Очень хотелось о многих «боссах в юбке на съемочной площадке» (см. предыдущий материал) рассказать, но задача эта трудновыполнимая. Начинаешь понимать, что это отдельная планета, когда погружаешься в материал и узнаешь о Эллисон Андерс (снимала, в частности, одну из новелл в антологии «Четыре комнаты», где приняли участие Родригес и Тарантино), о Алис Ги, снявшей в 1906 году одно из первых эпических полотен о Христе (33 минуты – по тем меркам вполне), Наоми Кавасе, втащившей съемочную камеру в сферу собственных семейных отношений. И есть только два выхода: собрать исследовательскую группу и изучать только эту планету, либо никак не выделять фильмы женщин-режиссеров из общего киномассива, чтоб на общих началах, как говорится. И все равно найдутся такие как Кира Муратова (о ней я писать пока не готов), которые выбиваются из любых рамок и любая планета им – чужая. Сегодняшняя подборка невелика, но тема интересная. Когда женщина выбирает сферой исследования, казалось бы, сугубо мужские темы.

«Пацаны»

Пацаны.jpg

Режиссер: Динара Асанова

Год: 1983

Страна: СССР

Динаре Асановой выпала не очень длинная земная жизнь, но максимально осознанная и плодотворная творческая. После окончания школы она, наотрез отказавшись от предложения матери «получить надежную» профессию, пришла на студию «Казахфильм» с просьбой принять ее хотя бы в качестве уборщицы. Ей доверили заведовать реквизитом, потом взяли в съемочную группу фильма «Зной» Ларисы Шепитько. Затем Динара поступила во ВГИК на режиссерский, в мастерскую Александра Столпера и Михаила Ромма. Довольно рано выработала свой творческий почерк, сочетающий в себе элементы документалистики и художественного кино. Темы ее фильмов также оставалась неизменной: одиночество, отчуждение, инаковость, семейные проблемы, отсутствие взаимопонимания между людьми.

Динара Асанова.jpg
Динара Асанова

«Пацаны» – зрелая работа, снятая Динарой за два года до смерти, где главные роли исполнили Валерий Приемыхов (одна из лучших ролей, а внешне здесь он чем-то похож на Ван Дамма), постоянная ее актриса Ольга Машная, а также сын Асановой – Анвар (к сожалению, после смерти матери, ушел из кино). В фильме рассказывается о трудовом исправительном лагере для трудных подростков. Эти слова вызывают известные ассоциации, и читатель, наверное, предчувствует «чернуху», что не соответствует действительности. Если бы у фильма был слоган (на современный манер), он бы звучал так: «В жизни каждого пацана должен быть хотя бы один взрослый, которого можно было бы назвать на “ты”». Начинается с документальной (или может – мокьюментальной) вставки в виде интервью с юными правонарушителями. Потом мы видим главного героя, тщедушного и ощетинившегося против «Мира взрослых» мальчишку, которого судят за воровство. Герой Приемыхова (тот самый «взрослый, которого можно называть на “ты”») берет его на поруки и везет с собой в трудовой лагерь, на поверку оказывающийся , условно говоря, бесплатной школой духовного и физического самосовершенствования. Столкновение разных взглядов на жизнь, разных подходов (у главного героя есть педагог-антипод), помноженное на внутренние проблемы каждого, не позволяет сюжету провисать, делая повествование максимально динамичным. Музыкальные вставки (самодеятельное исполнение пацанами песен разных советских ВИА) нисколько не мешают, а, напротив, придают колорит и нужную тональность. Хорошее нетенденциозное кино о жизни.

«Хорошая работа» (Beau travail)

Хорошая работа.jpg

Режиссер: Клер Дени

Год: 1999

Страна: Франция

Французские колонии в Африке стали для Клер Дени примерно тем же, чем была Британская Индия для Киплинга. А может даже чем-то большим. Свой первый полнометражный она сняла в зрелом возрасте, до того успев поработать ассистентом у самых разных режиссеров, в том числе у Душана Макавеева, Жака Риветта, Джима Джармуша и Вима Вендерса. Во время учебы в киношколе не подавала особых надежд. Но именно автобиографическая драма «Шоколад», действие которой происходит в Африке, был номинирован на премию МКФ за лучший режиссерский дебют. Не киношкола сделала ее беззаветно влюбленной в кино, а окольные географические и эстетические поиски. Ее иногда сравнивают с Лени Риффеншталь, делая поправку на то, что фильмы Клер Дени лишены сверхчеловеческого пафоса.

Клер Дени.jpg
Клер Дени

«Хорошая работа» – пятый по счету фильм режиссера. Действие происходит в Африке, в Иностранном легионе. Одну из главных ролей исполнил Дэни Лаван, известный нам по фильмам Леоса Карракса. На фоне ежедневных изнуряющих тренировок и вечерних «отрывов» легионеров в ночных клубах с местными красотками разворачивается человеческая драма (музыка из оперы Бенджамина Бриттена хорошо дополняет). Темы боязни старости (и немощности) и ревности, боязни потерять статус number one в глазах командира, а как следствие – страх утраты доверия и уважения. Основное действие показано ретроспективно, где герой Дени Лавана, изгнанный из «прайда» Иностранного легиона, с болью в сердце, переживает и пережевывает этот разрыв, уже пребывая «на гражданке». Картина отнюдь не манит экшн-сценами, напротив – на 80% она состоит из повседневной рутины, подробностей военного быта и неспешных красот Африки, где весь легион без исключения – «посторонние». Не зря эту экранизацию повести Мелвилла сравнивают с произведениями Камю и Сартра. Клер Дени удалось нечто большее, чем просто показать военные будни, отчужденность и привязанность к авторитетам. Ей удалось показать извечную беспомощность человека, «вернувшегося с войны» (об этом мы читали еще у Ремарка в «Возвращении»), через призму теории Эриха Фромма, изложенной в работе «Бегство от свободы», (по крайней мере мне так видится) об индивидуализации человека через ряд разрывов с матерью (от выхода из утробы на белый свет до болезненного вырабатывания собственного мнения). И пистолет, лежащий на пупке у героя Лавана – единственное, что осталось от службы помимо воспоминаний. И он очень напоминает остатки пуповины.

Завершить вышесказанное хочется цитатой из одного интервью Андрея Тарковского-младшего из книги Паола Педиконе и Александра Лаврина «Тарковские. Отец и сын в зеркале судьбы»:
«У женщин поразительная интуиция. Иногда мне с ними трудно найти общий язык, порой кажется, что они поверхностны, но это не так, на самом деле они знают жизнь, а мне этого не хватает. Мы, мужчины, воображаем жизнь, женщина ее знает. Это касается не только быта, но и разных видов искусства… <…>. Мы, мужчины, вечно рассеянны, в то время, как жизнь реальна в каждое мгновение, и женщина об этом не забывает».