В недалеком будущем в Лос-Анжелесе живет парень, который пишет письма за других людей: поздравляет бабушек с юбилеями, мужей и жен – с годовщинами и утешает страстных влюбленных, которым ненадолго пришлось разлучиться. Он живет в квартире с роскошным видом, по утрам пьет кофе и мучительно переживает расставание с женой. Жизнь Теодора меняется, когда он покупает новую операционную систему. Систему зовут Саманта. Она обладает интеллектом, чувством юмора и способностью развиваться, а в оригинале еще и разговаривает бархатистым голосом Скарлетт Йохансон, которую чуть было не номинировали за эту роль на Оскар. Тем, кто будут смотреть фильм в русском дубляже, остается представлять себе за кадром очаровательную блондинку. В кадре же на протяжении 90% фильма – один актер, который при этом мастерски удерживает зрительское внимание на протяжении всего фильма.

У Теодора с его операционкой есть кое-что общее: он хорошо знает своих клиентов, отдавших чувства на аутсорсинг, и может написать для их любимого человека такое письмо, которое тронет до слез, будет бережно храниться годами и передаваться внукам. В личной жизни Теодор печален, неуверен в себе, одинок. От прежних отношений у него остался вопрос: «Ну почему ты на меня злишься» и бесконечная жалость к себе, которого никто не любит и не понимает. Никто, кроме Саманты, в которую герой, разумеется, влюбляется.

Прозрение накрывает уже в первой половине фильма: проблема не в том, что гаджеты заменили нам реальное общение с реальными людьми, это мы сами предпочли сосредоточиться на себе и собственных переживаниях. В какой-то момент современному человеку показалось заманчивее создавать свой собственный, идеальный мир, чем пытаться найти себя в мире окружающем. Реальный мир появляется в фильме всего несколько раз и корежит своим несовершенством: полуголые люди на пляже, шумные переходы в метро, – все это так режет глаз и слух, что хочется немедленно отправить Вселенную на доработку, наложить инстаграммные фильтры и приятную музыку. Реальные люди, даже дистиллированные при помощи соцсетей, люди-функции и люди-фикции, также по-прежнему способны причинять дискомфорт: то бывшая жена скажет что-нибудь такое, от чего нельзя отмахнуться, то новая подружка вдруг некстати спросит: а не собираешься ли ты меня поматросить и бросить, и даже партнерша по виртуальному сексу в самый неподходящий момент может попросить о чем-то, к чему ты совсем не готов. Другое дело – новая операционка. Она тебя чувствует (точнее сказать, просчитывает), принимает таким, какой ты есть, она тобой интересуется и заботится о тебе даже лучше, чем ты сам. Как не влюбиться в такую?

Хотя герой и героиня «из разного теста», общество никак не мешает их любви, а где-то даже готово помочь – скажем, побороть такое препятствие, как отсутствие тела. Поэтому отношения развиваются свободно, как отношениями между двумя людьми, и по ходу Теодор демонстрирует все проявления эгоизма, которыми влюбленные обычно мучают своих возлюбленных: желание властвовать над мыслями и чувствами, полностью контролировать объект своей любви, ревность. При этом – нежелание связывать себя какими бы то ни было обязательствами и что-то отдавать взамен. Но осуждать героя не хочется – в конце концов, это так по-человечески. И главное, ее любовь делает его по-настоящему счастливым, помогает ему увидеть в себе то прекрасное, что в нем есть, и хоть немного самому полюбить себя.

В итоге оказывается, что операционной системе человеческое присуще не меньше, чем герою, и напоследок она дарит ему замечательное открытие. Глядеться в зеркало – не только приятная, но временами и очень полезная штука. Сложно иметь дело с кем-то, когда пока ты не разобрался с тараканами в собственной голове. Но рано или поздно придется выйти в реальный мир и начать общаться с реальными людьми. Пусть даже они не смогут полюбить тебя так сильно, как ты сам.