«Факел» набрал пять очков в шести стартовых матчах сезона-2019/2020. В интервью корреспонденту РИА «Воронеж» главный тренер клуба Сергей Оборин оценил укомплектованность команды, рассказал, как пережил цейтнот в межсезонье, и поделился эмоциями от возвращения в профессию после десятилетнего перерыва.

«Защита является фундаментом, на котором стоят стены атаки»

ОБОРИН Сергей_05.JPG

– Можете сравнить свои ожидания от начала сезона с тем, что получилось на деле? Если честно, у меня были почти панические настроения – за три недели команды обычно не собирают. А вышло так, что она неплохо перестраивается при смене владения, а это едва ли не самое сложное.

– Тут не меня одного хвалить надо. Один бы я ничего не сделал. Мы сработали командой – тренерский штаб, гендиректор клуба Роман Асхабадзе, исполнительный директор профсоюза футболистов и тренеров России Владимир Леонченко. Они предлагали мне кандидатуры, а я просматривал игроков и оценивал их потенциал. Асхабадзе, по сути, выполнял функции и генерального, и спортивного директоров. У нас маленький скромный клуб, раздувать штат нет возможности. Работали засучив рукава – спали по три-четыре часа в сутки, иначе бы мы не успели. Было очень много просмотров видео, телефонных звонков. Нас интересовало не только то, что футболист показал на поле. Мы старались разобраться и в человеческих качествах игроков. Понятно, что за неделю просмотра человека хорошо не узнаешь, но можно собрать информацию – люди же не из ниоткуда приходят. А в командных видах спорта результат приходит только тогда, когда есть коллектив. И мы смотрели, предрасположен ли тот или иной игрок вкладывать что-то свое в общую копилку или нет. Про кого-то все сразу было понятно – Воробьева и Рябокобыленко все знают. А про некоторых были только хорошие отзывы, и надо было все проверить. Даже видео не все покажет – подборки, которые делают на молодых игроков, в большинстве случаев приукрашают их реальный уровень. Приходилось смотреть полные матчи. Из-за этого сразу приступить к тренировочной работе мы не могли. Я понимал, что физически мы будем уступать большинству команд. Других ожиданий не было – просто работали и не знали, получится ли у нас. Хотели собрать команду. Похоже, у нас получилось.

– Футболисты быстро приняли ваши идеи.

– Да, надо отдать им должное. Исключительно благодаря их человеческим качествам все происходит именно так. Я могу лишь за счет определенных педагогических приемов способствовать более быстрому созданию коллектива. Но если люди изначально не готовы жить сообща – ничего не выйдет. Ребята молодцы, они прекрасно поняли, что мы все друг от друга зависим. А раз так, то в стороне остаться невозможно. И важно, что мы четко выстроили взаимоотношения между командой и сотрудниками клуба. В этом плане сказался опыт Асхабадзе, который обладает опытом работы на самом высоком уровне. Футболисты увидели, что здесь все профессионально, что отношения между всеми рабочие, инфраструктура на высоком уровне. Конечно, мы недавно вместе, бывает, что через какое-то время делаешь для себя неприятные открытия. Но в данный момент можно сказать, что коллектив складывается хороший.

– Бывает, что тренер собирает команду под свои идеи. Случается, что наставнику команды приходится отталкиваться от того материала, который у него есть. Как было у вас этим летом?

– Под свое видение собрать команду очень сложно. А за три недели вообще нереально. Желаемое часто не совпадает с действительным. Бывает, сначала смотришь на футболиста и отмечаешь какие-то вещи, а потом он совсем иное показывает. А времени нет – нужно быстро решать, подписываем или нет. Хотелось, чтобы были и опытные футболисты, и перспективная молодежь, и некое среднее звено. Более-менее у нас это получилось. Старались укомплектовать опытными игроками центральную ось. Это даже в военном деле есть – если у тебя сильный центр, шансы выиграть битву повышаются. А в футболе центральная ось – позвоночник команды. К сожалению, не все игроки, которых мы хотели видеть в клубе, дали согласие. Но, те ребята, которых мы взяли, пока развиваются в правильном направлении.

– То есть основную рабочую схему 4-2-3-1 вы выбирали, исходя из того, кто есть в вашем распоряжении?

– Конечно, но я хочу отметить, что у нас базовая расстановка. Она может иметь совершенно разное наполнение. И игру мы можем вести совсем разную.

– Владение мячом для вас, похоже, вообще не ценность?

