В Ленинском райсуде прошел допрос одного из основных свидетелей по делу бывшего главного архитектора Воронежа Антона Шевелева в понедельник и вторник, 5 и 6 марта. Глава стройфирмы «Вламиан-проект» Руслан Куцев дал неожиданные показания. Слова руководителя компании не совпадают не только с версией Шевелева, которую он изложил на предыдущем заседании, но и с позицией силовиков. 

Корреспондент РИА «Воронеж» выясняла, за что Руслан Куцев давал откаты чиновнику, где находил деньги и почему руководитель стройфирмы в итоге обратился в правоохранительные органы.

Невольное сотрудничество

На заседании суда Руслан Куцев так и не смог объяснить, зачем платил процент Антону Шевелеву. На все расспросы адвоката и гособвинителя Светланы Шатиришвили мужчина отвечал: «Так было заведено». 

По словам Руслана Куцева, с Антоном Шевелевым в 2011 году его познакомила жена Ольга. Женщина представила супруга бывшему однокурснику в здании Управления главного архитектора Воронежа (УГА). На момент знакомства Руслан Куцев был главным инженером в ООО «Вламиан». Вскоре на работе у мужчины начались проблемы: в стройфирму пришли с обысками силовики. Правоохранители подозревали, что компания зарабатывает не исполнением заказов, а обналичкой. По версии Куцева, он организовал собственную фирму «Вламиан-проект», чтобы дистанцироваться от негативной репутации компании. Почти всех сотрудников мужчина «перевел» в свою организацию, в ней работали около 25 проектировщиков.

Ольга Куцева не только трудилась в управлении главного архитектора, но и брала подработки – готовила эскизные проекты. Постепенно к ним стал подключаться и Руслан. Руководителю стройфирмы пришлось столкнуться с Антоном Шевелевым во время согласования эскизных проектов.

– Антон Шевелев получал примерно 30% от суммы договора с заказчиком. Это было нужно для беспрепятственного согласования проекта. Отказаться я не мог: понимал, что потом не согласую ни один эскизный проект, – заявил Руслан Куцев.

По словам Куцева, таким образом с Шевелевым согласовывала проекты Ольга. Позже у руководителя строительной фирмы и главного архитектора состоялся личный разговор, во время которого Шевелев объяснил Куцеву «принцип работы».

Реклама для главного архитектора

Сотрудники «Вламиан-проекта» готовили коммерческие сметы для заказчиков. Куцев показывал их Шевелеву. Чиновник или утверждал сумму заказа, или говорил увеличить цену. Затем работники «Вламиан-проекта» делали эскизный проект, его относили в управление главного архитектора. Без согласования с Шевелевым нельзя было получить разрешение на строительство и начать готовить проектную и рабочую документацию. Куцев подчеркнул, что это никак не предусмотрено законодательством: такие порядки завел в Воронеже сам главный архитектор.

Антон Шевелев пропускал документы без замечаний или вносил поправки. Затем ставил на титульном листе гербовую печать и подписывал: «Согласовано для дальнейшей разработки». Один экземпляр эскизного проекта возвращали фирме, а два сдавали в архив УГА.

На суде бывший главный архитектор заявил, что деньги были не откатом, а его законным гонораром за выполненную работу. Якобы именно Шевелев готовил эскизные решения и согласовывал их со своим же управлением. По закону заниматься бизнесом чиновнику запрещено, но Шевелев хотел подрабатывать. Для этого подошла фирма его отца «Новый город – ХХI век», которую возглавил Руслан Куцев. Шевелев подчеркивал, что его компания и «Вламиан» – почти одно и то же. 

В своих показаниях Куцев опроверг слова главного архитектора. Руководитель стройфирмы заявил, что возглавил компанию главного архитектора номинально – по просьбе самого чиновника. Отказаться не мог, потому что боялся испортить отношения.

– Это «нулевка», никакой реальной деятельности не ведет. В штате не было людей, я совмещал функции директора и бухгалтера одновременно. При мне фирма вообще не работала, я не подписывал никаких договоров, только бухгалтерскую отчетность, – рассказал Руслан Куцев.

Свидетель также заявил, что Шевелев не принимал участия в работе ни по одному из проектов как архитектор: все эскизы выполняли сотрудники «Вламиан-проекта». Заказчики заключали договоры с компанией Руслана Куцева. «Вламиан-проект» выступал генподрядчиком, а исполнителем – «Новый город – ХХI век». Правда, фирма Шевелева не фигурировала в договорах, только на эскизах. По словам Руслана Куцева, это было «рекламой» для фирмы главного архитектора: Шевелев хотел, чтобы организация была на слуху у заказчиков.

