Во время пандемии финансовые мошенники стали активнее использовать интернет и телефон в качестве инструментов наживы. Все больше воронежцев попадаются на удочку злоумышленников. Недавно в редакцию РИА «Воронеж» обратились пятеро воронежцев, которые потеряли сотни тысяч рублей, доверившись компании «Центр аналитики и финансовых технологий» (ЦАФТ). Они взяли кредиты и надеялись заработать, торгуя на бирже, – этому обещали научить специалисты фирмы. Потерпевшие уверены, что их деньги не участвовали в финансовых операциях.

Представители Банка России Валерий Лях и Артем Сычев и обозреватель отдела экономики газеты «Комсомольская правда» Евгений Беляков устроили онлайн-дискуссию о современных схемах мошенничества на седьмом Дальневосточном МедиаСаммите. О чем они говорили – в материале РИА «Воронеж».

Какие способы мошенничества получили распространение во время пандемии?

Финансовые нелегалы никогда не используют старые схемы – действуют, отталкиваясь от момента, подчеркнул директор департамента противодействия недобросовестным практикам Банка России Валерий Лях. По его словам, во время изоляции большинство мошеннических схем стали бесконтактными и выросло число преступлений нелегалов, которые всегда пользовались интернетом для обмана жертв. Прежде всего это нелегальные форекс-дилеры – мошенники, которые обещают людям фантастический заработок на курсе валют, особенно когда они «скачут». За первое полугодие 2020 года выявили 134 форекс-дилера – на 53 больше, чем в аналогичный период предыдущего года.

Не исчез и классический способ мошенничества – финансовые пирамиды. В 2020 году зарегистрировали 77 субъектов с их признаками – немногим меньше, чем за первое полугодие 2019-го. Половина из них – интернет-проекты, а большинство сайтов расположены за рубежом, как и счета, на которые просят переводить деньги. Раньше большинство финансовых пирамид работали в формате офлайн. Людей приглашали на массовые собрания, где рассказывали, как быстро заработать денег. Теперь злоумышленники стараются действовать дистанционно.

Черные кредиторы в 2020 году орудуют почти в тех же объемах, что и годом ранее. Пока выявили 386 таких организаций. Валерий Лях предположил, что они станут активнее, когда власти полностью снимут коронавирусные ограничения. Причина в том, что большинство «клиентов» нелегальных кредиторов предпочитают верифицировать данные и получать деньги вживую.

Первый замдиректора департамента информационной безопасности Банка России Артем Сычев отметил, что с марта по май 2020 года количество телефонных звонков от якобы представителей финансовых организаций увеличилось примерно на 300% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Выросло и число фишинговых сайтов (фишинг – вид интернет-мошенничества, при котором преступник получает доступ к конфиденциальным данным жертвы). По словам специалиста, люди не знали, как сориентироваться в мерах, принимаемым государством во время пандемии, – когда власть стала информировать о том, как правильно получить госуслуги, волна фишинга резко сократилась.

– Фишинговые сайты – это подделки под платежные системы, банки, страховые компании, легальные магазины. В первом полугодии 2020 года мы выявили 119 тыс. сайтов фишинговой направленности. Закрыть удалось 300. Конечно, это мизер – в среднем за один день злоумышленники атакуют порядка 100 тыс. граждан, – рассказал Артем Сычев.

Проблема в том, что значительное число фишинговых сайтов зарегистрированы за границей и их сложнее закрыть. Поэтому сейчас в Госдуме находится законопроект по блокировкам сайтов такой направленности.

Как действуют мошенники?

Злоумышленники говорят людям то, что они хотят услышать. Одна из важных особенностей социальной инженерии – ориентирование на чувства, которые максимально провоцируют реакцию. Обычно это страх потерять то, что у человека уже есть, и желание быстрой наживы. В обоих случаях мошенники стараются не дать человеку опомниться – уговаривают принять решение моментально. В одной ситуации убеждают, что кто-то снял деньги со счета жертвы и их нужно немедленно вернуть, иначе они будут безвозвратно потеряны, в другой – что такого выгодного предложения больше уже не будет.