– Это такой вопрос, на который не ответишь в двух словах. Футбол, с одной стороны, должен приносить результат, а с другой стороны – нравиться зрителям. Не всегда это можно совмещать. Вообще я считаю, что вся история развития футбола говорит нам о том, что каждый тренер старался усилить в первую очередь оборону. А потом уже искать пути преодоления чужой защиты.

– А как же голландский тотальный футбол?

– Так вы посмотрите, как они оборонялись. Да, вступали в отбор на чужой половине поля. Это и был фундамент. Завязанный на поразительной взаимозаменяемости. Да, голландцы могли увлечься атакой, тогда приходилось забивать еще больше, чем пропускали. Но именно оборона всегда была двигателем прогресса и развития игры. Защита является фундаментом, на котором стоят стены атаки. И никак иначе.

– А почему вы не стали в первых матчах сезона делать то, что называют «парковкой автобуса»? Играли бы 5-4-1, делали длинные передачи на Хлебородова, уповали на стандартные положения.

– А кто бы на это пошел смотреть? Разве это будет кому-то интересно в Воронеже? Если нет болельщиков, футбол не имеет смысла. Как вообще задумывались профессиональные командные виды спорта? Это зрелище для публики. А если команда стоит сзади и бьет вперед – на это смотреть как-то не увлекательно. Кроме того, надо иметь очень быстрых футболистов, чтобы эффективно играть на контратаках.

– Есть крайние полузащитники, Пухов.

– Мне пока и самому до конца не ясно, что у нас с контратакой. Мало времени было. А тут еще и эти сумасшедшие циклы с маленькими промежутками между матчами. Много переездов, и мы физически не успеваем охватить все аспекты игры. Нам элементарно не хватает тренировочного времени. Но мы все равно будем идти к сбалансированной игре, которая будет радовать глаз. А пока мы больше обороняемся, чем бежим вперед, это правда. Потому что организация атакующих действий всегда сложнее, это требует времени на отладку. В том числе поэтому стараемся совсем не оседать у своих ворот. Если с первых игр встаешь сзади – когда будешь учиться атаковать?

– У вас нет ощущения, что позиция центрального полузащитника укомплектована слабее остальных? За спинами Рябокобыленко и Воробьева есть Букия, может сыграть на этой позиции Мастерной, совсем молодой Турукин – и все.

– Для тренеров обладание двумя составами – это палка о двух концах. Бывает, что команда в 13-14 человек вытаскивает тяжелейший сезон. Другое дело, что эта маленькая обойма футболистов должна состоять только из отобранных временем, я бы даже сказал отфильтрованных людей. Понятно, что мы пока не можем говорить об этом, такой коллектив создается годами. А пока этого нет, нужно создавать глубину состава. И я считаю, у нас после подписания Яковлева и Коряна ситуация заметно улучшилась. Да, есть совсем молодые игроки, но по количеству футболистов все более-менее приемлемо. Раздувать штатное расписание нам бы не хотелось. Только если ситуация заставит. Большинство тренеров всегда говорит про новых футболистов: «Да, давайте и на эту позицию, и на ту». Всем хочется обезопасить себя от кадровых проблем. Но я думаю, что конкуренция в команде должна находиться на каком-то разумном уровне. Если игрок сидит на скамейке безвылазно, он перестает быть помощником тренеру. Он сидит и думает, как бы уйти. А тренер оказывается в ситуации, когда футболистов много, а играть некому.

– Почему в условиях нехватки игроков центра поля расторгли контракт с Вадимом Черным?

– Люди, наверное, думают, что мы просто так взяли и убрали парня, да? Вообще-то у произошедшего есть веские причины. Оказалось, что зимой с ним заключили контракт на таких условиях, что платить за расторжение договора с предыдущим его клубом должен был не «Факел», а сам Вадим. Видимо, парень надеялся, что ситуация рассосется как-то. Но тот клуб не дождался поступления денег и стал предъявлять претензии. Какой из игрока помощник, если он думает не о футболе, а о том, что он должен большую сумму денег? А тут еще появился вариант с «КАМАЗом», который был готов взять Черного и выплатить его долг. Мы пошли навстречу игроку и отпустили его с миром.

– В команде немало универсальных футболистов. Вы сознательно подбирали таких игроков, понимая, что времени на просмотры мало?

