РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта – о селе Пекшево Рамонского района, где постоянно живут девять человек.

Пекшево территориально относится к Карачунскому сельскому поселению и находится от его центра – села Карачун – примерно в 3 км. Асфальт проложен до самого центра села и доходит до главной местной достопримечательности – Богоявленской церкви. Она была построена в 1826 году, и сегодня от храма в разные стороны лучами расходятся две улицы – Центральная и Садовая.

Пекшево возникло в начале XVII века и тогда называлось «деревня Пекишевка», потом – село Богоявленское и Новобогоявленское. В 1858 году здесь насчитывалось 38 дворов, в 1900-м в селе жило порядка 600 человек, были кузница и две ветряные мельницы. В 70-х годах ХХ века здесь появился дачный поселок одного из воронежских промышленных предприятий, примерно на 120 домов.

– Сложилось так, что само Пекшево умирало, люди отсюда переезжали либо в Рамонь, либо в Воронеж. Они продавали дачникам свои дома, и теперь дачный поселок как бы поглотил само село. Зимовать тут остаются только местные жители, а начиная с апреля съезжаются дачники. Пекшево идет вдоль реки Воронеж, и эти места всегда привлекают людей, – пояснил журналистам РИА «Воронеж» глава Карачунского сельского поселения Вадим Щербаков.

Семья Климовых живет дальше всех от центра. Когда журналисты РИА «Воронеж» побывали в Пекшево, хозяин дома – 63-летний Валерий Климов – был на подледной рыбалке, его сын Александр отправился в один из магазинов Рамони, а дома осталась 61-летняя Светлана Климова.

– Это дом родителей моего мужа, – рассказала она. – Зданию более 100 лет, на потолке в зале даже остался крюк, где висела колыбель, в которой свекровь укачивала моего мужа, когда тот был еще младенцем. А три года назад мы сделали небольшую пристройку, на семью из трех человек вполне достаточно. Живем за счет наших пенсий, сын тоже получает ее по инвалидности, а в теплое время года муж постоянно занят на здешних дачах: кому деревья подрезает, кому сад спланирует, кому огород вскопает – хоть небольшая прибавка к пенсии выходит.

Светлана родом из Саратова. С будущим мужем она познакомилась в один из приездов в Пекшево – тогда она уже развелась с отцом своего маленького сына. В 1984 году она вышла замуж за Валерия Климова, дед которого был известным в Воронеже доктором.

– Я устроилась работать в участковую больницу в одно из соседних сел, муж трудился в колхозе. В середине 80-х здесь было 15 жилых дворов, а дачи только начинали строиться. А теперь нас, местных жителей, почти совсем не осталось, да и дачников в последние годы заметно поубавилось – некоторые горожане просто бросают свои домики, – посетовала Светлана Климова. – С продуктами проблем нет, мимо по асфальту ходит автобус до Рамони, да и автолавка иногда приезжает к церкви.

Супруг Светланы – не только рыбак и садовод, но и мастер по ремонту телевизоров. Этой работой он занимается в одной из комнат старой части дома. Там сохранились сотни видеокассет и переведенных наклеек на мебели – это тоже увлечения из молодости Валерия.

У Климовых примерно гектар земли, а также куры, утки и гуси. «Вожак» всей домашней птицы – гусь Тега.

Соседка Климовых, 79-летняя Нина Холодкова, живет с 55-летним сыном Виктором. У него нет ни жены, ни детей. Виктор часто болеет, а когда чувствует себя более или менее неплохо, подрабатывает у дачников.

– Мой муж Михаил Митрофанович, с которым мы всю жизнь проработали в совхозе, умер в 2005 году, сын детишек не нажил, вот вдвоем мы с ним и доживаем свой век, – сообщила Нина Холодкова. – Зимой у нас тишина, как на кладбище, зато летом шум-гам стоит! Раньше тут было 300 жилых дачных домиков, а теперь хорошо, если сотня осталась.

Прежде Холодковы держали скотину и птицу, сейчас обходятся без нее – Нине Михайловне уже тяжело, а хворый сын ей здесь не помощник. Виктор начал оформлять группу инвалидности, так что небольшая прибавка к бюджету Холодковых, судя по всему, не за горами.

Соседи Холодковых – 80-летний Иван Садчиков и 85-летняя Анна Смотракова – живут вместе уже 20 лет, не расписываясь. Со своим первым «мужем» Егором Анна Ивановна прожила вне брака 33 года. Детей так и не появилось.

– Невестой я так ни разу за всю жизнь и не была, – смеется пенсионерка. – Мой гражданский муж умер, и мы сошлись с Иваном.

– Я с первой женой давно в разводе, – рассказал Иван Садчиков. – Сын у меня в Воронеже, да только мы с ним особо не знаемся. Я в молодости много по стране помотался – работал на шахтах в Донбассе, потом «шоферил» в Воронеже, теперь вот доживаем свое тут, в глуши. Пробовали уезжать в село Комсомольское, что ближе к трассе М-4, думали, поближе к цивилизации получится, а там вышка сотовой связи прямо в центре стоит, и сразу самочувствие стало ухудшаться, так что пришлось возвращаться в Пекшево.

Раньше у стариков было три коровы, теперь остались только куры. Их домик можно узнать по нарисованным краской вокруг окон ставням, а еще по круглому термометру, у которого стерта шкала «плюса», но отчетливо сохранена шкала «минуса». Точную температуру за окном хозяева определяют на градуснике по только им известным приметам.

Александра и Николай Пилюгины живут напротив храма. Александра Никитовна – кто-то вроде сельского уличкома: односельчане просят ее доносить до главы поселения возникающие у них проблемы. С первенством 77-летней супруги в этом вопросе спокойно мирится ее муж, 81-летний Николай Иванович – бывший колхозный водитель.

У Пилюгиных двое детей, три внука и четыре правнука.

– Мы уезжали из Пекшево, 19 лет жили рядом с дочкой в Рамони, работали с мужем на элеваторе, сахзаводе, но все равно вернулись на родину, – рассказала корреспондентам РИА «Воронеж» Александра Никитовна. – У нас было громадное хозяйство – коровы, свиньи, птица, но теперь муж болеет, одна не потяну все это. В теплое время года мы с дедом копаемся в огороде, а зимой я целыми днями дома вышиваю гладью и крестом картины. Начинала шить еще девчонкой, с салфеток и подушек, а на старости лет дошла до картин.

Александра Пилюгина несколько лет назад получила звание «Почетный житель села Пекшево». За многовековую историю села она единственная, кто удостоился такой награды.

У Пилюгиной есть почетная грамота и широкая красная лента, которая надевается через плечо в редких торжественных случаях. Постоянная связь с главой поселения по любым возникающим вопросам – единственная льгота обладательницы этих атрибутов.

Когда журналисты РИА «Воронеж» были в доме Пилюгиных, к ним заехал сосед, дачник Анатолий Ушаков, которому хозяйка в качестве презента достала из своего трехметрового погреба несколько банок с соленьями.

– Дай Бог тебе здоровья, Никитовна! Ты у нас тут прямо как маяк на морском берегу, – обрадовался Анатолий.

Александра Пилюгина – ключница полуразрушенного в советское время Богоявленского храма, который расположен напротив ее дома. Несколько лет назад в нем начались реставрационные работы, внутрь сложили стройматериалы, а снаружи поставили железную дверь от воров.

– Восстанавливать церковь по большому счету некому, – пожаловалась Александра Никитовна. – Денег надо много, а у нас приход меньше десятка человек. А храм красивый и довольно редкой архитектуры. Пока он стоит, и мы – последние старики Пекшево – будем держаться!