Третий сбор волейбольного клуба «Воронеж» завершается во вторник, 1 сентября. В октябре единственная профессиональная женская команда региона стартует в чемпионате Высшей лиги Б. После того как главный тренер Левон Джагинян огласил зарплаты игроков – 10 тыс. рублей, – корреспондент РИА «Воронеж» отправился на тренировку команды, чтобы выяснить, почему игроки одного из самых бедных клубов низшего дивизиона русского волейбола продолжают верить в мечту о выходе на более высокий уровень.

Как появился клуб?

«Воронеж» создали в 2006 году. Перед волейболистками ставили цель выиграть Первую лигу, но они стали третьими. Разразился скандал, после которого главный тренер Левон Джагинян едва не потерял работу. С тех пор минуло 14 лет, команда прошла через все дивизионы российского волейбола (было и последнее место в Высшей лиге Б, и девятое место в суперлиге), а специалист до сих пор остается лицом клуба.

Отец Джагиняна, уроженец армянского Степанавана Адибег, добровольно ушел на фронт в 1941 году. Спустя два года под Ростовом-над-Дону он получил ранение и II группу инвалидности. Стал заниматься перегоном «виллисов» по ленд-лизу через турецкую границу. Приехал в Воронеж к тетке в 1946 году и встретил девушку. Их сын Левон рос спортивным: занимался одновременно боксом, хоккеем, футболом, волейболом и даже спортивной гимнастикой. А когда парня позвали на соревнования в волейбольную сборную области, остальные виды спорта были отставлены в сторону.

Джагинян Левон воронежский волейбол

– Мой уровень игрока даже помог с получением образования – меня звали в педагогический институт, военное училище, СХИ, лестех. Выбрал «пед». А профи из меня не вышло: роста не хватило, а позиции либеро тогда еще не существовало. Но дикая тяга быть членом команды – спортивного котла, в котором у каждого своя роль, – осталась, – вспомнил Левон Адибегович.

Волейбол преследовал Джагиняна даже в армии, где он выиграл со сборной части чемпионат войск ПВО, расположенных на территории Казахстана. После демобилизации молодой специалист поработал с командой лестеха, но амбициозных задач перед ней не ставили, и начинающий тренер выпал из игры. Сначала помогал отцу чинить машины, затем работал матросом-спасателем. Однако волейбол затянул Джагиняна обратно в студенческий чемпионат области. После одного из поражений молодой тренер пожаловался коллеге: мол, что же делать, чтобы занять наконец-то первое место? Тот похлопал его по плечу: «Левон, тебе никогда не стать первым». Та фраза все перевернула. Джагинян стал находить не прошедших в профессиональный клуб выпускников спортшкол и заманивать их в свой вуз обещанием продлить волейбольную жизнь. Тренироваться стали не два дня в неделю, а шесть. Не по полтора часа, а по три. Через несколько лет сборная лестеха выиграла-таки студенческий чемпионат, а Джагинян чуть позже стал сначала ассистентом главного тренера в мужском «Кристалле», а затем и наставником женского «Воронежа».

Воронеж волейбол

– Думаю, в женской команде работать сложнее, чем в мужской. Нужно гораздо внимательнее относиться к своим словам. У девушек немного другой взгляд на жизнь. В мужской команде может не быть цельного коллектива, и это не повлияет на результат. А девушек всегда нужно объединить одной целью. Если одна волейболистка приехала в команду пахать, а другая – просто перекантоваться на один сезон, это обязательно создаст проблему. У меня такое уже бывало. Подводных камней в женской команде всегда будет больше, чем в мужской. Но если все делаешь правильно, то коллектив станет семьей – ссоры и обиды будут, но, когда все остынут, вы соберетесь под одной крышей и простите друг друга. Женщина не простит только предательства. Если обманешь ее, доверие вернуть назад будет уже невозможно. Поэтому всегда все приходится говорить в глаза, по-честному, – рассудил тренер.

Кто играет за «Воронеж»?

Самой старшей в команде – 23 года, младшей – 17. Капитану команды, воронежской воспитаннице Виктории Пожидаевой, родители не раз намекали, что пора задуматься об устройстве на «нормальную» работу.

