«Люблю возвращаться в молодость. Взять хотя бы «Мертвые души». Такое впечатление, что все эти люди никуда не делись и сегодня живут среди нас». Эту фразу произнес глава региона Алексей Гордеев, отвечая на вопрос журналистов о своем круге чтения. Специально ли, или так получилось, но встреча Алексея Гордеева с редакторами и журналистами воронежских СМИ была в основном посвящена разговору о людях – о кадровых назначениях, стимулировании управленческого труда, просто об интересных личностях. И это закономерно. На фоне оскудевшего притока инвестиций все важнее становится для нас человеческий потенциал. Ресурс поистине неисчерпаемый и, возможно, наш главный резерв развития на ближайшие годы.

При всех растущих рейтингах Воронежской области качество работы государственных и муниципальных структур, заметил губернатор, пока далеко от лучших мировых практик. Гордеев по этому поводу рассказал про новые системы оценки эффективности и стимулирования работы чиновников. Однако в параллельной теме мимоходом прозвучало слово, которое я бы назвал ключевым для всей встречи – жлобство.

Это слово, которое не признают академические словари и не одобряют классные руководительницы, начертано на уникальном бронзовом стуле, стоящем в скверике за домом правительства. Стул был и остается уникальным предметом городского интерьера. Ни один губернатор не решился скопировать инсталляцию или сделать что-нибудь подобное в своем алтаре региональной власти.

Но, если рассуждать диалектически: разве стул появился у нас благодаря мифу о воронежском жлобстве? Нет, жлобство порождает лишь жлобство. А стул появился потому, что именно у нас был такой самобытный, изобретательный, светлый художник – Саша Ножкин.

И наш Центр защиты прав СМИ стал объектом образцовой порки не потому, что он самый скандальный, а потому что самый влиятельный среди аналогичных организаций страны. То есть, опять-таки благодаря человеческому ресурсу – неутомимой, умной, честной Галине Араповой. И Гордеев вступился за нее. Чиновников раскритиковал, а за «иностранного агента» – вступился.

Раньше тема руководителя региональной культуры не была такой чувствительной для воронежцев. Кого поставят – того и поставят. Гордеев мог бы сделать так же. Однако за годы своего губернаторства он постоянно поднимал планку требований перед ведомством – и, в конце концов, сам себя поставил в затруднительное положение. Очень немногие могут соответствовать заявленному уровню задач. Но значит ли это, что мы должны снизить планку, лишь бы больше людей оказались в «коротком списке»?

«От жлобства нужно избавляться», – обратился губернатор к плюшкиным и коробочкам, которые вчера радовались новой объездной дороге, а сегодня готовы бунт поднимать, лишь бы не платить 35 рублей.

При этом губернатор прекрасно осознавал, как непопулярен его призыв. Так же как и утверждение о бессмысленности регулирования цен на сельхозпродукты. Однако требовать, чтобы завтра хлеб стоил 16 копеек, а водка – 3, 62 рублей– жлобство. И «тихой сапой» передать в регионы полномочия по пригородным перевозкам и не обеспечить маневр финансами – тоже жлобство.

В общем, Гордеев сказал достаточно, чтобы навлечь на себя неудовольствие и рядовых жителей, и федеральных властей. И продемонстрировал свой ресурс – смелость, совесть, нестандартность мышления руководителя.

К стулу в скверике я люблю приходить после долгого хождения по шумным площадкам Дня города. Если хорошая погода, стул особенно эффектно смотрится в окружении краснеющих листьев. Одно только смущает. Даже в многолюдный праздник очередей посидеть на нем не наблюдается. Вот если бы там было написано, что стул помогает в делах любви, уверен, бронзовое ложе отполировали бы до зеркального блеска.