– Я бы настоятельно советовал периодически перечитывать великое произведение «Золотой ключик». Там про эту ситуацию очень подробно написано. Поле чудес в Стране дураков – ориентировка на то, что прямо здесь и сейчас чудесным образом взойдет денежное дерево и Буратино купит тысячу новых курток папе Карло. Это очень важный момент, на который нужно обратить внимание, когда против вас работают злоумышленники. Если они давят, не дают возможности подумать, исследовать рынок, нужно звонить в свою финансовую организацию, – объяснил Артем Сычев.

Кто чаще становится жертвами обмана?

Валерий Лях уверен: «попасть на удочку» может каждый. Мошенники ориентируются на области, которые понятны им самим.

– Это необязательно пожилые – они как раз подозрительны ко всему новому. А вот люди среднего возраста не удивляются звонкам от финансовых организаций, к тому же молодежь не против рискнуть. Мошенники способны любому человеку сделать предложение, которое именно ему покажется наиболее актуальным, – отметил Валерий Лях.

По словам Артема Сычева, средний возраст жертв телефонных и интернет-мошенников – от 30 до 45 лет:

– Прошло золотое время злоумышленников, когда они активно «окучивали» пенсионеров. Этот сегмент их тоже интересует, но уже не так. У активно зарабатывающих людей есть что взять. Средний чек хищения у физлица – 10 тыс. рублей – деньги, с которыми молодой человек расстанется неохотно, но, в отличие от пенсионера, для него это не будет критичной потерей.

Валерий Лях добавил, что у нелегальных кредиторов принцип действия другой – они выманивают у человека от 40 до 100 тыс. рублей, и не единовременно, как телефонные мошенники. Черные кредиторы «садятся» на человека плотно и надолго, вытягивая из его кошелька как можно больше денег, и не только собственных. Они фактически предлагают жертве взять кредит под предлогом, что можно прямо сейчас во что-то вложиться и заработать. Человек отдает не только свои средства, но и заемные.

Евгений Беляков вспомнил ситуации, когда люди теряли до 10 млн рублей, продавали квартиру, потому что их уговорили «выгодно вложиться».

– Как я вижу эту проблему: есть многочисленные мошенники, использующие бесконтактные схемы, когда мы фактически не видим их. Но они относительно безобидны, так как вытягивают не очень много денег. А действительно опасные – нелегальные форекс-брокеры, которые приглашают в арендуемый офис в «Москва-Сити», разливают шампанское, приносят горячие напитки, располагают к себе. Человек психологически расслабляется и начинает доверять. Эти тонкие вещи, к сожалению, работают, – сказал Евгений Беляков.

Откуда у мошенников наши данные?

Практически всегда «представитель банка» на том конце провода знает информацию о том, кому звонит. Откуда? Артем Сычев признал, что у банков случаются «утечки», но, по его словам, их масштаб не идет в сравнение с фиксируемым объемом обзвона. Где же мошенники берут остальные данные?

– Когда мы приходим в магазин, нам предлагают дисконтную карту. Мы заполняем о себе достаточный объем данных для того, чтобы злоумышленники уже начали работать. По сути, для начала разговора достаточно знать имя, отчество и номер телефона. Мы оставляем огромное количество данных в соцсетях, включая телефоны, адреса электронной почты, дату рождения. Этого более чем достаточно, – уточнил Артем Сычев.

Представитель Банка России также добавил, что «на той стороне» работает не просто организованная преступная группировка, а настоящая выстроенная индустрия с разделением обязанностей. Кто-то собирает данные, кто-то готовит их для дальнейшей работы, кто-то обзванивает «клиентов», и совсем другие люди выводят деньги или получают купленные на них товары для дальнейшей реализации.

– К сожалению, надо понять, что мы живем в мире, где информации о нас больше, чем мы можем себе представить, – резюмировал Сычев.

Кто виноват?