Пожидаева Вика волейбол Воронеж

– Понимаю, что наша пахота на тренировках может не дать результата. Возможно, я так и не вырасту в игрока суперлиги, как мечтаю. И конечно, у меня есть опасение, что родители правы, пора уже перестраиваться. Но я параллельно учусь, то есть высшее образование у меня будет. Поэтому пока еще есть время, чтобы реализовать себя в волейболе. Но даже если не заиграю на высоком уровне, не буду считать это время упущенным. Классных моментов много. После камбэка, когда проигрываешь 0:2, а потом вырываешь победу на тай-брейке, забываешь обо всех проблемах, – призналась Пожидаева.

Большей части волейболисток пришлось пойти на те или иные жертвы, чтобы играть на профессиональном уровне. Студентка университета Лесгафта Юлия Тюшева, например, взяла академический отпуск, чтобы провести сезон в «Воронеже». Полина Сыркина еще в 15 лет переехала из Владивостока в Подмосковье, чтобы сделать карьеру, а когда местная команда рассталась с центральной блокирующей, отправилась в Воронеж.

Сыркина Полина воронежский волейбол

– После отъезда из Владивостока было непросто. Я оказалась в непривычной обстановке за много километров от дома. Помогало только то, что быт у спортсменов более или менее обустроен: жили на закрытой базе, где были все вещи первой необходимости. Но я не сомневалась, стоит ли переезжать: сколько себя помню, всегда хотела играть в волейбол. Игра на любительском уровне с подругами – не то. Официальный матч – совсем другой кайф. Это зрители, иной уровень сопротивления, серьезный накал борьбы. Когда покидала подмосковную команду, появился вариант с «Воронежем». Решила бороться за свою мечту дальше. Без волейбола даже не знаю, что делать. Во время самоизоляции провела дома во Владивостоке три месяца. Команды нет, зала нет, я занималась одна на улице. Без тренировок мне было очень одиноко. Без волейбола могу провести неделю. Потом мне становится скучно, мне нечем заняться, – развела руками Сыркина.

Волейбол забрал из родного города и связующую Нелли Левину. Уроженка Заринска покинула Алтайский край в 17 лет после приглашения в Казань. Там девушка выиграла Молодежную лигу чемпионата России, но через год ее заменили более молодой конкуренткой.

Левина Нелли волейбол Воронеж

– После отъезда из Алтайского края я год видела родных только по видеосвязи. Поначалу созванивались каждый день. Мне пришлось стать самостоятельной, другого варианта не было. Когда покидала Казань, было неприятно, но такова система. По ее меркам я уже старушка в свой 21 год. Поэтому таким, как я, приходится реанимировать карьеру через скромные клубы, – отметила Левина.

Есть в «Воронеже» и выходцы из районных спортшкол. Выросшая в Грибановке Ангелина Дементьева – единственная местная воспитанница, которая доросла до профессионального уровня.

Дементьева Ангелина Воронеж женская волейбольная команда

– Девочки из Грибановки, с которыми мы вместе играли, продолжают выходить на площадку, но на любительском уровне. О профессиональной карьере они уже не думают. Так что я пока зашла дальше всех и хочу выжать из себя максимум. Пока есть шансы выйти на новый уровень, нельзя опускать руки. Иногда думаю, что могу потратить на волейбол кучу времени и не добиться результата. Становится немного тревожно, но я отсекаю эти мысли. Если ставишь цель – надо идти к ней. Ничего не выйдет, если слишком долго думать о неудачах. Родители тоже поддерживают мой выбор, я безумно им благодарна, – рассказала Дементьева.

Как живут волейболистки?

В женском волейболе свои законы, и зачастую успешных игроков по жизни сопровождает муж-домохозяин, который подстраивается под режим жены. В случае с «Воронежем» все иначе – юные волейболистки еще не успевают обзавестись мужьями и в одиночку переезжают в незнакомый город.

волейбольная команда Воронежа участницы

– Поначалу ты сидишь один в городе, никого не знаешь. А потом пересечешься с мужской командой, новые друзья знакомят уже со своими друзьями, так и обрастаешь знакомствами. Но больше всего общаешься с девчонками из команды. Нам сняли три квартиры в одном подъезде, так что некогда скучать. После тренировок можем сидеть и играть в настольные игры, нам весело, – поделилась связующая Нелли Левина.