– Я считаю, что любому футболисту было бы здорово освоить как минимум две позиции. Это всегда сработает тебе в плюс – ты показываешь свою разностороннюю развитость, гибкость ума. Будучи универсальным футболистом, ты всегда окажешься востребованным на рынке. Благодаря тебе тренер сможет выйти из положения в случае травм или необходимости ротации состава при жестком графике игр.

– Как относитесь к лимиту на молодых игроков?

– Много граней в этой теме. Однозначного ответа не дашь. Молодые футболисты должны иметь шансы, пусть даже и искусственно – это для меня аксиома. Хотя и это спорно. Если в какой-то команде один человек откровенно не соответствует общему уровню, это ни к чему хорошему не приводит. Главное, что надо констатировать – наше детско-юношеское футбольное хозяйство работает недостаточно эффективно. Вся Европа давно перестроилась, все страны с помощью властей стали выстраивать новые схемы и внедрять новые методики работы с детьми, разработали различные упражнения. Они поработали очень глубоко. Мы сильно отстали. И такие искусственные меры, как лимит на молодых игроков, серьезно повлиять на ситуацию не смогут. Это всего лишь попытка скрасить неудовлетворительное состояние детско-юношеского футбола.

«Я большой дяденька»

ОБОРИН Сергей_04.JPG

– В этом году команда впервые существует вне родной базы. Как решаете вопросы восстановительных процедур? Массажные столы на «Чайке» есть, а бани нет.

– База – это замечательно, когда она в хорошем состоянии. Я даже скажу, что она очень нужна для эффективной работы. Но там, помимо каких-то нормальных человеческих условий для проживания, должны быть современный пищеблок и футбольное поле с покрытием высокого качества. Именно газон, наверное, главный фактор. Баня – не проблема. Вот мы сейчас с вами разговариваем, а команда в бане. Выбрали ту, которая нам подходит, оплатили, повезли туда ребят – вот и все. А тренировочное поле у нас есть отличное. В этом плане мы увидели, что губернатор держит слово. Для тренера и футболистов поле – это вещь, которую невозможно переоценить. Потому что хороший газон имеет огромное значение для тренировочного процесса. А еще на «Чайке» очень удобные раздевалки. Если б была возможность тут жить и заниматься в тренажерном зале – это бы была просто мечта. Но в целом мы находим возможность тренироваться и восстанавливаться, не буду жаловаться.

– Вам рассказывали, что в последние два года у «Факела» случился обвал посещаемости, что, мол, Сергей Григорьевич, нужно возвращать людей на трибуны?

– Это и так ясно. Зрителей на стадионе сейчас маловато, но впечатления от воронежских болельщиков хорошие. Пусть людей немного, но они очень активные. Их здорово слышно, и их голоса – реальная мотивация для всей команды. Знаете, какие матчи игрокам надолго врезаются в память? Те, на которых было много болельщиков. А первое и самое яркое пока впечатление от воронежской публики – то, как люди аплодировали нам после поражения от «Торпедо». И после игры с «Чайкой» нам тоже высказали одобрение. Все видели, что игроки неравнодушны на поле. Этот состав приехал в Воронеж не получать, а зарабатывать. У нас есть страсть. И люди понимают, что футболистам где-то нужно сделать сверхусилие, чтобы добежать, не упустить соперника. По сути, воронежские болельщики сейчас помогают нам набрать форму. Далеко не в каждом городе такое есть. Чаще всего встречается примитивное понимание футбола. «Поражение – значит, плохо играли». А в Воронеже интересно сыграть красиво, потому что понимаешь, что это оценят.

– Сейчас футболисты легко могут не принять требования тренера, если он выстроит коммуникацию не так, как им бы хотелось. Тренерам старой закалки, которые кричат на игроков, противопоставляются молодые специалисты, у которых совсем другие методы общения с исполнителями.

– Меня сложно назвать молодым тренером. Я большой дяденька, многие футболисты для меня по возрасту как внуки. У меня те методы, которые я считаю извечными, – кнут и пряник. Просто все зависит от того, какой кнут, какой пряник, как и когда их применять. Это одна из самых сложных составляющих жизни любого коллектива, и не только спортивного. Найти золотую середину сложно, потому что все люди разные. Бывает, команда звездная, а игры нет. Бывает, состав вроде бы средненький, а команда так играет, что заглядишься. Самое сложное – чтобы все было гармонично. Чтобы были и звезды, и работяги, и чтобы все принимали свою роль. Когда команда именно такая, у нее есть воля, она играет от первого свистка до последнего. Чтобы все сложилось именно так, в общую копилку должны вкладываться все – от тренера и футболиста до клубного доктора. Они все должны понимать, что главная ценность – клуб, его развитие. А потом уже – футболисты, затем тренеры, затем персонал. Сначала выстраиваешь взаимоотношения между сотрудниками клуба, потом в команде. И нужно помнить, что никогда нельзя говорить, что все здорово, коллектив идеальный. Надо все время искать оптимальное сочетание кнута и пряника.

