Отстранение России от Олимпиады-2018 в Пхенчхане является политическим решением, сошлись во мнении воронежские участники Игр в среду, 6 декабря. В разговоре с корреспондентом РИА «Воронеж» спортсмены и тренеры поделились мнением о международном скандале.

Ирина Макогонова, чемпионка Олимпиады-1980 по волейболу:

– Узнала о новостях с глубоким возмущением. У нас самая сильная страна в мире, если кто-то хочет с нами соревноваться – должна быть честная конкуренция. Мне больно на это смотреть. Я хорошо помню, что такое Олимпиада, каково это – защищать честь страны. И Олимпийские игры без России – это уже не то. Это не Олимпиада, а что-то другое, по крайней мере, для меня. Решение МОК – это несправедливость. Страдают спортсмены, которые лучше всех знают, что такое тяжелейший физический труд, пахота. И после длительной подготовки, которая включает в себя многочасовые тренировки, атлет еще и сталкивается с эмоциональным грузом – он ведь представляет страну, свою семью, родной край, первого тренера, болельщиков. Лишиться возможности выступать – это очень больно. Но этого можно было ожидать, потому что на Западе нас боятся. Считаю, что наше государство недостаточно сделало для того, чтобы защитить спортсменов. Понятно, что Путин – авторитетный лидер. Но он загружен огромным количеством разных проблем, которые нужно решать, а его команда недоработала. Другие наши политики либо не обладают соответствующим весом и авторитетом, чтобы отвести удар от спортсменов, либо у чиновников не было такого стремления, я не знаю. А самый сложный вопрос – ехать ли на соревнования под нейтральным флагом. Лишить флага и гимна – как это? Как будто ты без рода, без племени. В голове не укладывается. Но в то же время представьте себе, что наш спортсмен победит – все же и так будут знать, что он русский. Мы – Россия, этого у нас никто не отнимет. Так что, наверное, участвовать в Олимпиаде стоит даже без флага.

Борис Рузин, бывший тренер сборной России по бобслею, президент федерации легкой атлетики Воронежской области. Готовил сборную России по бобслею к Олимпиаде-2006, а легкоатлетов – к Олимпиаде-1992: 

– Я очень расстроился, даже спал плохо. Это политика даже не на 100, а на 200%. О том, что будет принято такое решение, говорили еще месяц назад. Им плевать на наши доводы. Им нужно унизить Россию, вот и все. Что государство может сделать в такой ситуации? Решение было принято только вчера. Теперь нашим лидерам пришлют документы, их надо будет перевести на русский язык. Только тогда появится возможность защищаться. И государственная машина сейчас заскрипит своими шестеренками, вот увидите. Поднимут юристов, все это выйдет на уровень первых лиц ведущих стран мира. Убежден, что решение еще могут поменять. Потому что реальных доказательств существования государственной допинговой системы нет. А раз так, то почему запрещают выступать под нашим флагом? Это абсурд. 

И я бы лично не поехал на Олимпиаду под нейтральным флагом. Я готовил сборную страны по легкой атлетике к Играм, потом еще и сборную по бобслею. Знаю все внутреннюю кухню. Чего хочет Запад? Дисквалифицировать лучших спортсменов России, так называемые «первые номера». Вот поедут на Олимпиаду вторые-третьи номера наших сборных по разным видам спорта – конечно, они выступят хуже, чем лидеры. И вместо пьедестала наши спортсмены займут места с пятого по десятое, условно говоря. И тогда Запад заявит: «Посмотрите, какие результаты русские показывают без допинга! Значит, мы были правы». Ведь на самом деле доказательств нет, доклад Макларена – это набор слов, сплошные «видимо, нам кажется, наверное». То есть нас судят, не предъявляя серьезной доказательной базы. 

Я недавно был на конференции всероссийской федерации легкой атлетики. Наша страна выполнила 187 пунктов, которые требовали на Западе. Спортсмены отвечали на вопросы на детекторе лжи при представителях следственных органов, допинг-контроль показывал, что атлеты «чистые». И остался лишь один аргумент у наших оппонентов – доклад Макларена. Руководитель всероссийской федерации отправился на сессию международной федерации, его заставили прислать текст его выступления, переведенный на английский, за три дня до приезда. Так его сначала не пустили в зал, заставили ждать на улице. На улице за ним всюду следовал переводчик из представительных специальных органов. Когда он пришел обратно в здание, где проходило заседание, его не стали слушать. Огласили вердикт – и все. Пользуются тем, что в тамошних руководящих органах сидят американцы, канадцы да немцы. 

