Неоднозначный законопроект «О похоронном деле в Российской Федерации …» был опубликован еще в октябре прошлого года, но почему-то тогда не вызвал бурного обсуждения общественности. То ли народ был занят мыслями об еще более вечном – о соотношении рубля и доллара, – то ли кому-то захотелось испытать очередную реформу на прочность.

И это удалось! Вот некоторые из более-менее сдержанных отзывов на простенькую хроникальную информацию: «Гнусное предложение минстроя! …» , «Я думаю, любой нормальный, тем более православный человек выступит против такого идиотского предложения…», «Только попробуйте, неумытые министры, внести этот законопроект в думу…»

Ну, как-то так. А ведь в законопроекте много давно назревших, бесспорно правильных решений, направленных, в частности, против кладбищенских кланов – самой бессмертной из бессмертных мафий. Законопроект вводит лицензирование на основные виды ритуальных услуг, ответственность за нарушения в области похоронного дела. И грозит искоренить великое и повсеместное безобразие – когда медики сообщают ритуальным агентам о смерти пациента и торг начинается вокруг еще не остывшего тела. А вопросы управления погостами переводятся с муниципального на региональный уровень, так как муниципалы просто не в состоянии противостоять произволу рейдеров.

Против всего этого никто не возражает. Лишь одно, казалось бы, невинное положение законопроекта вызвало протесты – о возможности повторного использования места захоронения – причем не ранее чем через 20 лет и строго при условии признания захоронения брошенным.

Все-таки мы, россияне, самые богатые люди на планете. Только в России с лихих 90-х годов действует норма о предоставлении места на кладбище в вечное пользование. Когда в стране запустение и дать народу нечего, что ему дают? Правильно, новые гражданские права! Но у нас в довесок к правам дали нечто большее: вечность. Роскошь, гарантированную бесконечностью русских пространств.

Но не прошло и 20 лет, как выяснилось ,что время – понятие абсолютное, а пространство – все-таки относительное. Одному Воронежу ежегодно необходимо более 7 га земли для организации новых захоронений. Как бурно ни растет продолжительность жизни, а 14 тыс. покойников стабильно каждый год поступают на городские кладбища. И так же стабильно мы слышим о 100-процентной заполненности воронежских погостов. А где дефицит, там…ну, не воронежцам рассказывать, что там начинается.

Мне, увы, приходилось участвовать в похоронных ритуалах и в прошлом, и в нынешнем веке. И раз от разу проносить гроб к свежей могиле становилось труднее: люди расширяли площадь оградок, захватывая все больше и больше земли для своих покойников, почти не оставляя проходов для новых процессий. Когда пришлось в очередной поднять тяжелую домину на вытянутых руках и, раздирая одежду об острые прутья оградок, протискиваться вперед, когда мелькнула грешная мысль – не остаться бы самому на этом кладбище, – я прохрипел: «Не, мужики, с этим надо что-то делать!».

Так я предвосхитил основную идею минстроевского законопроекта лет на 15.

Слабые попытки привить россиянам культуру кремации ни к чему не привели. Напротив, древние обычаи обогащаются новыми, порой вовсе нехристианскими традициями, и батюшки со смешанным чувством наблюдают, как народ на Пасху идет с жертвоприношениями мимо церкви к пышно расцветающему погосту – прямиком к языческому культу предков.

В Европе на четырех квадратных метрах муниципального кладбища хоронят в среднем одного покойника раз в 10 лет. В России цикл и раньше был в десять раз больше, а теперь – в десять миллионов по десять миллионов раз. И ну-ка отними, что называется! Никто не верит в то, что дело ограничится заброшенными участками и 20 годами ожидания. Потому что веры нет ни одному человеку из этой сферы, где теневой оборот заброшенных участков существует и сейчас – при полном его запрете!

Нужен не просто закон, а комплексная реформа, типа полицейской, только в сто раз радикальнее, чтобы полностью изменились люди, которые кормятся с нашей скорби, чтобы граждане убедились: проводы родственника в последний путь – это не череда вымогательств и поборов, а хорошо организованный, честный, тактичный, сдержанный, грустный, но светлый ритуал.

Впрочем, есть и более реалистичный путь: изобрести эликсир бессмертия.

P.S. Изучая тему, с удивлением узнал, что закон 1996 года гарантирует бесплатное погребение – оформление документов, предоставление и доставку гроба, перевозку умершего на кладбище и собственно погребение или даже кремацию.

Если ритуальщику показать этот пункт закона, он даже не поймет, о чем речь. Но никто не судится, не скандалит – не принято у нас суетиться у порога иного мира.