Для большинства девушек «Воронеж» – один из последних шансов выйти на более высокий уровень. Поэтому они выкладываются без остатка за 10 тыс. рублей в месяц (плюс 1,5 тыс. премиальных за победу). Терпят отсутствие питания, доктора и массажиста. Девушки приводят в пример сюжет стандартной спортивной драмы – чтобы стать чемпионом, талантливый спортсмен всегда преодолевает трудности на фоне тотальной нищеты.

женская волейбольная команда Воронеж


– Тренер, его ассистент и игроки – вот и весь клуб. Без доктора и массажиста тяжело. Просишь других девочек, чтобы они тебе ноги помяли. Друга друга тейпируем, разминаем. На тренировки гоняем на маршрутке туда-обратно каждый день по два раза. Я тут четвертый год, и ничего особо не меняется, если честно. И друзья часто спрашивают, зачем мне это надо. Но выбраться из всего этого мы можем только вместе. Два года назад у нас за сезон было больше 30 поражений, мы были на последнем месте. В прошедшем сезоне стали пятыми. Теперь хотим попасть в тройку. Но не менее важно найти спонсоров. Почему футболистам помогают, а мы остаемся незамеченными? – удивляется Левина.

волейбол в Воронеже

Два года назад она порвала крестообразные связки на площадке. Страховка не покрывала стоимости операции, и главному тренеру Левону Джагиняну пришлось просить денег у знакомых. Когда оказалось, что и этого мало, на лечение Нелли скинулись партнеры по команде.

– Да, не буду скрывать, не раз уже думала о том, чтобы завершить карьеру. Иногда пилю себя: «Надо заканчивать, 12 лет занимаюсь волейболом, а результата нет». Но очень не люблю бросать дела на полпути. Хочу доказать хотя бы самой себе, что я могу, что способна играть в суперлиге. Тогда, после операции, я лежала в больнице с мыслями, что уже никогда не вернусь на площадку. Пошла работать, продавала шмотки в «Максимире». Но все-таки спустя семь месяцев вернулась. И если ради игры в суперлиге нужно будет сделать еще десять операций, я готова, плевать! Спорт – это жесткая штука. Я знаю 15-летних девочек, у которых в суставах железки, голеностопы подвернуты по многу раз. И они продолжают пахать. Думаю, мы все немного сумасшедшие. А если не получится заиграть на высоком уровне, придется идти на кухню, как большей части русских женщин, что поделать. У нас и так некоторые девчонки, у которых есть молодые люди, приходят домой уставшие после тренировки и становятся к плите варить борщ. Хотя справедливее, как по мне, сказать: «Слушай, у меня две трени в день, либо варишь суп сам, либо делай “Дошик”», – заявила Левина.

Областной бюджет финансирует лишь отправку команды на выездные туры, закупку экипировки, аренду зала, тренировочные сборы. Деньги на зарплаты игрокам главный тренер ищет сам.

Воронеж тренер волейбольной команды женская команда

– Постоянно хожу и побираюсь, можно сказать. Есть компания, которая дает 60 тыс. в месяц, есть те, кто подкидывают по 10 тыс. Я в свободное время занимаюсь ремонтом автомобилей и вкладываю заработанное в команду. Мы всегда были беднейшими в каждой лиге, где бы ни играли, – заметил Джагинян. – Когда клуб только появился, игрокам негде было жить. И я подошел к жене: «Я должен пустить к нам двух игроков на две недели». Вы бы видели ее глаза! Она-то изначально не была в восторге от того, что я взялся за женскую команду. А тут две волейболистки превратились в четырех, а две недели – в полгода. Но гнев через какое-то время сменился на милость. Жена готовила еду на всех, возила девчат на тренировки. Члены семьи тешат себя надеждой, что это когда-то закончится. Сомневаюсь. Я только боюсь, что сам не вытяну. Тогда скажу: «Девчонки, я больше не могу». Эта мысль вызывает страх. Семью держит жена, меня целый день нет. Я взял на себя ответственность за команду, за людей, как оставлю это? Круглый год решаю проблемы игроков. Но победы как бальзам. Появляется драйв, и думаешь, что все не зря.