Мои ребята сейчас в Германии, у них скоро соревнования. Их замучили допинг-контролями! Приходят в день соревнований в пять часов утра, будят. Все спортсмены «чистые»! Про Сочи претензии тоже смехотворные. Я ведь знаю, как все это происходит. Спортсмен финиширует, к нему тут же подходит швейцарский офицер. Атлет расписывается, что согласен на прохождение допинг-контроля. После этого офицер не отпускает тебя ни на секунду. При нем делаешь заминку, переодеваешься, он ведет тебя за руку в помещение, где тебе выдают воду и банку. Ты пьешь, чуть позже снимаешь штаны и начинаешь свои дела делать – а офицер на все это смотрит, не сводя глаз. Потом вы вместе идете в другой кабинет, где ты на его глазах переливаешь мочу в специальную емкость и закрываешь ее. Там все так сделано, что после закрытия из крышечки вниз падает специальная вставка. Ее поднять нереально, открыть баночку невозможно – только сломать. На пробу ставится пробка со штрих-кодам, ты отдаешь все это швейцарцам. Вы все расписываетесь, и контейнер опечатывается. Какая подмена, какие офицеры ФСБ? В это может поверить только далекий от спорта обыватель. Какие претензии к спортсменам? Они могут быть только к тем, кто охранял эти пробы, к допинг-офицерам. Почему русские отвечают за какие-то царапины? «Возможно, пробы вскрывали», – говорят. То есть возможно, что нет. Царапины могут быть и у американцев, и у канадцев – так проверьте и их! Ямайка вдруг начинает в одночасье прибавлять в результатах, прыгать быстро, прыгать далеко – но к ней ни у кого вопросов нет. Так что люди просто отрабатывают заказ.

Олег Горобий, бронзовый призер Олимпиады-1996 по гребле на байдарках:

– Сама по себе дискуссия о дисквалификации целой страны вообще не должна обсуждаться. А такое решение – вообще за гранью моего понимания. Такого не должно быть в природе. Лишить права выступать какого-то отдельного спортсмена – это право антидопинговой комиссии. Но дисквалификация государства – это политическое решение. Сама страна может принимать решение о неучастии в Олимпиаде по тем или иным политическим причинам. Но снимать страну с соревнований – это международный скандал. Все это было заранее подготовлено. И так поступать нельзя. Спортсмены – люди, которые живут от старта к старту. И они не должны становиться заложниками ситуации. Для большинства спортсменов честь выступить на Играх выпадает лишь раз в жизни. Поэтому им стоит ехать на Олимпиаду даже под нейтральным флагом. Надо использовать любую возможность выйти на старт. Я сам выступал под флагом Олимпийского комитета в 1992 году. Было ощущение чего-то неестественного. Но причина тогда была другая – развалился СССР. И тем не менее мы боролись. Потому что когда выходишь на старт, спортивная составляющая превалирует над всем остальным. Ты выходишь, чтобы показать все, на что способен. Так что многократным призерам Игр, может быть, нет смысла ехать в Пхенчхан. Но молодым ребятам стоит выступать – иного шанса может и не быть.

Ольга Стульнева, серебряный призер Олимпиады-2004 по легкой атлетике, участница Олимпиады-2014 по бобслею:

– Сложно комментировать произошедшее – только очень плохие слова приходят в голову. Это политические игры, не спорт. И спортсмены сами себя защитить не могут, а государство наше, видимо, не хочет. Все сразу говорили, еще после доклада Макларена, что Россия должна обращаться в суды. Но нас, спортсменов, голословно обвиняли, а правительство ничего не делало. Если бы мне лет десять назад сказали, что такое возможно, я бы не поверила. Отстранить целую страну от Олимпиады – это в голове не укладывается. Но ехать на Игры стоит даже под нейтральным флагом. Спортсмены готовятся к этому всю жизнь. Но решение – ехать или нет – почему-то будут принимать политики, а не атлеты. Это легко – сидеть в кресле и рассуждать, участвовать в Олимпиаде или нет. Попробовали бы чиновники встать и пробежать дистанцию. Посмотрели бы на тренировки спортсменов. Но они сидят в кабинетах и размышляют.

Контекст

Международный олимпийский комитет отстранил Россию от участия в Играх-2018 в Южной Корее. Это первое подобное решение в истории. Оно означает, что на Олимпиаде-2018 не будет российского флага и гимна, а российские спортсмены, чистоту которых подтвердит Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) и международные федерации соответствующих видов спорта, смогут выступить в Пхенчхане в нейтральной форме.