Любой мало-мальски значимый конфликт, происходящий в мире, рано или поздно становится поводом снять кино. Просто потому, что вооруженное противостояние уже дают сценаристу готовую фабулу: здесь наши, там не наши, наши воюют за разумное, доброе и вечное, чужие воплощают абсолютное зло или хотя бы продались за хрестоматийный чемодан с долларами. Речь тут даже не об «официальных войнах», которые переносить на экран сам Бог велел, а о инцидентах, которые, что называется, попадают на первые полосы лишь изредка и ненадолго. Войны наркокартелей в Латинской Америке, этнические конфликты в Боснии, гражданская война на Африканском роге, «контртеррористические операции» России на Кавказе и «война 08.08.08» в Осетии – это не только новости в ленте, но и фильмы. Зачем придумывать терминаторов и пришельцев, если террористы или боевики-революционеры вполне способны заменить их на экране.

Не избежали подобной участи и сомалийские пираты. Одним из первых африканских морских разбойников вывел на массовых экран Сильвестр Сталлоне в «Неудержимых I», ностальгической ленте для тех, кто бегал в видеосалоны смотреть «Коммандо» и «Рэмбо». Одетые в камуфляж накачанные негры выглядели как архетипические злодеи тех самых классических боевиков 80-х, а их национальную принадлежность выдавал лишь акцент. Если судить по трейлеру, «Капитан Филлипс» похож именно на такое кино.

Но это впечатление обманчиво. Фильмы, в которых режиссеры намеренно уходят от противостояния «свои-чужие» или делают его лишь поводом для более глубокого высказывания, встречаются куда реже, но цепляют намного сильнее блокбастеров. Одна из самых запоминающихся поп ыток получилась, на мой вкус, у Клинта Иствуда, который, подняв «Флаги наших отцов», написал «Письма с Иводзимы». Два фильма показывают одно сражение с двух сторон – и те, кто еще недавно выглядели как хорошие парни с соседней улицы, превращаются в страшную и безликую угрозу, воплощенный Ад на земле. Режиссер «Капитана Филлипса» Питер Гринграсс решил использовать тот же прием сразу, в первых десяти минутах фильма.

Сцена прощания капитана Филлипса с женой в США, и сцена выхода в море «капитана» Мусэ в Сомали – своеобразный эпиграф в фильму и едва ли не единственное социальное высказывание, сделанное прямым текстом, которое позволяет себе режиссер. В благополучной Америке звучит разговор о том, что молодому поколению приходится куда труднее пробиваться в жизни, чем их отцам: там, где раньше хватало трудолюбия, смекалки и упорства, теперь нужны документы об образовании и хорошие рекомендации. «Мир изменился» - эта фраза подходит в качестве слогана ничуть не хуже официального (и такого же двусмысленного, по большому счету) «Выжить любой ценой».

В забытом Богом уголке Африки мир изменился раньше. Рыбацкая деревушка, откуда родом антагонист Мусэ, давно превратилась в логово пиратов – изможденных, худых и одетых в обноски испуганных бедняков с автоматами Калашникова. Даже их корабль-база – утлое рыболовное суденышко, отжатое у настоящих рыбаков из Тайланда. Банда Мусэ, которую отправили в море местные рэкетиры, собиралась так же, как собирались за рыбой их деды, но цель у них крупнее, разумнее и может расплатиться долларами.

Предсказать развитие событий с того момента, как огромный сухогруз MaerskAlabama и лодки пиратов вышли в море, не составляет большого труда. Сомалийцы ищут корабль, достаточной большой, чтобы стать добычей, и расположенный достаточно далеко от других кораблей, чтобы помощь успела прийти вовремя. Американские моряки отрабатывают порядок действий в кризисных ситуациях, а при появлении захватчиков разыгрывают его, как по нотам. Даже военные хитрости, которые применяют два капитана, выглядят списанными с одного и того же учебника, и неудивительно, что лишь техническая неполадка на «Алабаме» позволяет пиратам взобраться на борт. Но и здесь Филлипс и Мусэ продолжают разыгрывать всю ту же предписанную обстоятельствами и инструкциями драму, в которой нет места человеческой инициативе. Точнее, инициатива здесь может быть только в том, чтобы дать волю сжатым где-то глубоко внутри эмоциям, а значит, она неминуемо ведет к поражению.

Капитан Филлипс скрывает местонахождение своей команды, капитан Мусэ раз за разом повторяет «Карашо! Все закончится карашо!» - это выглядит, как разученный танец, и лишь изредка проявляющееся у двух главных героев напряжение заставляет зрителей сопереживать обоим, а не оставаться сторонними наблюдателями с попкорном, как это часто происходит на сеансах боевиков. Собственно,ценен «Капитан Филлипс»именно этими едва заметными психологическими штрихами, отменно переданными и Томом Хэнксом (недаром лента может принести ему третьего «Оскара»), и начинающим актером африканского происхождения Бархадом Абди.

Да, в фильме будет еще чудесное спасение экипажа «Алабамы», чем-то напоминающее кое-какие эпизоды из «В осаде» со Стивеном Сигалом, и батальная сцена с участием пары эсминцев и авианосца, и неизменные штатовские спецназовцы (впрочем, у них тоже своя инструкция, и если кто-то в фильме и напоминает терминаторов, так это именно «морские котики»).

Но развязка наступает вовсе не после финальных выстрелов американских снайперов. Настоящая развязка – это кадры, на которых двух капитанов «отпускает», когда они оказываются выброшенными из привычной программы действий в вакуум окончательного решения своей судьбы. Для сомалийца это крах всех надежд, для американца – возвращение к свободе.

Но это свобода того жестокого изменившегося мира, в которым ты, конечно, можешь победить, действуя точно по инструкции, но соблюдение правил будет стоить тебе жесточайшего нервного срыва, единственным свидетелем которого станет медперсонал, работающий четко по протоколу. А выбора между соблюдением правил и их нарушением в этом мире уже давно не осталось.