Что такое футбольный клуб? Говоря современным языком, это бренд. Говоря несовременным – это традиции, воплощенные в игре. Еще это болельщики, которые хранят память о том, что было, и мечту о том, что будет. Футболисты, которые играют за болельщиков. Тренер, который превращает традиции в современность и помогает футболистам играть так, чтобы болельщики не видели разницы. Наконец, это президент, который обеспечивает нормальные условия для тех, кто играет, и тех, кто болеет.

Что такое сегодняшний «Факел»? Это задача - выйти в ФНЛ. Это болельщики, которые превратили ФНЛ в нечто сродни фетишу. Это футболисты, для которых выполнение или невыполнение задачи определит их карьерные перспективы – в Воронеже или где-то еще. Это президент, который ищет деньги и возможности для того, чтобы футболисты не разбежались до того, как задача будет решена.

Пожалуй, в нынешнем «Факеле» только тренер немного выбивается из этой схемы. Романтик Владимир Муханов пообещал играть в комбинационный и атакующий футбол и шел своим путем до последнего, не обращая внимания ни на ужасное качество полей зоны «Центр», ни на примитивную тактику соперников, так или иначе приносившую им успех. Противоречие между философией игры и грубой прагматичностью задачи и поставило наставника на грань увольнения.

Расставшись с главным тренером, президент клуба Евгений Севергин формально будет прав. Прошлый сезон показал, что отыграть за десяток весенних туров пять очков – задача отнюдь не тривиальная. Да и болельщики давно привыкли оценивать «Факел» по итоговому месту в таблице, а вовсе не по красоте игры, самоотверженности или количеству голевых моментов, упущенных из-за чистого нефарта – попаданий в штанги или перекладины.

Но с другой стороны, уволив Владимира Муханова, который едва ли не единственный в последнем десятилетии создал в Воронеже команду, узнаваемую по игровому рисунку, Евгений Севергин надолго отложит возможность превратить «Факел» в клуб, у которого есть какие-никакие, но традиции, которые можно назвать футбольными.

Пожалуй, президент клуба оказался в еще более сложной ситуации, чем главный тренер. Ведь руководитель сделал все, от него зависящее, чтобы обеспечить «Факелу» условия для повышения в классе: избыточное (как говорят в кулуарах, ведь открытая информация такого рода по-прежнему остается табу на просторах отечественной футбольной провинции) финансирование и приглашение игроков с опытом игры на высшем российском уровне. И теперь вынужден решать, что важнее: потраченные на решение задачи ресурсы или лицо, которое обрел «Факел» за минувшие полгода.

Трагизм ситуации заключается в том, что в игру «найди деньги под задачу» можно играть бесконечно – были бы деньги, а задача найдется всегда. Всегда можно будет отложить до лучших времен и создание традиций, и формирование инфраструктуры, и налаживание отношений с болельщиками, и воспитание игроков, для которых «Факел» будет родным домом, а не просто строчкой в истории карьеры.

Чтобы разорвать этот порочный круг, рано или поздно придется признать – есть вещи важнее задачи: спортивных дух, красота игры и верность принципам. Эти принципы не отменяют стремления быть лучшим, но именно они, а вовсе не очки в таблице западают в душу и остаются в памяти. Символом этого выбора является даже не сам Владимир Муханов, но его понимание того, как должна жить и развиваться команда. Можно расстаться с тренером, но сохранить верность заданному им вектору хотя бы на футбольном поле.

Впрочем, Евгений Севергин имеет возможность сделать и другой выбор. Можно каждый год делать новую ставку, набирая новых тренеров и новых футболистов. Можно войти в историю клуба как президент-добытчик, самоотверженно решавший сиюминутные задачи. Вероятно, это будет не самый яркий, но тоже достойный выбор, к которому болельщики отнесутся с уважением, если не сказать больше. Жаль только, что «Факел» снова и снова будет терять лицо, которое и так почти невозможно найти.