Со времени выхода на экраны первой части саги о похождениях Данилы Багрова прошло почти 20 лет. Малобюджетный (менее 100 тыс. долларов), снятый в период тяжелого застоя в отечественном кино фильм сделал Балабанова всенародно любимым режиссером. Трагически нелепо сгинул в Кармадонском ущелье исполнитель главной роли, нет в живых режиссера. А фильм нисколько не затерся, более того – сегодня в нем считывают новые смыслы и даже пророчества. Это примечательно еще и в свете того, что изначально «Брат» снимал Алексей Октябринович, по большей части с целью заработать денег на реализацию «Про уродов и людей» – эстетского полотна о порно и БДСМ в дореволюционной России.

Brother.jpg

Зритель, как и полагается, воспринимает «Брата» как феномен, законченный продукт, единственный в своем роде. Тем интереснее заглянуть в изначальный сценарий и обратить внимание на выпавшие из него куски.

– Ты пойми, брат, – сказал Виктор. – Это гад. Беспредельщик. Можешь заплатить, и будешь в его программе. Нет – [уходи подальше]. Почему, думаешь, там одна попса? Продюсеры их бобов нарубили и башляют этому козлу. А настоящие музыканты не могут. А реклама всем нужна. Ты часто видел там Гребенщикова, Кинчева или Бутусова? Может, Шевчука видел, а?

В окончательном варианте все проще и не столь душещипательно:

– А давай фирму откроем? – воскликнул Виктор.– «Братья Багровы».

– Что делать будем? – вопросительно глянул на брата Данила.

– Бизнес. Все, короче. Но есть один момент. Конкурент. Круглый.

Акулы шоу-бизнеса и другие рыбы.jpg

Если кто забыл, это эпизод, в котором киллер Виктор (в исполнении Сухорукова) раскручивает Данилу (Сергей Бодров) на то, чтобы он во второй раз сделал за него его «работу». Он безбожно врет. Тот самый программный директор, на которого он грешит, ни в чем таком не замечен. Напротив – большой друг всех рокеров. Эта тема подробно раскрывается в изначальном сценарии. Мотив клеветы успешно применен в «Кочегаре», 13-ой картине мэтра, где бандиты, привозя тела убиенных кочегару-якуту, оправдывались, что «это были очень плохие люди», что, как известно смотревшим картину, далеко не всегда соответствовало истине.

Оказывается, у Светланы (водитель трамвая, возлюбленная Данилы в исполнении Светланы Письмиченко), в изначальном сценарии была прописана тяга к сладострастным телесным мукам. То есть побои, приписываемые мужу, могли иметь изначально и другое происхождение. Здесь отразились грезы режиссера о еще не снятом на тот момент «Про уродов и людей». Кстати, балабановский фильм про S&M попал в видеотеку Дженезиса Пи Орриджа, известного оригинала и трансгрессора.

1.

Данила достал с полки альбом, открыл его. Там тоже оказались только фотографии истязаний. Следующий содержал живописные разных времен иллюстрации к произведениям де Сада.

Он посмотрел на большую собачью будку в углу комнаты, потом на фото женщины в будке. В шкафу он нашел кожаный ошейник с цепью и многохвостную плетку».

Щелкнул замок, и она вошла. Данила сидел на полу, окруженный альбомами и всевозможными странными предметами туалета из черной кожи.

— У тебя нет мужа, — тихо сказал он и посмотрел ей в глаза.

Она растерялась:

— Понимаешь, Данила. Это игра. Это как игра. Мы все играем во что-нибудь. Придумываем. Вот так и здесь, — говоря, она присела к нему. — Вот ты во что любил играть в детстве?

— В хоккей. — Он смотрел ей прямо в глаза.

2.

Еще в коридоре он услышал ее стоны и мужское рычание. Голая Света в черном ошейнике висела, привязанная цепью за руки.

Мужчина первым заметил Данилу.

– Что? – крикнул он. – Что надо? Ты как вошел? Я милицию вызову сейчас. Ну-ка иди…

Он осекся, когда Данила достал из-под куртки обрез.

– Нет. Не надо! Не надо, брат. Она сама это. Это добровольно, брат. Не надо!

– Не брат ты мне, – тихо сказал Данила и разрядил оба ствола.

Выстрел слился с ее отчаянным криком:

– Ааааааа! – Подтянувшись на руках, она безвольно повисла, хотя ноги и доставали до пола.

Наличие в фильме претящих общественной морали излишеств нисколько бы не снизило градус народной любви к фильму. Данила-то – против!

Сцена разговора Данилы и Кэт.

Орала «Нирвана». 

– О чем они поют? – спросил он.

– А тебе не [все равно]? Кайфово же поют.

– Мне не нравится.

– Он от «Наутилусов» прется, – пояснила она подружке и постучала себя по лбу.

Как мы помним по фильму, в клубе, куда Данила пошел с Кэт, играл евродэнс в лице группы E-rotic. В изначальном сценарии лупит рейв (один из символов 90-х), а высокодуховная беседа происходит под аккорды «Нирваны» (икона поколения X). Таким образом, конфликт поколений и вкусов несколько упростился по сравнению со сценарным вариантом и свелся к оппозиции «рок – попса», а точнее «наше – не наше». А ведь мог бы благодарный зритель стать свидетелем того, как Данила (носитель консервативных взглядов) пестует истрепавшийся и поднадоевший порядком русский рок в ущерб относительно свежему потоку гранджа (а иже с ним – брит-попа, шугейза, да и вообще – «не по русски поют. А вдруг они на Россию ругаются?). Время (и смерть) расставило все по местам – что Данила (Сергей), что Курт – культовые фигуры. И в равной степени мифические (и трагические).

Во второй половине фильма Виктор уговаривает Данилу пойти вместо него «на дело». Данила соглашается, но, чуя неладное, играет свою игру. Вместе с двумя киллерами они вламываются в одну квартиру, где и ждут «клиента». В то время как этажом выше полным ходом идет рок-пати, в котором участвует энная часть представителей свердловского рока (Бутусов, Настя Полева, Егор Белкин и другие), а иже с ними и Чиграков (Чиж &Co). 

Бутусо и Бодров.jpg

В сценарии был прописан еще Борис Гребенщиков. И изначально гулянка должна была происходить в той же квартире, где засели бандиты. Таким образом, звезды подвергались по сценарию реальной опасности. А Данила их как бы спас.

– Борис, – сказал Гребенщиков.

– Привет, – сказал Бутусов.

Остальные что-то говорили, но он не слышал. Многих он узнал по фотографиям, многих не узнал. Кто-то сунул ему пакет с бутылками.

– Поставь в холодильник.

– Ботинки снимайте! – крикнул Иван. – А то Степа повесится.

– Сюда проходите! – позвал Данила и открыл дверь в гостиную.

Бутусов по-хозяйски присел к музыкальному центру, выбрал СD и поставил.

– Тащи стаканы, чего стоишь? – крикнул Иван.

Настя уже доставала что-то из холодильника. Данила принялся суетливо рыться по ящикам.

Когда грохнула музыка, шишкоголовый бандит вздрогнул и прошел к двери, держа наготове пистолет:

– Вот, [черт], попали, – сказал он и истерично заходил по комнате.


Сценарий взят из книги «Брат, Брат 2 и другие фильмы», АСТ, Астрель-СПб, 2005. – 560 с.