Нестыковки в показаниях

В первый день Руслан Куцев заявил, что с заказчиками его знакомила супруга. Позже уточнил, что почти все крупные клиенты приходили к нему по протекции Шевелева. Так в фирму Куцева обратились предприниматель Дмитрий Поликарпов, учредитель ООО «Шельф» Владимир Колыхалин, владелец стройфирмы «БиК» Дмитрий Большаков и бизнесмен Валерий Чешинский из «Русской продовольственной компании».

Адвокат Шевелева Николай Алимкин попросил уточнить, кто пришел во «Вламиан-проект» без протекции главного архитектора. После небольшого раздумья Куцев смог вспомнить только Александра Надзинского из фирмы «Гарантстрой», для которого проектировали жилой комплекс на Новосибирской, 61.

На первом судебном заседании Руслан Куцев заявил: в кабинет Шевелева заходил только для того, чтобы занести деньги. Позже адвокаты и гособвинитель уточнили у мужчины, что была как минимум одна рабочая встреча с заказчиком и главным архитектором в здании управления. На ней говорили о проблеме парковок и пожарных проездов в жилом доме по набережной Массалитинова, 35, договорились снизить высоту здания до трех этажей (жилой комплекс попадал в охранную зону Алексеево-Акатова монастыря).

На втором заседании Антон Шевелев активно участвовал в допросе экс-партнера. Почти полтора часа бывший чиновник уточнял детали различных проектов и пытался доказать, что лично участвовал в проектировании. Шевелев показывал, что лучше прямого исполнителя знает о различных архитектурных решениях и сложностях с заказчиками. На многие вопросы бывшего главного архитектора Руслан Куцев отвечал «не помню». 

Руководитель «Вламиан-проекта» сказал, что должен был заплатить Шевелеву около 6 млн рублей. За строительство многоэтажки на 9 Января фирма «БиК» заплатила проектировщикам 12 млн 240 тыс. рублей. Куцев обещал отчислить Шевелеву 4 млн рублей. Фирма «Шельф» заказала жилой комплекс на набережной Массалитинова и офисные здания на Достоевского за 2,5 млн рублей. Главный архитектор должен был получить 1,2 млн рублей. За здание на Урывского за 1,7 млн рублей Шевелеву причиталось 100 тыс. рублей. Еще 1 млн рублей чиновнику должны были заплатить за проекты для «Тобуса» и «Хлебозавода №1» (общая сумма договора – 4 млн рублей). Руслан Куцев успел отдать чиновнику около миллиона, затем за главным архитектором пришли силовики. Глава стройфирмы заявил, что старался не завышать цену для клиентов из-за взяток. Деньги Шевелеву якобы платил из своих личных сбережений.

После задержания Антона Шевелева СМИ распространили версию о том, что главный архитектор попал в опалу после критики губернатора. За день до задержания Шевелева – 23 января 2017 года – Алексей Гордеев назвал строительство кафе на Кольцовской, 4а, «архитектурным бандитизмом». На суде Руслан Куцев рассказал, что он написал заявление на Шевелева и что обратиться к силовикам его действительно «вдохновил» губернатор.

– В 2016 году прокуратура начала «дергать» меня по фирме «Новый город – ХХI век». Их заинтересовало, что Антон Шевелев был учредителем компании. Я объяснял, что никакой коммерческой деятельности у фирмы нет. Потом из прессы узнал о резкой критике Гордеева по кафе, а я как раз выполнял эскизный проект этого здания. Заказчик был связан с бывшим мэром Сергеем Колиухом. Я побоялся, что станут опять таскать в прокуратуру, и написал заявление на Шевелева, – объяснил свои действия Руслан Куцев.

Интересно, что после добровольной отставки Шевелева дела его партнера пошли хуже. После задержания главного архитектора Руслан Куцев больше не согласовал ни одного эскизного проекта. Мужчина объяснил это экономическим кризисом. Почти всех сотрудников пришлось сократить, сейчас в фирме остались два человека.

В конце допроса Руслан Куцев заявил, что платил Шевелеву за согласование не эскизных, а инвестиционных проектов. Этим мужчина перечеркнул не только свои предыдущие слова, но и позицию гособвинения. На следующем заседании 20 марта зачитают показания, которые Куцев давал на следствии.