стен – двухъярусные кровати, на некоторых – плюшевые игрушки.

– Это часть дома, он в свое время был разбит в хлам. В комнатах жгли костер. Мы его отремонтировали, вставили стекла, повесили батареи, свет и воду провели, прочистили канализацию. Теперь жить можно, – рассказывает Виктор Кочнев, руководитель благотворительной организацией «Рассвет».

Кроме игрушек и лепнины режет глаз новенький, почти двухметровый холодильник.

Приюту его подарила участница шоу «Секретный миллионер» Анна Нерли

– Года полтора назад позвонила молодая женщина, попросилась переночевать. Сказала, что в городе ее никто на ночлег не пустил. Переночевала, мы ее покормили. А потом она вернулась. Такая барышня – вся в белом. А с ней – кавалькада машин. Привезла целую клининговую компанию: тут целый день все чистили-драили. Холодильник, плиту, стиральную машинку, шкафчик, гору продуктов привезла... Она тут всех обнимала и плакала. И мы тоже ревели, – откровенничает Кочнев.

На столе тарелка с хлебом. Некоторые только его и едят, как привыкли на улице. За столом – старик. Он в куртке, шапке с опущенными ушами и тяжелых ботинках, хотя в доме тепло. Из рукавов торчат кургузые запястья в наколках. Длинное лицо изрыто морщинами.

– Мне 58 лет, 27 лет тюремного стажа, – шамкает он беззубым ртом.

За плечами у него кроме судимостей несколько инсультов, инфарктов и восемь лет на улице. Как выжил – сам удивляется.

Такие, вышедшие из тюрьмы «перекати-поле», и есть основной здешний контингент. С них когда-то все и началось. Однажды, почти десять лет назад, Кочневу позвонили и попросили пристроить двух освободившихся ребят.

– Не знаю, почему именно мне выпало этим заниматься, – пожимает плечами Кочнев.

По образованию он зоотехник, а по призванию – добрый человек. Просто не может пройти мимо чужой беды. Почти 20 лет назад Кочнев оказался на похоронах трагически погибшей молодой женщины. Ошалевший от горя супруг остался с двумя малышами на руках, младшему было всего полтора месяца. Кочнев вернулся домой с этим младенцем. У супруги Елены в этот день как раз был день рождения. Она потом неделю не могла прийти в себя после такого «подарка». Но в этом весь ее муж. Теперь мальчишке уже 20 лет. Вырастили Кочневы не только его, но и его старшего братишку.

Книги жизни

– Многие из наших подопечных в прошлом были вполне благополучными людьми. Им и в страшном сне не могло привидеться, где они окажутся. У нас, к примеру, уже второй месяц живет врач-терапевт с 30-летним стажем, Александром Юрьевичем зовут. Его к нам привезли из больницы совсем немощным. А здесь он встретил своего 19-летнего сына. Даже для меня это был шок, – рассказывает Виктор Кочнев.

По словам руководителя «Рассвета», была благополучная, интеллигентная семья: родители, трое детей. В какой-то момент все рухнуло. Не без помощи водки, конечно. В Воронеже есть квартира, в которой прописана мать семейства и куда родственникам вход заказан. А сама женщина уехала из страны.

– У нас есть преподаватель воронежского пединститута – необыкновенно приятная и образованная женщина, есть военный... Ни от чего нельзя зарекаться в этой жизни, неизвестно, где еще мы окажемся, – считает Кочнев.

Практически про каждого здешнего обитателя можно написать книгу.

Дагестанцу Омару 58 лет, большую часть жизни он прожил в Астрахани – переехал к жене.

В 2009 году ремонтировал машину и попал под кардан, повредил позвоночник и лишился правой руки. Жена умерла после долгой болезни. Пока Омар лечился, теща забрала его паспорт и продала дом.

– Я вышел из больницы, а идти мне некуда, – хмурится мужчина.

В Дагестан не стал возвращаться и у дочери, которая уехала в Тюмень, тоже помощи не попросил.

– Зачем садиться на чью-то шею? Калеки никому не нужны, карабкаюсь, как могу, – гордо признается он.

Мужчина не пьет и даже не курит, жизнь в подвалах и на вокзалах его не изменила. По мере сил пытается работать. В приюте, к примеру, ухаживает за девятью кроликами. Омар улыбается, хоть за душой у него ничего, а по ветру развевается пустой рукав.

– Здесь все хорошо, я не унываю. Хочу попасть в дом инвалидов, – мечтает постоялец приюта.

Дмитрию Орелкину в мае стукнет 40 лет. Худющий, с большими печальными глазами – будто сошедший со страниц герой Достоевского. В 2004-м году умер его отец, 2007-м – мама. Тогда жизнь и закончилась. Квартиру пропил, жил по подвалам.

– Когда он к нам пришел, ходячий скелет был. Сейчас отъелся, мы ему паспорт восстановили, страховой полис, теперь ему лечение назначили, лекарства дают – у него же сахарный диабет, – объясняет Кочнев.

Еще одного мужчину привезли из БСМП после ампутации ног из-за гангрены.

– Мамки не стало 6 января, – голос постояльца дрогнул, лицо скукожилось. – Нет у меня никого. Квартира на пятом этаже, как я туда заберусь?

Полине 19 лет, тоже попала сюда из БСМП. Воспитывалась в детдоме, есть сестры, но у тех своя жизнь. Сидела у храма, попрошайничала, потом попала в больницу. Оттуда позвонили, попросили забрать в приют. Девушка светло мне улыбается и протягивает шоколадную конфету в яркой обертке.

– Она в Хохле стоит в очереди на квартиру. Когда-то, может, и дадут, – поясняет Кочнев.

Пока 62-летний Николай Михайлович рассказывал, как из москвича превратился в бомжа, у него скакнуло давление. Пришлось вызывать «скорую».

– Виктор Анатольевич – святой человек. Если бы не он и не такие, как он, мы бы уже давно погибли. Но главный наш страх – остаться здесь навсегда, – признается мужчина.

Контекст

Проект «Дневной центр для бездомных людей» реализуется при поддержке департамента социальной защиты Воронежской области, сумма гранта – 754,4 тыс. рублей. Нуждающиеся могут принять душ и подстричься, попить чай, позвонить родственникам, получить одежду и обувь, при необходимости – доврачебную помощь и сопровождение в медицинские учреждения, юридическую консультацию, психологическую помощь, информацию о трудоустройстве и местах раздачи благотворительных обедов. Людям рассказывают о наличии мест и условий пребывания в реабилитационных центрах, приютах и домах-интернатах, оказывают социальное сопровождение в государственных учреждениях.

Куда могут обратиться бездомные в Воронежской области:

  • Дневной центр для бездомных людей по адресу: ул. 45 Стрелковой Дивизии, 143, время работы с 12:00 до 20:00, тел. 8 952 106 67 64;
  • Центр помощи бездомным «Дом милосердия» благотворительного фонда святителя Антония Смирницкого по адресу: пер. Цветной, 29, тел. 229-53-33;
  • Приют для бездомных при Свято-Митрофановском храме по адресу: Бобровский район, село Хреновое, центральная усадьба Хреновского конезавода №10, тел.: 8 (47350) 6 13 41, 8 920 456 47 59.