Артем Сычев отметил, что от схемы мошенничества зависит вектор негатива жертвы. Когда финансовая организация обхитрила конкретного человека, нанесенный ему ущерб будет больше, а негатив направится на организацию и самого себя. Мол, сам сглупил, а недобросовестные люди этим воспользовались. У телефонных мошенников большой охват, и они работают по площадям. Их жертва злится не на мошенника, которого никогда не видела, а на свой банк и правоохранительную систему, которые, в ее представлении, бездействуют.

– Такая массовость формирует негатив по отношению к базовой финансовой системе. Проблема в том, что этот негатив может привести к тому, что остатки по счетам наших граждан могут просто сокращаться. Это проблема явно социального плана. Люди могут решить, что она нерешаема, но это не так. Потому мы уделяем огромное внимание социальной рекламе, – добавил Артем Сычев.

Что предпринимают Банк России и правоохранители?

Многим кажется, что в России нет системной борьбы с финансовыми мошенниками, но, по словам экспертов, это не так. Во-первых, пользователь защищен ФЗ №161 «О национальной платежной системе». Во-вторых, банки имеют обязанности, касающиеся предотвращения мошенничества.

– Наша задача – сделать так, чтобы вывод злоумышленниками денег был затруднен, чтобы злоумышленнику было невыгодно работать на территории РФ. Это комплекс сложных мер, где задействованы социальный банк, финансовые организации, платежные системы, правоохранительные органы. Говорить, что системности нет, я бы не стал, но работы в этой части еще очень много, – пояснил Артем Сычев.

Нагрузка по этому направлению лежит и на кредитных и микрофинансовых организациях, брокерах и дилерах на валютном рынке и рынке ценных бумаг – ведь мошенники обрушают доверие к легальным участникам рынка. По словам Валерия Ляха, важно, чтобы все финансовые организации были участниками противодействия мошенникам:

– Также необходимо обеспечить неотвратимость наказания для мошенников. При вседозволенности стоимость хода снижается. Должно быть «дорожание» ходов на всех фронтах мошеннической деятельности. Организовать сайт, прикрутить к нему «движки», которые распространяются за минимальную стоимость, не составляет больших денег. А вот когда будет возможность оперативно закрывать и наказывать за организацию такой деятельности, мошенники будут задумываться, а стоит ли этим заниматься? Или лучше гарантированно получать зарплату, работая легально и используя свои знания на финансовом рынке не только во благо себе и во вред другим.

Артем Сычев высказал мнение, что жители страны также должны противодействовать мошенникам, развивая финансовую грамотность:

– Не надо забывать, что каждый из нас периодически выступает в роли Буратино по разным поводам. Пока мы не будем понимать, какие риски сопровождает тот или иной финансовый инструмент, можно сколько угодно системно выстраивать методы противодействия, но они все равно натолкнуться на понимание злоумышленником мер, которые у нас есть.

Что делать, если попал «под прицел»?

Распознавать звонившего можно еще до начала диалога, установив приложение «Определитель номера», – звонок от злоумышленников определится как «Нежелательная реклама» или «Возможно, мошенники». Еще один способ – набрать номер в поиске «Яндекса». Обычно поисковик выдает данные о репутации.

– В 99% случаев «Яндекс» прав. Кроме того, про сомнительные номера нужно писать на порталы вроде неберитетрубку.ру. Мол, позвонили с этого номера, представились службой банка, но, скорее всего, мошенники. Это общественный вклад, – считает обозреватель Евгений Беляков.

Артем Сычев добавил: даже если звонят с номера банка, лучше положить трубку и перезвонить в свою финансовую организацию, но не по номеру, с которого поступил звонок, а по телефону контакт-центра, указанного на обратной стороне персональной платежной карты. Мошенники могут использовать схему подмены номеров.

– Если уже есть факт кражи денег, нужно моментально звонить в свой банк, ведь через два-три часа деньги уже обналичат через третью или четвертую финансовую организацию. И, безусловно, нужно обратиться в полицию с заявлением. Также есть интернет-приемная на сайте Банка России – мы с удовольствием рассмотрим заявления, – порекомендовал Артем Сычев.