РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе с последними жителями. В центре нового выпуска спецпроекта – поселок Березовка Новохоперского района, где уже больше 35 лет никто не живет. Здесь можно встретить только 70-летнего пастуха, который с апреля по ноябрь пасет стадо овец и коз.

Березовка территориально относится к Коленовскому сельскому поселению, от которого находится примерно в 12 км. Чтобы добраться до поселка, надо съехать с асфальта, ведущего из Елань-Колена на Бутурлиновку, и около 3 км трястись по грунтовке.

О судьбе Березовки, своей малой родины, журналистам РИА «Воронеж» рассказал 64-летний пенсионер Александр Шевченко, живущий теперь в Рамонском районе. Александр Николаевич остался учиться в Воронеже после службы в армии, а своих родителей Николая Игнатьевича и Евдокию Кирилловну перевез в Рамонский район в 1978 году.

– Мы уезжали из Березовки предпоследними, – рассказал Александр Шевченко. – Стариков было уже боязно оставлять, поэтому они продали дом и переехали ко мне в Айдарово, где я уже осел к тому времени. Сейчас родителей нет в живых, а я собрал массу исторических фактов по истории нашего поселка.

В Березовку Шевченко приезжает раз в пару лет. Постоянных жителей в поселке давно нет.

По материалам, собранным Александром Шевченко в разные годы, вполне можно издать краеведческий сборник об истории Березовки. Поселок был основан в 1920 году на берегах речушки Паника (ударение на «и») переселенцами из соседнего Бутурлиновского района. В 1926 году тут было уже 30 хозяйств – около 170 жителей. Тогда в официальных документах это место называлось «поселок "Березовский " Елань-Коленовской волости Новохоперского уезда».

Здешний колхоз, носивший долгие годы название «Большевик», в 1974 году преобразовали в откормсовхоз «Дружба». Произошло укрупнение – мелкие фермы стали закрываться, а жители Березовки, в которой тогда было 93 двора и 440 жителей, начали уезжать в соседнее село Елань-Колено и в другие окрестные районы.

Родители Александра Николаевича познакомились в 1944 году, его мать Евдокия Кирилловна еще девчонкой приезжала в Березовку на сельхозработы из Елань-Колена, где родилась. Отец Александра, Николай Игнатьевич, был родом из соседнего села Васильевка Бутурлиновского района.

В детстве из-за красной рубашки, подаренной помещиком, на Николая напал хозяйский бык. Изрядно повалял по земле, повредил глаз и порвал сухожилие на ноге – она на всю жизнь осталась короче другой.

– Из-за всего этого батя так и не попал на фронт. Зато в колхозе считался не только передовым механизатором, но и искусным кулинаром – во время посевной и уборки его всегда отряжали готовить обеды для трактористов и комбайнеров, а о его борщах и оладьях до сих пор помнят старики. Еще он слыл лучшим сапожником во всей округе. Когда я перевез под Рамонь своих родителей, то сразу же мы продали наш дом. Его купил житель Елань-Колена, разобрал на бревна и перевез в свое село. Хорошо бы на него посмотреть, – рассказал Александр Шевченко.

Глава Коленовского сельского поселения Михаил Федюшкин – родственник Александра Николаевича – помог ему отыскать тот самый дом. С 1979 года он стоит на улице Песчаной. Его теперешний хозяин – 68-летний Александр Алтухов – удивился визиту Александра Шевченко, продавшего ему отчий дом за тысячу рублей 39 лет тому назад.

– Да вот он стоит, целехонек, – показал Алтухов, – собрал я его тогда сам, перевез, бревна пронумеровал и сложил за месяц, да только он с тех пор нежилой – по разным причинам мы в него так и не переехали, а ютимся в стареньком домике, который размером поменьше.

Александр Шевченко чуть не плакал, ощупывая знакомые бревна и дверные ручки, которые прикручивал еще его отец. «Вот в эту дверь я заходил, вот в это окно еще мальчишкой на облака любовался», – повторял Александр Николаевич.

До Березовки журналисты РИА «Воронеж» добрались на внедорожнике главы Коленовского сельского поселения Михаила Федюшкина – накануне в этих местах прошел ливень, дороги были практически непроезжими.

