Вторая мировая война стала не только страшным, но и крайне дорогим военным конфликтом. В современном исчислении она обошлась сторонам в 1,6 трлн долларов США. Нападение фашистской Германии поставило СССР в тяжелое положение: пришлось экстренно перестраивать всю экономику, чтобы обеспечить военные нужды и победить. Эксперты реготделения ГУ Банка России по ЦФО рассказали корреспонденту РИА «Воронеж» о материальном ущербе, который нанесла война Воронежской области, о том, платили ли деньги партизанам, и какой подвиг совершали сотрудники банков СССР.

Лотерея на нужды фронта

С началом Великой Отечественной стране пришлось перейти в режим жесткой экономии. С первого месяца войны постановление Совнаркома ограничило выдачу наличных денег суммой 200 рублей в месяц. Этот порядок действовал до начала 1944 года. Также практически сразу ввели карточную систему продажи хлеба и других продуктов. Одежда, обувь и некоторые товары повседневного спроса продавались по талонам.

В стране набирало обороты движение финансовой помощи фронту. Кроме добровольных пожертвований и государственных заемов, были и необычные способы сбора средств. К примеру, власти провели четыре денежно-вещевые лотереи с призами. С их помощью собрали 13 млрд рублей на нужды фронта.

Военные клады

В 1942 году, когда линия фронта подошла к Воронежу, местное отделение Госбанка СССР эвакуировалось в Борисоглебск. Сохранилась записка начальника городского управления Госбанка, некой Бавыкиной, из которой мы знаем, что в первые дни июля 1942-го сотрудники продолжали работать в подвальных помещениях. Несмотря на нехватку бумаги, банковские сотрудники четко вели отчетность. Писали на всем, на чем могли. К примеру, одна из страниц «Эвакуационного банковского дела» 1942 года написана на этикетке от банки тушенки.

Для перевозки ценностей и документов в Борисоглебск выделили два железнодорожных крытых вагона и две платформы. В пути эшелон бомбила немецкая авиация, поэтому удалось довезти не все документы. Но уже с 7 июля все финансовые операции с клиентами возобновились.

Далеко не все ценности и документы удалось вывезти по железной дороге. Часть сотрудникам пришлось эвакуировать в мешках на крестьянских повозках. Угроза быть обнаруженными или уничтоженными противником существовала постоянно. Управляющая Нижнедевицким отделением госбанка Ушакова вспоминала, что ехать в направлении Борисоглебска приходилось ночью, окольными путями. Проселочные дороги были заняты воинскими частями и подвергались усиленной бомбежке, поэтому ехали практически по бездорожью.

В военное время потеря государственных ценностей приравнивалась к утрате оружия на фронте, поэтому рисковать ими было нельзя. Сотрудники банков, оказавшиеся в окружении или под обстрелом, закапывали их в землю.

В архивах сохранилась любопытная докладная записка:

«Мы, вышеуказанные сотрудники, ставим вас в известность, что мы выехали эшелоном 5 июля 1942 года из Воронежа, 6 числа утром, примерно в 7 часов, началась бомбежка эшелона, и после того как эшелон был поврежден, мы, выбрав необходимые документы, ушли до ближайшего села Никоново, где зарыли документы в яму, и на следующий день в 3 часа утра мы двинулись в путь пешком по маршруту на Борисоглебск… 26.07.1942.

Три сотрудницы воронежского отделения Госбанка».

После освобождения Воронежа эти женщины привели коллег на то место, где закопали ценности, и вернули все государству. Так же поступали и все остальные сотрудники, которые эвакуировали банк. Так что искать военные клады Госбанка в Воронежской области бесполезно.

«Зарплата» для солдата

Бойцов на войне награждали не только медалями и орденами, но и денежными премиями. За каждый сбитый самолет летчик-истребитель получал тысячу рублей, за вылет на бомбардировку Берлина всем членам экипажа платили премию 2 тыс. рублей. Накануне Курской битвы вышел даже отдельный приказ наркомата обороны, согласно которому за уничтожение различной боевой техники солдатам полагалось от 200 до 1,5 тыс. рублей премиальных. За уничтоженный бронетранспортер платили 700 рублей, за легкий танк – 1 тыс., а за тяжелый – 1,56 тыс. рублей.

Не только солдатам, но и партизанам выплачивалось регулярное денежное пособие. Командиры и комиссары отрядов получали до 750 рублей в месяц, рядовым партизанам полагалось 300 рублей, а вступившим в отряд подросткам – до 100 рублей ежемесячно.

Ни в мемуарах военачальников, ни в исторической или художественной литературе нет упоминаний о задержках денежного довольствия в действующей армии или о том, что из-за финансовых трудностей какой-либо оборонный завод снизил выпуск продукции.

Поворот к миру

За годы войны выплаты наличных из касс Госбанка СССР на нужды хозяйства и армии составили 488 млрд рублей. На 91% их покрыли за счет кассовых поступлений. Эмиссия наличных денег за годы войны составила 45 млрд рублей, увеличившись более чем в 3,3 раза. По сравнению с максимальной довоенной денежной массой (начало августа 1940-го) за годы войны количество денег, выпущенных в обращение, выросло в 2,5 раза – на 38,7 млрд рублей.

Эмиссия в 1944 году значительно сократилась, но не прекратилась. Выпуск денег в обращение обслуживал нужды армии, восстановление разрушенного хозяйства на Украине, в Белоруссии и Прибалтике. При этом в Средней Азии, Закавказье, Восточной Сибири, Дальнем Востоке и на многих других территориях деньги изымали из обращения.

О том, что победа все ближе и страна готовится перестроиться на мирные рельсы, свидетельствовало постановление Совнаркома от 19 января 1944 года, которое сняло ограничения военного времени. Правительство разрешило вкладчикам частично или полностью снимать свои деньги со счетов в Госбанке. При этом сберкассы бесперебойно снабжались деньгами.

Сразу после войны советские экономисты подсчитали прямой ущерб, нанесенный военными действиями. Сумма получилась ошеломляющая – 679 млрд советских рублей, или 128 млрд американских долларов в довоенных ценах. Для сравнения, в Германии масштабы ущерба оценивались в 48 млрд долларов, во Франции – в 21 млрд, а в Англии – в 7 млрд.

Государственная Чрезвычайная комиссия оценила ущерб, нанесенный Воронежской области, в 15 млрд рублей, а областному центру – в 5 млрд. Казалось, город не отстроить. Но к 1950 году восстановление практически завершилось.