Интервью РИА «Воронеж». Светлана Яковлева о шансах взыскать алименты и отцах

Пять профессиональных выводов заместителя главного судебного пристава области.

Михаил Кирьянов

Ежегодно денежное обеспечение около 20 тыс. детей зависит от работы судебных приставов Воронежской области. Как регуправление ФССП заставляет платить алименты, почему служба перестала арестовывать домашних питомцев алиментщиков и публиковать баннеры с лицами детей, заместитель главного судебного пристава по области Светлана Яковлева рассказала обозревателю РИА «Воронеж» к Международному дню отца, который празднуют 18 июня.

Вывод №1 «Уголовная ответственность не помогает вернуть долги»

– У кого самые большие задолженности по алиментам? У люмпенов. Они не работают и не платят. Что с ним можно сделать? Сначала мы их привлекаем к административной ответственности. Это арест от 10 до 15 суток, либо обязательные работы – до 150 часов, либо штраф 20 тыс. рублей. Должники, как правило, метут-убирают улицы. Сейчас у нас в БСМП трудятся около десяти алиментщиков.

После обязательных работ, а тем более, если отсидят 15 суток, очень многие бегут устраиваться на работу. Один из пяти после возбуждения «административного» дела погашает долги.

Уголовное же преследование – это последняя возможность достучаться до человека. И она, как правило, все реже приводит к результату. В 2017 году в отношении должников по алиментов в Воронежской области возбудили около 500 уголовных дел. Приблизительно столько же и в другие годы.

Злостные алиментщики отсидят свои несколько месяцев в колонии-поселении и возвращаются назад. Как не платили свои алименты, так и не платят. Возможно, такое наказание и может принести моральное удовлетворение их бывшим «вторым половинам». Миллионные долги могут висеть до самой смерти.
Светлана Яковлева

В нашей области есть около 150 совсем уж пропащих алиментщиков, которых вообще ничего не берет. Среди них встречаются и женщины. Кстати, порядка 10% тех, кто игнорирует свой родительский долг, – именно матери.

Бывают случаи, когда должники отказываются платить алименты, утверждая, что ребенок не их. Такой случай был в Коминтерновском районе. Размер задолженности за долгие годы вырос до 5 млн рублей! Мужчина, наконец, согласился сделать экспертизу на отцовство. Та показала, что отец все-таки он. Платит теперь. Правда, через суд ему удалось в разы снизить сумму долга – до 400 тыс. рублей.

Вывод №2 «Быть безработным – "дорогое удовольствие" для алиментщика»

– Сейчас кризис, многие лишились работы, стало больше людей, которые объективно не могут помогать своим детям. Для неработающих должников мы определяем сумму алиментов, исходя из средней зарплаты по стране. А она очень существенная – 35 тыс. рублей в месяц. Половину или даже четверть от этой суммы осилит и не каждый работающий. Поэтому должник заинтересован устроиться на любую работу, тогда задолженность будет определяться из его реальной зарплаты, которая может быть и 10 тыс., и 15 тыс. рублей в месяц. Ничто не мешает человеку стать на биржу труда. Тогда суммы вычетов будут из пособий по безработице – около 500 рублей в месяц.

Самая распространенная сумма алиментов, которую получают воронежские взыскатели (5-6 тыс. рублей в месяц) – ниже прожиточного минимума. Случаются, правда, и 100-тысячные выплаты, но это редкость.
Светлана Яковлева

В Центральном районе Воронежа был случай: очень известный бизнесмен (не буду называть фамилию, скажу только, что против него недавно возбудили уголовное дело не по нашей части) заключил с женой нотариальное соглашение, что будет платить ребенку по 100 тыс. рублей в месяц. Сначала платил, а потом вдруг стал что-то «мудрить». Женщина обратилась за помощью к нам. Пришлось поискать его спрятанное имущество. Нашли. Теперь мужчина исправно платит.

Вывод №3 «Вмешивать в семейные дела правоохранителей – последнее дело»

– В последнее время все больше отцов стали бороться за свои права. К примеру, матери против общения отца с ребенком, и отцы идут в суд. Там добиваются мирового соглашения, чтобы иметь возможность общаться. А матери опять чинят препятствия. Тогда отцы обращаются к нам. К слову, если один из родителей отказывает в законном праве во встрече с ребенком, его штрафуют на 1,5 тыс. рублей.