Сегодня от Березовки остались только остовы коровников и зданий машинного двора. Самый большой жилой дом поселка стоит на колесах и имеет вид тракторной тележки с подобием строительной бытовки наверху. Площадь единственной комнатки – порядка 14 кв. м, внутри стол, газовая плита, три спальных места. С середины весны до середины осени 70-летний Владимир Морозов, живущий в Елань-Колено, пасет в Березовке около 500 овец и коров, которых передают ему жители села.

Владимир Морозов – единственный в Воронежской области пастух с 54-летним стажем – всю жизнь работал в колхозе, а когда хозяйства не стало, начал пасти скот своих земляков. Весной он «запрягает» свой колесный трактор «Беларус» в кибитку и вывозит ее из Елань-Колена на пастбище в Березовку, а поздней осенью так же возвращается домой в село. Каждый день он проходит со своим стадом по округе 10-12 км.

– Помню Березовку, я же в этих местах всю жизнь овец с козами пас, всех тутошних жителей знаю как облупленных. С Сашкой Шевченко мы в одной школе учились, – рассказал Морозов журналистам РИА «Воронеж». – Домашний скот я пас чуть ли не с пяти лет, матушка мне все говорила: «Учись, сынок, а то так в пастухах всю жизнь проходишь!». Наша профессия – я работаю двое суток, потом еду домой в Елань-Колено, а меня сменяет напарник – умирающая. Раньше стадо было до 4 тыс. голов, сейчас 500 еле набирается. Хозяева платят мне по 100 рублей за голову скота, так и живем тут по полгода в Березовке, не даем умереть ей окончательно. В 1970-х годах я зарабатывал за сезон 6-7 тыс. рублей: у меня у первого в округе появились престижные в те годы «Жигули» третьей модели, я на них тогда свадьбы катал, а еще был импортный спортивный костюм. Профессия пастуха в те годы была доходной.

На двери единственного жилого дома Березовки висит с десяток подков, найденных Морозовым на месте бывшей колхозной кузницы. Под потолком в центре комнаты ласточки давно сделали гнездо и каждый год, не боясь человека, выводят там потомство.

У деревенского пастуха есть специальная тетрадка, где он зарисовывает метки на ушах животных – проколы или порезы, – которые ставят хозяева, отправляющие своих овец и коз на пастбище. Метки нужны для того, чтобы не спутать своих животных с чужими, забирая их домой поздней осенью.

Когда журналисты РИА «Воронеж» были в Березовке, за своей овцой приехал Виталий Глинкин с сыновьями. В гости приехала родня с Украины, и гостей надо было попотчевать шашлыком. Свою Белку хозяева нашли без труда, пастух Морозов мастерски поймал ее с помощью двухметрового отарка – длинной жерди с прикрепленной под углом деревяшкой на конце, которая легко захватывает за ногу бегущее животное.

Тем временем 60-летний уроженец Березовки Анатолий Белолипецкий, давно осевший в Калачеевском районе, узнал о приезде своего земляка Александра Шевченко и примчался повидать его.

– Толик, мы не виделись с тобой 38 лет! – закричал Александр Шевченко, увидев его издалека. – Ну, как ты? Рассказывай.

После этого Шевченко и Белолипецкий вместе с журналистами РИА «Воронеж» отправились бродить по поселку.

– Помнишь, тут кузница была, мы сюда еще мальчишками бегали, просили кузнеца разрешить нам качать меха – для нас это был праздник! А вот машинный двор, – перебивая друг друга, тараторили земляки. – Ого, а вот от гаража яма осталась. Колодцев наших поселковых уже нет. Там наши дома стояли, вон еще сады виднеются…

– Несколько лет назад ученики школы из Елань-Колена поставили со своими учителями в Березовке памятный знак в честь умершего поселка, но его кто-то украл на металлолом, – заметил Александр Шевченко. – Я мечтаю как-то более весомо увековечить свою родину – может, камень с табличкой положить в центре поселка. Хочу собрать по всей России земляков, встретиться здесь, накрыть столы. Хорошо, что пока в этих местах пасет свое стадо Володька Морозов. Пока он тут, поселок точно не умрет, и нам, его уроженцам, всегда будет куда приехать, чтобы вспомнить свою молодость.