– Продолжит ли играть Коробкин после подписания звездного по меркам ФНЛ Яковлева? Продолжится ли практика задействования дублеров в тренировках главной команды? Я наслышан, на этой неделе представители молодежной команды не работали с «основой».

– На этой неделе у дубля были проблемы с составом. Тренер молодежного состава попросил не привлекать ребят, потому что там есть травмы, кто-то уехал, – у них даже достаточного количества замен не набиралось. Когда ситуация восстановится, ребята снова будут работать с основным составом. И я понимаю, что болельщики переживают за местных. Но у публики зачастую противоположные желания. Хотят и зрелища, и результата, еще и местных игроков подай. А я считаю, что твой уровень зависит не от того, где ты родился, а какой ты профессионал и как ты работаешь. В Воронеж приехали игроки из других городов, они здесь не для того, чтобы дурака валять. Они не дома, понимают, что с них есть спрос. Вот Коробкин заслужил шанс сыграть – впервые за многие годы местный воспитанник принял участие в матче за основной состав.

– В 2017 году в «Факеле» дебютировал Артур Арустамян.

– Разве один Арустамян – это какой-то результат? Да это ничто! Мы будем стремиться к тому, чтобы местная молодежь обязательно работала с нами и росла. Турукин и Коробкин работают с основным составом постоянно, у них есть шанс повысить свой уровень. Как они им воспользуются – зависит от них. Автоматом на поле никто не появится.

– Скажите для тех, кто смотрит футбол не так давно, – нынешний «Факел» хоть чем-то напоминает ваш «Амкар» середины нулевых?

– Это невозможно, для этого нужен тот состав «Амкара». Да я бы и не хотел этого. Нужно, чтобы «Факел» был самим собой и никого не напоминал. Нужно развить наши сильные качества, которые будут радовать воронежцев. Пока то лицо, которое я бы хотел видеть у «Факела», даже не просматривается, слишком мало времени прошло. Мы пока проводим самую элементарную работу – на тренировках, образно говоря, занимаемся арифметикой, а не высшей математикой. Я продолжаю узнавать возможности игроков. Они, в свою очередь, узнают меня.

– На протяжении трех летних трансферных окон подряд у «Факела» была почти полная смена состава. И всякий раз я спрашиваю у тренеров – может быть, на этот раз у клуба появится состав, собранный на перспективу? Очень хочется видеть один костяк игроков на протяжении нескольких лет и наблюдать за тем, как парни растут.

– Я не отвечу сейчас на этот вопрос. Это не от меня зависит. Сейчас в России все упирается в желание местных властей видеть команду. В некоторых футбольных городах есть только вторая лига, а в Перми и вовсе команду Премьер-лиги похоронили. В Воронеже есть ФНЛ, цените это. Тут есть свой Галицкий? То-то же. Мы с Асхабадзе увидели, что губернатор хочет изменить ситуацию, в которой находится «Факел». Поэтому мы здесь. Мы работаем засучив рукава, а губернатор оценит, получилось у нас что-то изменить или нет. Тогда и решится, есть ли у нас будущее в Воронеже. Я думаю, что глава региона прислушается к мнению болельщиков и футбольной общественности города. Так что нам остается только делать свою работу и смотреть, как наши результаты примут воронежцы.

– Вы счастливы, что вернулись в любимую профессию?

– Пока результата нет, я не могу говорить однозначно. Многие считают, что работа очень интересная. Спорить не буду, но она бывает и очень однообразной. Что ты видишь каждую неделю? Футбольные поля, ворота, гостиницы – а жизнь-то гораздо шире и богаче этого маленького спортивного мирка. Еще и стресс, давление публики. Хотя оно бывает разным – если критика конструктивна, я могу прислушаться. А если воздействие идет только на эмоции, это никуда не годится. И все эти негативные нюансы скрашиваются только игрой и результатом. Так что я отвечу на этот вопрос позже.

ОБОРИН Сергей_01.JPG