Это возросшее число обращений отцов в суд я связываю с отсутствием здравого смысла у женщин. Может ли судебный пристав обеспечить нормальное общение с ребенком? Малыш боится человека в форме. Кроме пристава, на свидании с родителем есть еще и понятые. Толпа народа. Пристав составляет протокол. Между мамой и папой искры летят. Какое может быть общение в такой обстановке? Я думаю, что людьми часто движет месть, желание насолить и испортить жизнь друг другу, а не пообщаться с ребенком.

Бывают случаи, когда дети категорически не хотят встречаться со своими родителями. В одном из районов области ребенок не хочет общаться с мамой, хотя по суду она имеет на это право. Но чаще, конечно, дети отворачиваются от отцов. Был случай – от бабушки. В Воронежской области три таких случая.

Приставу очень трудно работать в таких ситуациях. Ему приходится быть психологом, разнимать распалившихся родителей, влезать в эти семейные дрязги. А вообще я считаю, втягивать в решение своих семейных конфликтов правоохранительные органы – последнее дело. Добиться нормальных отношений все равно не получится.

Вывод №4 «Не всякое творчество в деле пристава приносит пользу»

– Раньше была популярна такая мера – портреты должников вешали на видные места. Сейчас мы от этого отказались – это оценено обществом, как нарушение прав. Портреты должников, которые находятся в розыске, публикуем лишь на своих сайтах. Таких у нас около 500 человек – 3% от общего числа.

Года три назад мы с согласия родителей делали баннеры с изображением ребенка со словами: «Папа, заплати долги!». Но мамы перестали давать такие снимки. Видимо, на их взгляд, это было стыдно. Кроме того, вероятно, эта мера не принесло результата.

Несколько лет назад мы вместе с имуществом арестовывали у должников и их домашних питомцев. В Воронеже был случай, когда арестовывали породистых котов. Составили акт их описи. Правда, до изъятия дело не дошло, в течение десяти дней долг был погашен. С некоторых пор мы животных не арестовываем – это очень хлопотно, их трудно содержать.

А вот использование в работе пристава интернета и других средств связи помогает. Искать должников через соцсети эффективно. Ведь теперь мало кого нет в «Одноклассниках» или Facebook.

KIR_4837.jpg

Вывод №5 «Большинству алиментщиков есть что терять, а значит, приставам есть за что бороться»

– С января 2016 года начал действовать закон об ограничении спецправ должников. Мало кто верил, что этот закон поможет. Говорили: у большинства должников нет никаких прав, чего им терять? Оказалось, есть! За 2017 год почти 2,5 тыс. должников региона были ограничены в спецправах и 266 должников погасили задолженность на сумму 32,9 млн рублей. Всего за полгода. Это прорыв.

У нас есть и другие «рычаги». В 2017 году 4,2 тыс. должников по алиментам ограничили в праве выезда заграницу. Общая сумма их задолженности была 652 млн рублей. Мы ограничиваем тех, чья задолженность выше 10 тыс. рублей.

Думаете, кризис повлиял на число желающих побывать заграницей? Ничуть. Просто немного изменилось направление. Теперь чаще ездят в Узбекистан, Армению, Грузию – это ведь тоже заграница. И в Турцию. Там же отдохнуть дешевле, чем в Крыму. На этих майских праздниках мы дежурили круглосуточно, когда народ массово отправился отдыхать. Тогда 20 воронежцев экстренно погасили свои долги.
Светлана Яковлева

В Воронежской области на сегодня лишь с половины должников удалось взыскать алименты. В районах области дело обстоит сложнее, поскольку там труднее найти работу. Бывает, что разведенные супруги живут вместе, и пристав приходит описывать имущество должника, которое может принадлежать и его бывшей супруге.

Если у вас возникли вопросы по исполнению судебных решений о взыскании алиментов, справку можно получить по номеру телефона УФССП России по Воронежской области 8 (773) 269 98 01.

Яндекс.Метрика